Принята в ТО ДАР в ноябре-декабре 2022. Анастасия Ремхо

Автор :
Опубликовано в: Новости ГлавЛита

АНКЕТА ПОСТУПАЮЩЕГО В ТО ДАР

1) Ремхо Анастасия. Москва.

2) Московский Государственный Лингвистический Университет им. Мориса Тореза,

Международные отношения.

3)

4) 

5) Две публикации в журнале "Радуга" ( р. Коми)  и три публикации в журнале "Простокваша" (г. Волгоград). Два рассказа были отобраны для ТВ программы "Тайны сказок с Анной Ковальчук".

6)

7) Хобби: плавание и велосипед. Люблю горы и осень.

8) Я могу:

        д) Наладить связи с администрацией своего города, области, для участия в фестивалях, писательских десантах, благотворительных акциях, подготовке тематических сборников.

        е) Наладить связь с детскими садами, библиотеками в своей области или городе, для закупки в библиотеки, в ДУ, в детские дома наших книг, нашего журнала «Аватарка».

Я сейчас веду литературный кружок в библиотеке № 259 г. Московский (Москва).

ав

 

Кашалоты

У меня есть сестра.

Сегодня мама рассказала, что у меня есть сестра. Двоюродная сестра. Я рад. Очень рад! Хотя я всегда мечтал о брате, но сестра тоже хорошо. Её зовут Катя, и она всего на год младше меня. Катя и её родители живут очень далеко. Однажды я видел Катю, когда был маленьким. Но сейчас я этого не помню.

Мама говорит, что мы скоро поедем к ним в гости. То есть полетим к ним в гости. На самолёте! Ура!

 

Подарок.

Я готовлюсь к поездке. Как взрослый, взрослые всегда ко всему готовятся. Поэтому я взял лист бумаги и начал рисовать океан. А в нём кита, медуз и двух кашалотиков. А ещё я нарисовал корабль. Огромный такой корабль с парусом и флажками. Хочу подарить рисунок Кате. Думаю, она будет рада. Мама, например, всегда радуется, когда я ей рисунки дарю. И бабушка с дедушкой тоже.

Вот, и готово. Я кладу рисунок в рюкзак и ищу, чтобы ещё взять с собой? Мы ведь завтра летим к моей сестре. И я хочу показать ей что-нибудь интересное. О! Бинокль! Я покажу Кате мой настоящий бинокль!

 

А что она умеет?

— Сынок, — говорит мама и присаживается передо мной на корточки. — Мне нужно тебе кое-что сказать. — Мама смотрит мне в глаза и молчит.

— Что? — мне не терпится узнать.

— Твоя сестра Катя. Понимаешь, она особенная. Она особенная девочка. Она не умеет ходить.

— А бегать она умеет? Я хочу поиграть с ней в догонялки.

— Нет, сынок, бегать она тоже не умеет. И прыгать. И даже говорить.

— И говорить? А как мы будем с ней играть?

Мама берёт меня за руку и ведёт к полке с моими книжками.

— Может, ты возьмёшь одну из своих книжек? И будешь показывать картинки Кате?

У мамы звонит телефон, и она уходит на кухню. А я смотрю на книжки. Какую же выбрать для Кати? Я беру книгу про подводный мир.  Мне мама вчера купила. Это книжка с окошками — открываешь такое окошко, а там рыбка или скат, или медуза.  Кате точно понравится.

Я кладу книжку в рюкзак и думаю, если Катя не умеет бегать, прыгать, ходить и говорить, то, что она всё-таки умеет?

Секретный язык.

Мы идём на остановку, чтобы сесть в автобус до аэропорта. Мама катит чемодан на колёсах. А у меня за спиной рюкзак, а в нём бинокль стучит по книжке. БУМ-БУМ-БУМ. Я думаю о сестре. Интересно, а она какая? Есть ли у неё  как у меня веснушки на лице? И любит ли она блины? А понравится ли ей мой рисунок и книжка?

— Мама, а почему Катя не умеет ходить и говорить? — спрашиваю я. — Её, что, никто не учил?

— Катин организм не может вырабатывать одно очень важное вещество. Из-за этого Катя не умеет ходить и говорить.

— Как жаль, что у организма не получается это важное вещество выбара...вырабатывать, — говорю я и беру маму за руку. А мама мягко сжимает мою руку. Один раз. Второй. Третий. Это у нас с мамой секретный язык такой. Три раза сжать руку означает сказать три слова: Я. Тебя. Люблю. Я сжимаю мамину руку в ответ. Один раз. Второй. Третий.

 

Облачные медуза кит.

Я лечу на самолёте! Я часто вижу самолёты в небе, ведь мы живём недалеко от аэропорта. Но я ещё никогда на них не летал. Я сижу у иллюминатора, это так окошко в самолёте называется. УУУУУХ! Как же мы высоко взлетели! Я смотрю на облака, они все внизу. А мы, наоборот, наверху. Я прислоняю лоб к стеклу и вижу… кита! Огромного кита!

— Мам,  — кричу я. — Там кит!

Мама нагибается к иллюминатору:

— Точно, кит, — говорит она, — а там медуза, видишь?

  — Да, — отвечаю я. — Облачная медуза! И облачный кит!

Сестра.

В аэропорту нас встречает мой дядя. Он совсем не похож на того дядю, которого мама показывала мне на фотографии. Там он с очками и бородой. А сейчас без очков и без бороды. Дядя протягивает мне руку:

— Здравствуй, Гоша. Я Толя.

— Здравствуйте, дядя Толя.

Потом мы долго едем в машине, так долго, что я даже успеваю заснуть.

Меня будит мама, мы наконец-то подъехали к дому. В подъезде дядя Толя берёт меня подмышки и поднимает. Я сам нажимаю на дверной звонок. Играет музыка, и моя тётя открывает дверь. Она чем-то похожа на маму: такая же высокая, и волосы кудрявые.

— Заходите, молодой человек, — говорит мне тётя  и улыбается. — Вырос-то как. Я Ирина.

— А я Гоша.

В доме у тёти с дядей пахнет блинами. Вот это повезло! К нашему приходу тётя Ира блины испекла. 

— А вот и Катюша, — говорит мне дядя Толя. Он выкатывает из комнаты коляску. И катит прямо по квартире. А в коляске сидит Катюша, точнее наполовину лежит, наполовину сидит. Катюша очень длинная, у неё большие глаза и короткие волосы, а веснушек нет.

— Привет, — говорю я и машу рукой.

Катя на меня не смотрит, а смотрит куда-то в сторону. На шкаф, что ли? Её ручка начинает двигаться вверх-вниз, вверх-вниз. Может Катя так здоровается со мной? Моя мама подходит к Кате и говорит:

— Катюша, какая ты стала большая. Я поглажу твою ножку.

Мама начинает гладить Катину ножку. Катя на маму тоже не смотрит. Она смотрит то на шкаф, то на потолок. Нас зовут кушать блины.

Блины у тёти Иры вкусные. Я жую и смотрю на Катю. Её коляска стоит рядом со столом. Все едят блины, а она нет. Наверное, не любит.

После блинов, я иду за рюкзаком. Вытаскиваю бинокль и показываю Кате, но Катя не смотрит. Я достаю из рюкзака книжку. Открываю окошки, рассказываю про разных рыб. Но Катя не смотрит.

— Катя, это я тебе рисовал, — говорю я. — Это океан. С китом, медузами, кашалотами и кораблём. 

Я кладу рисунок Кате на коленки. К нам подходит тётя Ира.

— Какой ты молодец, — тётя берёт мой рисунок и показывает Кате. — Катюша, твой брат тебе рисунок подарил.

— О, кит прямо как настоящий, — говорит дядя Толя.

Катя смотрит на рисунок. И даже на меня. И на папу своего. Но потом снова на потолок.

— Ей с тобой интересно, — говорит тётя Ира и улыбается.

А я бурчу:

— Кате со мной совсем неинтересно.

— А ты посмотри внимательней, — говорит мне тётя Ира.

Катины глаза бегают, она смотрит то на потолок, то на меня, то на мою маму, то на свою.

Я начинаю рассказывать Кате про кашалотов и стараюсь смотреть внимательнее. Как советовала тётя Ира.

— Катя, знаешь, кашалоты могут погружаться на глубину 2000 метров и могут не дышать целых два часа!

Катин рот немного кривится. Ей что-то не нравится? Ой, нет. Это ведь Катя улыбается! Я смотрю на тётю Иру, она тоже улыбается. Гладит Катю по голове и улыбается. И мама моя тоже улыбается. И дядя Толя. 

 После ужина я вместе с Катей смотрю мультики, а взрослые всё болтают и болтают. Тётя Ира принесла нам мыльные пузыри. Я пускаю пузыри, а Катя смотрит. Она чаще всего смотрит на потолок, но иногда и на пузыри.  Иногда на меня. А ещё она улыбается. Я тычу в пузырики пальцем, они лопаются, и Катя улыбается.

 

Кашалоты.

Следующим утром мы пошли гулять в парк. Все вместе. Мы выбрали самую тихую аллею, ведь Катя не любит шума. Дядя Толя катит коляску. Только это уже другая коляска — для улицы. Он даёт покатать и мне. Но катить коляску мне неудобно, и я быстро отдаю её дяде Толе. Я  хочу бегать по дорожкам — искать для Кати гладкие каштаны. Их здесь так много — я нашёл целых 7! Я кладу каштаны прямо Кате на коленки, а тётя Ира берёт Катину руку в свою и проводит её рукой по каштанам.  

Я смотрю на Катю, а она смотрит куда-то вверх. И так внимательно. Что же она там нашла? Я тоже поднимаю глаза и ищу. Сначала я вижу только ветки деревьев, потом облака, много облаков,  кусочек голубого неба и... КИТА! Огромного кита! И Катя... ну конечно же, Катя смотрит на облачного кита. А рядом с китом медузка. И краб. Точно! Там на небе океан! И вокруг нас тоже океан. А мы с Катей — два кашалота. Набрали воздуха, нырнули на глубину и прогуливаемся по океану-парку. 

— Катя — кашалот, Гоша — кашалот,  — говорю я и смеюсь.

А Катя смотрит на кита и улыбается.

 

Улетаем.

 Мы едем в аэропорт. Нас провожает тётя Ира. А дядя Толя остался с Катей дома. Мне больно глотать. Мама беспокоится, что я приболел. Но я знаю, что это не так.  Просто я не хочу уезжать. У меня такое бывает, когда мне грустно, у меня в горле как будто появляется какой-то ком. И тогда даже говорить сложно.

В аэропорту мама обняла тётю Иру раз десять. А я обнял тётю Иру раз двадцать, наверное. И ещё я положил ей в карман каштан. На память.

Мы с мамой сидим в зале ожидания. Это такая большая комната, где все ожидают чего-то. Мы, например, ждём посадки в самолёт. Рядом с нами большущее окно. От потолка до пола. Я смотрю в это окно и вижу два самолёта. Скоро в один из них мы сядем. И полетим. Нет, поплывём по белому пушистому океану. Интересно, а в этот раз я увижу кита? Или медузу? Надеюсь, увижу. И расскажу об этом Кате. Моей сестре. Мама позвонит тёте Ире, а тётя Ира поднесёт трубку к Кате. И я расскажу ей всё про корабль-самолёт, про медузу и про кита. А потом нарисую для Кати кашалотов. Двух кашалотов, гуляющих по океану-парку. Кате точно понравится.

— Мама, а знаешь, что Катя умеет?

— Что?

— Она умеет слушать. А ещё улыбаться. Когда улыбается Катя, улыбаются все вокруг. Больше так никто улыбаться не умеет.

снежин

 

Мечты

— Всё! Надоело, — Подушка прыгнула с полки на пол. Клубы пыли поднялись к потолку.

— Сколько можно скучать на этом чердаке? — на пол спрыгнула вторая Подушка. — О нас совсем забыли!

— И что вы предлагаете? — свернувшись колечком, спросило Одеяло.

— Пока не знаем. Но надо действовать! Нужно всем вместе что-то придумать.

— Чего тут придумывать. К нам на чердак уже целый год никто не заходит, — промямлил старый Чемодан.

— А вы готовы ещё год покрываться килограммами пыли? Мы лично нет, — сказала первая Подушка, и один её край вздёрнулся вверх, — У нас вообще-то есть МЕЧТА!

— И какая у вас мечта? — хором спросили Одеяло и Чемодан.

Подушка обвела взглядом всех жителей чердака и продолжила:

— От подушек ждут обычно чего? "Кладите ушки на подушки", сказки, сны всякие. А мы в бой хотим! Подушечный!

 — В бой? — кружевная Занавеска от удивления даже съехала с полки на пол.

На минуту воцарилась тишина. Каждый о чём-то задумался.

— А ведь у меня тоже была мечта, — нарушил молчание Стол. — Я, ещё когда был деревом, мечтал стать домом. Когда из меня сделали стол, я всё равно мечтал, что кто-нибудь спрячется подо мной и назовёт  домиком. Но подо мной никто не прятался, за мной только ели.

— А я,— продолжила Занавеска, — мечтаю быть платьем. Знаете, когда-то давно одна девочка завернулась в меня и сказала, что я платье принцессы. О, какая я была счастливая! Вот бы ещё разок стать красивым платьем.

— А мне так надоело быть пустым! — старый Чемодан лязгнул ржавым замком. — Я мечтаю снова быть наполненным. Чем-то очень важным.

— Эх, а я раньше было таким нужным, а сейчас... я ватное, старое, никому ненужное Одеяло.  А я так хочу быть нужным, — сказало Одеяло и ещё больше свернулось в колечко.

— Да, Подушка ты права. Быть забытыми на чердаке — это не то, о чём мы мечтали, — Чемодан вздохнул. — Надо что-то придумать.

— А давайте поднимем шум, и к нам тогда обязательно кто-то придёт, — предложила вторая Подушка. — А там может и наши мечты исполнятся. 

— О, нет! — вскрикнула Занавеска, её оборки от волнения даже заколыхались. — Нам ведь нельзя. Мы вещи и должны оставаться неподвижными.

— Мы снова станем неподвижными, когда к нам придут, — Подушка пыталась успокоить Занавеску.

Тут неожиданно старый Чемодан со словами "Эх, была, не была", открыл крышку и с грохотом закрыл её.

Стол посмотрел на Чемодан и осторожно двинул все четыре ножки вперёд. Подушки-подружки принялись скакать по полу, поднимая клубы пыли к потолку. И даже старое ватное Одеяло бухнулось на пол.

  

— Петя, ты слышишь? — маленькая Варя схватила брата за руку. — Что там наверху происходит?

— Наверное, привидение, — брат посмотрел на потолок. — Я никогда не видел привидения. Пойдём посмотрим.

Варя вцепилась обеими руками в Петю.

— Эх, трусишка. Пойдём. И бабушка ведь как раз пошла в магазин.

Петя и Варя приехали к бабушке на каникулы. Впервые без родителей.

Дети поднялись по узкой деревянной лестнице и откинули крышку чердачного люка. Первым выглянул Петя:

— Апчхи! Ну и пылища!

Петя ползком принялся исследовать чердак. Варя стояла на лестнице, осторожно высовывая голову.

— Привидений не вижу. Только всякое старьё, — сказал мальчик с досадой.

Варя с облегчением вздохнула и полностью вылезла на чердак. Она встала на ноги и начала осматриваться по сторонам. Её взгляд упал на кружевную занавеску.

— О! — радостно крикнула Варя и подбежала поближе. — Какая красота!

Варя подняла занавеску, и обмотала её вокруг себя:

— Смотри, Петь. Какое у меня платье!

— Это ж просто занавеска, Варь. Девчонки, — хмыкнул Петя, и тут он увидел чемодан.

— Ух ты! Там, наверное, какие-нибудь старые сокровища!

Петя открыл чемодан и нахмурился:

— Совсем пустой.

Но через мгновение Петя уже улыбался:

— Я положу туда МОИ сокровища.

Петя вытащил из кармана огрызок карандаша, кусок бумаги с нарисованной картой, маленький камень и свисток. Всё это он аккуратно положил в чемодан.

— А я положу в чемодан ракушку. Можно, Петь? — спросила сестра.

— Можно, — когда Петя разрешал что-то сестре, он чувствовал себя очень большим.

Варя вытащила из кармана ракушку:

— Помнишь, Петь, мы с мамой нашли её на море, а потом все вместе пошли кушать мороженное? Я всегда вспоминаю этот день, когда смотрю на ракушку.

— Да, я помню. Мы с папой тогда ещё на машинках катались.

Варя положила в чемодан ракушку, и дети закрыли его.

— Смотри, какой большой стол, — Петя потянул сестру за руку. — Давай залезем под него?

— Теперь это наш домик, — сказал Петя. — Только чего-то для домика не хватает.

Петя начал смотреть по сторонам и увидел на полу старое ватное одеяло.

— Вот! Вот что нам НУЖНО!

 Петя накрыл стол одеялом:

— Теперь у домика есть стены!

Дети играли под столом в пиратов, охраняющих сокровища в сундуке-чемодане.

— У нас нет оружия, — решил Петя. — Пойду поищу.

Петя обошёл весь чердак, но ничего подходящего не нашёл.

— Эх, ты, — Варя вылезла из-под стола и взяла с пола подушку. — Вот наше оружие.

— Какое же это оружие?  — удивился Петя.

— А вот такое, — Варя взяла подушку за один край и со всего размаху шмякнула Петю.

— Ах так, — засмеялся брат. Он схватил вторую подушку и тоже шмякнул сестру.

 Дети хохотали, а две боевые Подушки бились так, что пыль и перья летели во все стороны.

— Что это за шум у меня внутри, — подумал старый Чердак. — Кажется, это смех. Неужели я снова слышу детский смех? Я ведь так давно об этом мечтал!

снежин

Поздравляем!

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 275 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор ТО ДАР. Председатель ТО ДАР

Люди в этой беседе

Комментарии (3)

Анастасия, добро пожаловать к нам! Хорошие, добрые рассказы!

  Вложения
  1. Людмила Дурягина

Поздравляю, Настя! Истории очень понравились!

  Вложения
  1. Екатерина Жданова

Прочитала с большим удовольствием. Хороший язык, нежное умное сердце. Спасибо!

  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением