отрывок из части 5 "Брысь, или Один за всех и все за одного" (главы 1-9)

Автор :
Опубликовано в: Сказки для 10-14 лет

Автор: Ольга Малышкина

НЕВЕРОЯТНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ БРЫСЯ В ПРОСТРАНСТВЕ И ВРЕМЕНИ

(историко-фантастический роман для любознательных детей и взрослых)

Вступление

 

По мотивам романа Александра Дюма «Три мушкетера». Читателя ждут новые приключения, новые судьбы героев и новый финал. С оригиналом роман связывают лишь несколько отправных моментов сюжета.

 

 Полностью текст в интернет-магазинах. Ссылка на сайт книги: https://ridero.ru/books/neveroyatnye_priklyucheniya_brysya_vprostranstve_ivremeni_5/

Предисловие, которое знакомит с главными героями

 

Брысь – кот с богатой биографией. Он и жизни уличной хлебнул, и в прошлое случайно попал, где умудрился поджечь Зимний дворец и стать Личным Котом Наследника российского престола, будущего императора Александра Второго, и от покушений народовольцев своего хозяина и друга спасти пытался, и в казематах Петропавловской крепости побывал, и «поработал» эрмиком -мышеловом в Эрмитаже, где получил от сотрудниц музея элегантную кличку Ван-Дейк. Искатель приключений даже отыскал место, где скрывается таинственно исчезнувшая в годы Великой отечественной войны Янтарная комната!

Савельич – пожилой кот-философ и эрудит из Летнего сада, друг и наставник Брыся.

Рыжий – кот-дворцовый мышелов, приятель Брыся из девятнадцатого века, волею счастливой судьбы очутившийся в нашем времени.

Мартин – пёс крупных размеров неизвестной породы, питомец мальчика Саши, второклассника из города Пушкин (бывшего Царского Села). Помогал Брысю в поисках Янтарной комнаты.

События, описанные в частях 1-4 «Невероятных приключений Брыся в пространстве и времени», завершились благополучно: Сашина семья взяла под свою опеку не только Брыся, но и его верных друзей Савельича и Рыжего. Однако…

Ночью всем снились клады. Не спал только Брысь. Он сидел в гостиной перед книжным стеллажом и изучал названия на корешках. Взгляд неутомимого искателя приключений упёрся в толстый фолиант на верхней полке - «НЕРАСКРЫТЫЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ИСТОРИИ». И он отправился будить Мартина…

 

 

ЧАСТЬ 5. Брысь, или Один за всех и все за одного!

 

Глава первая, в которой судьба позвонила в дверь

 

О нераскрытых тайнах мировой истории пришлось на время забыть, так как Мартин наотрез отказался доставать фолиант. Ещё и Савельичу обещал нажаловаться!

Остаток ночи Брысь нарочито громко вздыхал и перекладывался с места на место: то к Саше на постель заберётся и вклинится между ним и Рыжим, свернувшимся пушистым кренделем под правой рукой мальчика, то к Мартину на подстилку вернётся, чтобы обиженно пыхтеть в большое собачье ухо и злорадно смотреть, как оно дёргается от его щекотного дыхания. Савельича вот только никак не удавалось потревожить, потому что философ устроился возле письменного стола в мягком кресле, рассчитанном на одну персону.

Если бы искатель приключений мог заглядывать в будущее (совсем на чуть-чуть, на каких-то полдня вперёд!), то спал бы сейчас без задних лап и набирался сил!

В школу Саша не пошел – выпросил выходной по случаю обретения новых членов семейства. Пришлось дать родителям клятву учиться на одни четверки и пятёрки, даже по математике и физ-ре, что означало серьезную жертву с его стороны. Но он вынужден был её принести, после того как увидел выражение лёгкой паники на мамином лице, когда утром в их небольшую кухню один за другим вошли домочадцы, количество которых существенно увеличилось, и деликатно расселись перед пустыми мисками в ожидании завтрака.

Николай Павлович имел помятый вид – сказывалась целая ночь раздумий, нашёл Брысь следы Янтарной комнаты или нет. Он пил кофе и косился на кота-путешественника, уплетающего отварное куриное филе (опять и не взглянул в сторону сухого корма!).

- Может, дать ему листок бумаги и банку с краской? Как думаете? – не выдержав, обратился он к домашним.

Брысь оглянулся и сердито выгнул спину: одно дело – намалевать единицу тремя взмахами лапы, и совсем другое – написать рассказ! Абсурд!

- Да, абсурд! – вздохнула Лина, а Николай Павлович удивился:

- Ты тоже расслышала?! Или он чихнул?

Теперь уже вся семья уставилась на искателя приключений, но тот снова был поглощён поеданием вкусных кусочков.

Выгуляв Мартина, взрослые отправились на работу, а с остающихся взяли слово никуда не пропадать, хотя бы до их возвращения.

Рыжему и Савельичу обещание далось легко - первый снова разлегся среди мягких подушек на Сашиной кровати, с непривычки чувствуя себя царём зверей, а второй, пробежав глазами по книжным полкам, остановился на «Трех мушкетёрах» Александра Дюма.

Выбор он объяснил тем, что начал читать роман ещё летом, но продвинулся только на четыре главы, потому что девочка, рядом с которой он устроился на скамейке в Летнем саду, нажала какую-то невидимую кнопочку и экран в её руках погас. Предвкушая увлекательное продолжение истории, Савельич устроился в детской на ковре, куда Саша положил книгу.

Брысь слонялся по квартире, строя планы, как обойтись без помощи рослого пса и самому добраться до желанного фолианта. А Мартин, чувствуя вину за приключившееся месяц назад, неотступно следовал за серо-белым источником треволнений, явно замышляющим новое коварство.

В два часа дня раздался звонок в дверь. На пороге стоял худенький вихрастый мальчик в очках – ровесник Саши, тут же атакованный псом и облизанный во всё лицо, включая круглые стёклышки.

- Привет, Мартин! Здорово, Санёк! Ты чего в школе не был? Опять заболел? А это кто? Ух ты сколько!

Саша прервал поток вопросов и восклицаний, церемонно представив гостя:

- Знакомьтесь, это Вова! Он живёт в соседнем подъезде, а ещё мы вместе учимся и сидим за одной партой.

Сашин одноклассник опустился перед котами на корточки и торжественно пожал каждому лапу, немного задержавшись на Брысе.

- А это тот самый Ван Дейк, который пропадал?

Саша подтвердил, не вдаваясь в подробности (и сам хотел бы знать!).

- Ты чего пришел, а не позвонил?

- Вот, – Вова достал из кармана курточки пузырёк, - я его всё-таки изобрёл, эликсир перемещений!

- А почему ты так уверен? – Саша недоверчиво разглядывал на свет бутылочку из-под валерьянки, стенки которой обволакивала вязкая темная жидкость.

- Я испытал на Пафнутии, – печально вздохнул Вова, но уже в следующее мгновение яркие голубые глаза за стёклами очков азартно блеснули, - он исчез!

 

Глава вторая. Изобретателями не становятся – ими рождаются

 

Сколько Вова себя помнил, то есть почти восемь лет (хотя первые два года жизни можно исключить), он мечтал стать химиком. То ли фамилия на него так действовала – Менделеев, то ли ещё какие-то неизвестные семье обстоятельства, но мальчику не давал покоя вопрос: «А что получится, если смешать…?»

И он смешивал: в яслях – каши с киселями, например, манную – с малиновым (вкусно!); в младшей группе детского сада – супы с напитками, например, рыбный – с компотом из сухофруктов (гадость!); в старшей группе перешёл к изобретению лекарств, чтобы эффективно и не противно лечить больное горло.

Снадобья готовил на основе сладкой микстуры от кашля или фруктовых сиропов, добавляя туда по очереди всё, что находил в холодильнике или на кухонных полках: молоко, сметану, творожки, йогурты и прочую вкуснятину.

Испытывал, как и полагается настоящему учёному, на себе, пока родители не уступили давней просьбе и не подарили ему на семилетие белого крысёнка. Зверёк с оптимизмом смотрел на мир блестящими красными глазками-бусинками и весело крутил цепкими лапками установленное в клетке колесо, не подозревая, что ему уготована завидная участь главного помощника экспериментатора-натуралиста.

Надежды родителей, что живой подарок отвлечёт сынишку от бесконечных опытов, не оправдались. Заручившись молчаливым согласием питомца, наречённого Пафнутием, Вова привлёк его к испытаниям своих изобретений: ложечку - себе, ложечку - крысюку!

В наступившем учебном году второклассникам, заметно подросшим за летние каникулы, предложили самим выбрать, кто с кем хочет сидеть за партой, и как-то так получилось, что все друг дружку быстренько «разобрали», и остался Вова один, без пары. Вернее, в качестве соседа ему достался тихоня Саша – мальчик, недавно переехавший в их дом на Детскосельском бульваре, любитель читать книжки на уроках. Первого сентября он в школу не пришёл. Поговаривали, что заболел из-за пропажи кота.

Саша появился лишь спустя две недели после начала учебы – бледный, даже прозрачный, ко всему безучастный. И к новому соседству отнесся равнодушно - сразу углубился в историю про какого-то Брыся.

Вове делить-умножать тоже не очень-то хотелось, а «химических» реактивов под рукой не было, поэтому он стал подглядывать в разложенную на Сашиных коленках книжку. Заметив интерес, бледный тихоня подвинулся ближе, а на перемене они окончательно подружились.

По дороге домой Вова узнал о необыкновенных приключениях эрмитажного кота. Вот только Саша утаил, что его пропавший питомец и Брысь-Ван Дейк не просто тёзки, а одна и та же кошачья морда! Он стыдился признаться, что эрмик исчез на следующий день после того, как они забрали его из музея. И о появлении Брыся на старой фотографии рядом с прапрадедушкой решил пока не рассказывать – сначала нужно убедиться, что новый друг умеет хранить тайны!

История путешествий кота во времени вдохновила малолетнего химика на создание эликсира перемещений, чтобы не зависеть от таких ненадежных факторов, как испуг или неожиданность. Грандиозными планами он поделился с Сашей, но тот отнёсся к ним скептически. Возможно, ничего не смыслил в химии!

А вот мама сразу заподозрила неладное по бодро засиявшим конопушкам на курносом носу и рыжим вихрам, которые снова принялись торчать в разные стороны, потому что сынишка без конца их теребил, что означало глубокие раздумья, и касались они явно не школьных предметов! Повздыхав, она перепрятала домашнюю аптечку. Впрочем, Вова не огорчился, так как знал все её тайники.

Целый месяц он пробовал разные комбинации, изводя микстуры и сиропы и честно разделяя риск возможного открытия с Пафнутием. А два дня назад примчался Саша и, едва сдерживая ликование, сообщил, что кот каким-то непостижимым образом оказался в Калининграде и его папа уехал за ним.

Той же ночью случилось невероятное - после очередного приёма очередной смеси крысюк исчез! Правда, Вова забыл закрыть клетку, но Пафнутий не нашёлся и тогда, когда юный Менделеев облазил всю квартиру. Немного смущал тот факт, что сам изобретатель никуда не делся, но, возможно, причина крылась в дозе или других неизученных особенностях человеческого организма… Как бы то ни было, открытие века состоялось, а сладкий волшебный эликсир бултыхался в пузырьке из-под валерьянки!

Вова еле высидел пять уроков, особенно невыносимых из-за отсутствия Саши, поэтому после школы кинулся к другу домой – делиться радостью. Хотя Пафнутия, конечно, жаль…

 

Глава третья. Эликсир

 

Словосочетание «эликсир перемещений» прозвучало дивной музыкой для путешественника во времени и грозным предупреждением его товарищам, особенно после сообщения об исчезновении некоего Пафнутия.

- Испытайте на мне! – Брысь вился вокруг мальчиков, выразительно заглядывая им в глаза. – Я готов пожертвовать собой ради науки!

- Врёшь ты всё! Наука тебя не интересует! Просто ты не можешь ни дня посидеть спокойно! – корил его Савельич.

Рыжий испуганно таращил желто-зеленые «блюдца», переживая, что только что наладившаяся жизнь опять разладится из-за маленького пузырька, от которого, кстати, вкусно пахло.

Мартину ситуация тоже не нравилась. Следовало что-то предпринять, пока этот серо-белый не натворил очередных бед. А потому, на правах самого долговязого среди столпившихся в прихожей, он решил действовать на своё усмотрение – выхватил из рук Саши зловредный эликсир и бросился по коридору, лихорадочно соображая, куда бы спрятать бутылочку.

Изобретатель волшебной жидкости тоненько пискнул от неожиданности, а Брысь вообще лишился дара речи от неслыханной собачьей наглости и кинулся в погоню.

Вора он настиг в детской и сразу вцепился ему в отвислые щёки.

- Отдай пузырек! По-хорошему прошу!

Мартин, проткнутый когтями-иголками одновременно в десяти местах, не согласился ни по одному пункту: ни с тем, чтобы отдать, ни с тем, что его просят по-хорошему.

Он вертелся в тесной комнате, тщетно пытаясь сбросить вонзившегося в него Брыся, а в дверях столпилось голосящее на все лады общество, перекрыв выход.

Крики ещё больше раззадорили обиженного искателя приключений, а потому к когтям он добавил зубы. От боли Мартин лишь сильнее сжал челюсти, и в пасти что-то хрустнуло. Испугавшись, пёс выплюнул пузырек – оказалось, что мощными клыками он раскрошил пластмассовую крышечку. Склянка упала на разложенный на ковре роман Дюма, и по страницам тут же расползлось густое маслянистое пятно, источающее аромат валерьянки.

С мыслями: «Не пропадать же добру!» - все три кота ринулись слизывать лакомство, а Мартин, устыдившись, что испортил ещё одну книжку, промокнул пятно длинным языком.

Мальчики замерли от ужаса, но ничего страшного не произошло, если не считать кровоточащих ран на собачьей морде. Саша убежал на кухню за перекисью водорода, которой мама всегда промывала ему ссадины, а Вова попытался спасти оставшийся на дне пузырька эликсир.

Вернувшись с лекарством и бинтами, Саша застал мирную картину: оба участника сражения, а также Рыжий и Савельич крепко спали разноцветными клубками.

- Странно, я думал, валерьянка действует на котов совсем по-другому! – шёпотом обратился он к приятелю.

- Да, только от валерьянки в эликсире лишь сам пузырёк! - отозвался изобретатель, тоже удивлённый результатом.

- Ладно, пойдем пить чай, у нас торт после вчерашнего остался! Хорошо, что твоя волшебная жидкость на самом деле никакой не перемещатель, а Пафнутий прячется где-нибудь в укромном углу, потому что ему надоело быть подопытной крысой!

Опечаленный очередной научной неудачей, Вова принялся уныло ковырять ложкой бисквит.

- Интересно, сколько они проспят? Хорошо бы до маминого прихода очухались, а то вопросов не оберёшься, ещё и книжку испачкали! – переживал Саша, прислушиваясь к воцарившейся в квартире тишине.

Юный химик засобирался домой – искать Пафнутия. Пожелав приятелю удачи в дальнейших исследованиях, Саша проводил его и вернулся в комнату – она была пуста… Лишь на том месте, где недавно спал Брысь, лежала потрёпанная временем золотистая верёвочка, сплетённая руками немецкой принцессы Марии. Кожаный ошейник Мартина с номером маминого телефона валялся рядом...

 

Глава четвёртая. Переместились!

 

Брысь сладко зевнул, широко разинув розовую пасть и обнажив острые белоснежные зубы. «Надо же, даже не помню, как уснул!» - удивлённо подумал он. Обычно отход ко сну предваряло долгое и тщательное вылизывание, а потому процесс всегда сохранялся в памяти. Любитель экспериментов выгнул серую спинку, потягиваясь и стряхивая остатки дрёмы, чтобы собраться с мыслями и проанализировать весьма необычные факты в виде нависших со всех сторон огромных лопухов. Их широкие округлые листья преграждали путь солнечным лучам.

- Только не говори, что ты мне не снишься! – раздался прямо над ухом встревоженный голос Савельича.

Философ крутил чёрной головой, озираясь, а в его изумрудных глазах застыло нечто, похожее на страх.

- Разберёмся! – утешил Брысь, чувствуя, что накликал всё-таки приключения, и пока не зная, радоваться этому или огорчаться.

- Никак не пойму, что происходит, – из-за соседнего лопуха показалась лохматая рыжая физиономия.

- Ну, если мы друг другу не снимся, то значит, Вова - гений и великий изобретатель! – подытожил случившееся бывалый путешественник по историческим эпохам.

- Ага! А мы подопытные крысы! – негодовал Савельич, раздосадованный больше всего тем, что рухнули планы, лёжа на теплом ковре в тишине и спокойствии, дочитать роман о мушкетёрах. Ещё и матч пропустит, где любимый «Зенит» должен встретиться с московским «Динамо»!

- Ну, справедливости ради, мы сами бросились слизывать эликсир с книжки, - миролюбиво заметил Брысь.

- Да?! А зачем он добавил туда валерьянку?! Покажи мне кота, который бы устоял! – продолжал кипятиться философ.

- Видимо, это часть рецепта перемещателя, - вступился Брысь за юного химика.

- Ты хочешь сказать, что мы переместились?! – голос Рыжего предательски дрогнул – он только начал привыкать к мягким подушкам и собственной собаке!

- Вне всякого сомнения! Осталось выяснить куда! – бодро заявил неунывающий искатель приключений.

- Тише! – вдруг перешёл на шёпот Савельич. – Что-то пыхтит…

Коты замерли, прислушиваясь к странным звукам. Брысю они показались знакомыми, и он смело двинулся в соседние заросли. Более осторожные приятели крались следом.

Протиснувшись сквозь толстые стебли, любитель экспериментов исчез в тёмной бархатистой зелени и вскоре весело крикнул оттуда:

- Идите, полюбуйтесь!

На небольшой поляне, развалившись на спине, лежал … Мартин. Во сне он громко пыхтел, причмокивал, похрапывал, поскуливал и сучил толстыми лапами. Его морду «украшали» следы недавней битвы.

Обрадованный нежданной встречей, Рыжий запрыгнул на широкую, вздымающуюся от мерного дыхания грудь и принялся тереться пушистыми щеками о большой чёрный нос.

Мартин чихнул и открыл глаза – над ним склонился самый страшный собачий кошмар, даже три. Впрочем, как только спала последняя дремотная пелена, кошмар трансформировался в знакомых котов, вверенных его попечению Сашиными родителями.

- Ну что, лопух, ты попал! – не скрывая легкого злорадства, поприветствовал Брысь ещё одну жертву эликсира.

- Куда попал? – растерянно пробормотал пес.

- Пока неизвестно! – мрачно отозвался Савельич.

Рыжий с появлением Мартина заметно повеселел - тёмное будущее стало заметно светлее…

- А почему так жарко? – продолжал недоумевать гигант.

- Потому что лето! – терпеливо пояснил Брысь. – Ладно, пора разведать обстановку! Стой ровно!

Мартин не успел удивиться странному приказу, как «эрмитажный» кот легко вспрыгнул ему на спину и, балансируя на задних лапах, чтобы оказаться выше рослых лопухов, огляделся…

 

Глава пятая. Догадка Савельича

 

Пустырь, на который «переместились» жертвы эликсира, вплотную подходил к старинным стенам, похожим на крепостные. По замшелым камням карабкался сочно-зелёный плющ, а сквозь полуразрушенную арку виднелось несколько длинных зданий. Над дальним возвышалась колокольня с большим крестом на засиженном голубями куполе. Пустые глазницы окон-амбразур и заросли крапивы красноречиво говорили о заброшенности.

С другой стороны виднелась городская улица с невысокими, в основном, двухэтажными домами из светлого песчаника, стоящими вплотную друг к другу. Некоторые стены украшал орнамент из тёмных балок, а серые островерхие крыши были утыканы башенками, дымоходами и круглыми слуховыми оконцами. Прохожих не наблюдалось - видимо, жители прятались от полуденного зноя за деревянными ставнями.

До выяснения прочих обстоятельств решили обосноваться в одном из пустующих строений. Мартин возглавил шествие, прокладывая тропинку сквозь сомкнутые ряды лопухов, а коты трусили позади.

Компания вошла в квадратный двор, выложенный булыжником. В центре раскинул ветви старый каштан. Дерево давало уютную тень, где друзья укрылись от беспощадного солнца - оно словно приклеилось к зениту и норовило обжечь каждого, кто осмеливался высунуть нос на улицу.

Вскоре выяснилось, что местность всё-таки обитаема: двери одного из «подъездов» неожиданно распахнулись (при этом тоненько звякнул колокольчик над входом), и оттуда вышла невысокая фигура в коричневом балахоне с капюшоном и почему-то босиком. Выплеснув прямо с крыльца грязную воду из старого, местами проржавевшего ведра, она удалилась обратно, и двор снова стал казаться вымершим.

В направлении города вела дорога, которую друзья поначалу не заметили из-за густой растительности. По ней приближался человек в голубом камзоле. Его голову с черными локонами до плеч покрывала широкополая шляпа небесного оттенка, украшенная белым страусовым пером. С атласной перевязи свисала шпага. При каждом шаге она колотилась о высокие ботфорты, и мужчина, на вид не старше тридцати, придерживал её за эфес. Периодически его красивое с благородными чертами лицо искажала гримаса боли, и тогда он останавливался и хватался за правое плечо.

- Почему он так странно одет? – нарушил напряжённое молчание Рыжий.

- Потому что здесь такая мода! – ответил опытный путешественник во времени.

- Кстати, о моде, ты потерял свой плетёный ошейник! – подметил пушистый приятель.

Брысь в ужасе прижал обе лапы к шее – он так дорожил подарком немецкой принцессы Марии! Кожаный ремешок Мартина тоже отсутствовал. Но если отличительный знак бывшего придворного основательно истрепался в приключениях, а потому мог порваться и незаметно упасть, то собачий ошейник был новым, крепким и застёгивался!

- Наверное, эликсир действует только на живую материю! – сделал научный вывод философ и после короткой паузы, заполненной горестными вздохами Брыся, задумчиво добавил:

- Кажется, я знаю, куда мы попали!

- Куда? – хором воскликнули жертвы химического эксперимента.

- Подождём немного. Если моя догадка верна, то скоро сюда придут ещё люди.

Человек в камзоле опустился на траву под каштаном, не сдержав стона. Расположившихся неподалёку хвостатых путешественников он не заметил, сосредоточенный на плече – источнике сильной боли.

Где-то вдалеке раздался бой курантов. Пёс и коты переглянулись – странные эти Люди, зачем-то придумали часы, хотя и так всегда понятно, сколько времени! Сейчас, например, полдень!

С двенадцатым ударом в арку вошел юноша. Одет он был просто, если не сказать, бедно: шерстяная курточка непонятного цвета из-за частых стирок, потёртые штаны, выцветший берет с облезлым пером. Однако на старой, видимо доставшейся по наследству, кожаной портупее болталась длинная шпага, а карие глаза на смуглом лице смотрели с дерзким вызовом, не оставляя сомнений, что молодой человек готов постоять за себя.

Он подошел к сидевшему в тени мужчине и, сняв головной убор, отвесил низкий поклон, после чего заговорил.

- Что за странный язык? – удивился Мартин.

Савельич и Рыжий уже слышали эту приятную картавость и прононс из уст многочисленных туристов в Петербурге и даже знали, что называется он «французский». Три пары разноцветных глаз вперились в Брыся, но полиглот не заметил замешательства друзей, увлечённый содержанием беседы. Пришлось дёрнуть его за полосатый хвост.

- Давай переводи! Не будь эгоистом! – сердито потребовал Савельич.

Янтарные глаза искателя приключений загадочно блеснули:

- Мы в Париже! Те двое собираются драться на дуэли. Тот, что постарше, ранен в плечо, и юноша предлагает ему подлечиться и перенести поединок на другой день. Он даже отдал лечебную мазь, которую получил от своей матушки, а та, в свою очередь, узнала рецепт от цыганки. Молодой - первый день в городе, мечтал стать мушкетёром, но теперь счастлив, что умрёт от руки мушкетёра, да ещё такого прославленного как…

- Атос! – перебил Савельич. - Поздравляю, мы в романе Дюма-отца!

 

Глава шестая, в которой мнения разделились

 

- Разве такое возможно?! – поразились даже путешественники во времени Брысь и Рыжий.

Мартин переводил непонимающий взгляд с одного кота на другого, стесняясь спросить, далеко ли Париж от его родного города Пушкин и неужели папа Савельича был писателем? Хотя последнее объяснило бы любовь чёрного кота к книжкам!

- Думаю, о таких последствиях эксперимента изобретатель и не мечтал! – обречённо вздохнул философ. – Времена здесь неспокойные: 1625-й год - мушкетёры короля Людовика XIII враждуют с гвардейцами кардинала Ришелье, и каждый день в их стычках льётся кровь, так что нам лучше держаться подальше!

- А почему собираются драться эти двое? – искатель приключений быстро пришёл в себя от потрясающей новости и теперь интересовался деталями, а последнее замечание вообще пропустил мимо ушей.

- Юношу зовут Д’Артаньян. Он главный герой романа, который я, к сожалению, не дочитал! – Савельич выразительно посмотрел на Брыся, словно тот был виновником всего произошедшего. – Знаю только, что он родом с юга Франции, из провинции Гасконь, а его отец когда-то дружил с капитаном королевских мушкетёров де Тревилем, тоже гасконцем. А эта дуэль – досадная и нелепая случайность.

По дороге в Париж молодой человек остановился в городке Менг. Там у него случилась ссора с неким господином в фиолетовом камзоле и шрамом на виске, после чего Д’ Артаньян обнаружил пропажу рекомендательного письма - единственной ценной вещи, которая могла бы ему помочь вступить в ряды мушкетёров.

- Неужели его украл «фиолетовый»?! – с негодованием воскликнул Брысь, поборник честности и справедливости.

- Без зазрения совести! Этот господин, по имени граф Рошфор, что-то замышляет. В Менге он встретился с дамой по прозвищу Миледи, прекрасной шпионкой кардинала, и передал ей ларец с какими-то инструкциями.

При слове «шпионка» сердце бывшего «секретного агента» сладко защемило. Жизнь в романе обещала новые увлекательные приключения, и он не собирался «держаться подальше»!

Савельич с подозрением покосился на радостный огонёк, вспыхнувший в глазах приятеля, и продолжил:

- Во время аудиенции у де Тревиля юноше показалось, что он увидел из окна своего обидчика, и бросился вдогонку.

- Молодец! – одобрительно воскликнул Мартин - погони он любил.

- По пути Д’Артаньян случайно, но больно толкнул Атоса в раненое плечо, потом запутался в бархатном плаще Портоса и увидел то, чего никому не полагалось видеть, а именно, что красивая перевязь для шпаги, которой мушкетёр хвастался перед товарищами, была таковой только спереди, а сзади из дешёвой бычьей кожи! И в довершение поставил в неловкое положение Арамиса, прилюдно подав ему кружевной платок с инициалами некой дамы, оброненный мушкетёром. В итоге, все трое друзей вызвали невежду на дуэль! Место, где мы находимся, монастырь босоногих кармелиток. Здесь обычно безлюдно, а потому драчуны приходят сюда выяснять отношения.

Философ обвёл серьёзным взглядом свою небольшую аудиторию и с удовлетворением отметил, что перед друзьями выступать намного приятнее, чем перед глупыми утками возле пруда в Летнем саду - у приятелей все возникающие по ходу рассказа вопросы тут же отражались в разноцветных глазах, а толстые водоплавающие просто разевали клювы и приходилось гадать: то ли от удивления, то ли от скуки, то ли от полного невежества.

Сейчас не наблюдалось ни первого, ни второго, а вот третьего было в избытке, что Савельича в глубине души очень радовало, поскольку давало возможность блистать познаниями:

- Кармелиты – монашеский орден, который появился ещё в середине двенадцатого века в монастыре на горе Кармель, что в Израиле. Они проповедуют нищенский образ жизни, поэтому здесь такое запустение.

- Но если мы в романе, то всё происходит понарошку, ведь так? – с надеждой спросил Рыжий.

- Увы! – вздохнул философ. – В предисловии к книге говорилось, будто писатель не выдумал своих героев, а взял их истории из жизни реально существовавших людей!

В это время в арке показалась богатырская фигура в коричневом камзоле и алом плаще.

- Вот и Портос! – завершил разъяснения Савельич.

Глаза Рыжего опять достигли размеров чайных блюдец – всё гигантское приводило лохматого эрмика в неописуемый восторг. К тому же вошедший смотрелся настоящим франтом: на шляпе красовалось не одно, а целых три роскошных пера, шпага висела на перевязи из красного атласа, длинные русые волосы завивались аккуратными локонами, а небольшая бородка клинышком и усы, хоть по форме и такие же, как у Атоса, но гораздо пышнее!

Следом за могучим мушкетёром во дворе появился элегантный молодой человек, одетый во всё лиловое, с тёмными волосами до плеч, румяными щеками и полоской чёрных усиков, строго параллельно верхней губе - было видно, что он тщательно следит за их формой.

Все четверо принялись о чём-то оживлённо спорить, и Брысю снова пришлось взять на себя роль переводчика.

- Портос и Арамис – секунданты Атоса - недовольны, что до них может не дойти очередь скрестить шпаги с Д’Артаньяном, и юноша принёс им за это извинения.

Брысю всё больше нравился смуглый гасконец. Возможно, из-за того, что он находился в том возрасте, что и цесаревич Александр, когда путешественник во времени впервые его увидел, но скорее всего, из-за характера – благородного, горячего, смелого и немного хитрого. Будет жаль, если его сейчас укокошат! Ведь Савельич роман не дочитал, вдруг это трагедия? Может, вмешаться, пока не поздно?

Мартин тоже переживал. Прямодушный пёс считал нечестным, что молодой и вёрткий гасконец сразится с бледным от боли Атосом, а потому намеревался положить конец вопиющей несправедливости!

И только Рыжий с Савельичем с нетерпением ждали дуэли: первый был уверен, что гигант в алом плаще всех победит, а второй хотел узнать продолжение романа…

 

Глава седьмая. Схватка с гвардейцами кардинала

 

Не успели Д’Артаньян и Атос обнажить шпаги, как в монастырский двор вошли пятеро солдат. Поверх камзолов на них красовались алые накидки с вышитыми желтыми крестами.

- Гвардейцы кардинала! – не удержался от восклицания Савельич.

Между мушкетёрами и людьми Ришелье завязалась словесная перепалка.

- Их главный, Атос назвал его де Жюссаком, напомнил о каком-то эдикте, за несоблюдение которого можно угодить в тюрьму, - кратко изложил Брысь суть происходящего.

- Эдикт короля Людовика XIII о запрете дуэлей! – пояснил эрудированный философ.

- Что же теперь будет? Их всех арестуют? – огорчился Рыжий.

- Да, нет! Кажется, затевается драка! – весело сообщил «переводчик», довольный, что перед лицом опасности мушкетёры помирились с Д’Артаньяном и собрались дать отпор неприятелю, превосходящему их количеством. Это говорило о несомненной храбрости.

Брысь, не понаслышке знакомый с придворным церемониалом, пусть русским и девятнадцатого века, по достоинству оценил элегантную фразу, сказанную Арамисом перед началом потасовки: «Мы имеем честь атаковать вас!» При этом молодой человек так изящно приподнял шляпу, качнув пером, что у путешественника во времени дух захватило от зависти!

Эх, жаль котам не положены такие! Брысь живо представил себе поединок с каким-нибудь уличным бродягой за право охотиться на спорной территории - он щегольским жестом снимает белую широкополую шляпу с синим, нет, лучше зелёным пером и торжественно заявляет: «Я имею честь атаковать вас!», и лишь после этого вцепляется наглецу в морду!

Замечтавшийся пришелец из будущего не заметил, как накалившиеся страсти достигли точки кипения и противники яростно бросились друг на друга. Очнулся от звона металла – клинки скрещивались с быстротой молний, высекая искры, а участники битвы носились по двору, норовя проткнуть оппонента насквозь.

Невольные свидетели стычки сначала остолбенели – так бурно завертелись события, но потом не выдержали и, не сговариваясь, присоединились к кутерьме, решив на деле показать Людям превосходство когтей и зубов над шпагами!

Выступили они, разумеется, на стороне понравившихся им мушкетеров: благородный Мартин бросился на гвардейца, которому противостоял раненый Атос, и повалил того на землю; Рыжий повис на кружевном воротнике одного из противников Портоса; Савельич вонзил острые клыки в ногу соперника Арамиса, прямо над отворотами высоких сапог, а Брысь кинулся на спину де Жюссака, сражавшегося с молодым гасконцем, проткнув когтями и накидку, и камзол!

Неожиданное вмешательство быстро положило конец потасовке. Искусанные и исцарапанные гвардейцы с проклятиями ретировались, кроме одного, насмерть заколотого Арамисом. Мушкетёры поразились исходу драки не меньше пострадавших солдат кардинала и теперь с удивлением взирали на троих разномастных котов и огромного пса, скромно отступивших в тень каштана.

Первым опомнился Атос, которому помощь пришлась весьма кстати, учитывая ранения. Он шагнул к Мартину и протянул руку со словами благодарности. Не владеющий иностранными языками пёс немного поколебался от смущения, но всё же подал в ответ толстую лапу с мощными чёрными когтями…

Мушкетёры и Д’Артаньян долго наглаживали и нахваливали хвостатых ангелов-хранителей, смакуя невероятные подробности сражения, после чего солдаты короля отошли в сторонку и стали о чем-то совещаться. Брысь заметил, как Атос положил два пальца правой руки, указательный и средний, на сомкнутую в кулак левую, а остальные повторили загадочный жест.

- Что бы это значило? – обратился он к Савельичу, но в изумрудных глазах философа читалось недоумение.

Мушкетёры подозвали Д’Артаньяна, и юноша с замиранием сердца направился к ним. Атос вытянул руку и торжественно представился: «Атос!» Портос положил сверху могучую ладонь и громогласно воскликнул: «Портос!» Арамис стянул изящную перчатку и «добавил» свои имя и руку, а молодой гасконец, поняв, что принят в избранный круг, накрыл всю «стопку» с радостным воплем: «Д’Артаньян!»

- Один за всех! – воскликнул благородный Атос.

А трое друзей хором отозвались:

- И все за одного!

Брысь, заворожённый новой великолепной фразой, не чувствовал тычков Рыжего, которому не терпелось узнать, о чём говорят мушкетёры.

- Ну это же очевидно! Все помирились и теперь друг за друга усы пооткусывают! – нетерпеливо отмахнулся он от приятеля, стараясь не пропустить ещё какие-нибудь мудрые и благозвучные выражения, чтобы козырять ими при случае.

Закончив ритуал посвящения, мушкетёры повернулись к своим негаданным помощникам.

- Вы не находите странным, что их ровно столько, сколько и нас? – задумчиво произнес Арамис.

- И так вовремя появились! Ведь мы были вчетвером против пятерых, к тому же один ранен, а другой совсем юнец! Неизвестно, чем бы всё обернулось! – добавил Атос.

- Я предлагаю забрать их с собой! – решительно предложил Портос.

- Согласен! Чур, мне серо-белого кота! – весело подхватил Д’Артаньян. – Мы сражались плечом к плечу!

- Ну, а мне тогда рыжего пушистого вояку! Здорово он с воротником разобрался! Понимает толк в кружевах! – добродушно засмеялся модник Портос.

Савельич сам подошел к Арамису и потёрся о ботфорты. Из первых глав романа он знал, что молодой человек изучает богословие, а значит, у него должна быть библиотека!

Атос ласково потрепал Мартина по крупной голове:

- Ещё раз спасибо! Приглашаю проследовать в мой дом!

Смысл сказанного дошёл и без перевода…

 

Глава восьмая. По домам!

 

Довольные бесславным бегством гвардейцев кардинала, мушкетёры и молодой гасконец, горланя песни, двинулись в сторону Люксембургского дворца, вблизи которого проживали.

Четверо пришельцев из реального мира важно вышагивали следом, гордясь своим вкладом в исход сражения и с удивлением разглядывая непривычно узкую улицу без единой травинки, целиком выложенную камнем. Тротуары отсутствовали, и многочисленная компания заняла всю проезжую часть, так что следовало быть внимательными, чтобы не «влапаться» в лошадиные подарочки! К тому же там и тут на пути попадались помойные лужи, которые сразу разъяснили неприятный запах, появившийся в воздухе, как только пустырь остался позади.

- Давайте каждый вечер встречаться в монастыре под каштаном и делиться новостями! – предложил Брысь, больше всех уверенный в будущем, так как в совершенстве владел французским. Правда, его новый друг говорил с сильным гасконским акцентом, да и мушкетеры использовали в речи непонятные слова и старинные обороты, но полиглот надеялся, что не потратит много времени на освоение языковых нюансов.

Приятели согласно закивали, полагаясь и на собственные таланты. В конце концов, на самые крайние случаи у них имелся опытный переводчик!

Возле одного из домов на улице RueFerou (о чем гласила единственная медная табличка), мушкетёры остановились. Оказалось, что именно здесь снимает комнаты Атос. Всей толпой они ввалились в квартиру, состоящую из двух небольших опрятных помещений.

- Гримо! - громогласно позвал слугу хозяин скромных апартаментов. – Налей-ка нам чего-нибудь выпить и принимай нового жильца!

Вошёл длинный молодой человек с гладко выбритой головой. Молча поклонившись присутствующим, он поставил на крепкий дубовый стол с резными ножками керамический кувшин, до краёв наполненный красным вином, и бокалы из толстого стекла.

Атос поманил Мартина:

- Вот! Познакомься с Гримо! Он будет за тобой ухаживать. А ты, бездельник, смотри, чтобы пёс всегда был напоен и накормлен, иначе голову откручу! – эти грозные слова относились уже к слуге, смиренно потупившему взор.

На самом деле Гримо беззаветно любил своего хозяина и выполнял поручения с радостью и завидной быстротой. Вот только благородный мушкетёр не отличался разговорчивостью, а потому распоряжения часто отдавал лишь взглядом. Гримо периодически делал что-нибудь не так и получал взбучку. Хвала Небесам, сейчас приказ прозвучал чётко и ясно, а потому верный слуга кинулся искать подходящие для здоровенного пса подстилку и миски.

Пока Люди пили вино, Мартин и коты исследовали жилище Атоса. На стене комнаты, играющей роль одновременно гостиной и столовой, друзья увидели большой портрет знатного вельможи. Его грудь украшали многочисленные ордена, а правильные и строгие черты лица не оставляли сомнений, что перед ними предок хозяина апартаментов. Об этом же свидетельствовала и шпага дворянина, оригинал которой висел рядом. Драгоценные камни на эфесе стоили немалых денег - уж в этом бывший Личный Кот цесаревича прекрасно разбирался!

На выступе массивного камина, покрытого белыми плитками-изразцами, возвышался серебряный ларец тонкой ювелирной работы. Любознательный Брысь тут же запрыгнул наверх и сообщил приятелям, что на крышке сундучка красуется герб с изображением щита и короны. Всё, вместе взятое, говорило о древности и аристократичности рода храбреца-мушкетёра.

Пытливый Савельич не удержался и проверил, чем обиты коричневые с золотистым рисунком стены – оказалось, плотным шёлком. Мартин придирчиво осмотрел «место проверки» на предмет следов от когтей (он уже чувствовал ответственность за имущество нового и, как он надеялся, временного хозяина). Обнаружив несколько крохотных дырочек, он одарил книголюба укоризненным взглядом.

Оставив пса в надежных руках молчаливого Гримо, друзья снова вышли на залитую солнцем улицу. Теперь их путь лежал на RuedeColombier, где недалеко от особняка капитана королевских мушкетёров располагалась квартира Портоса.

- Улица Старой голубятни! – перевел Брысь мудрёное название.

Компания остановилась перед домом из розового камня. В распахнутом настежь окне маячил одетый в зелёную ливрею упитанный (под стать хозяину!) слуга.

- Эй, Мушкетон! – заорал Портос, нарушив дремотную тишину и распугав стайку воробьев, которые копошились под стенами в поисках крошек.

Толстяк, клевавший носом на невыносимой жаре, вскинулся и побежал встречать хозяина и его гостей. Правда, внутрь их не пригласили. Портос сконфуженно пробормотал в оправдание, что нужно торопиться на доклад к де Тревилю, а до того пристроить остальных питомцев. Так что Рыжий просто перекочевал на руки слуге, пообещав друзьям рассказать подробности во время вечерней встречи.

Атос и Арамис понимающе переглянулись – они-то знали причину смущения Портоса! Их приятель хотел казаться богаче, чем был в действительности: скромного бюджета хватило, чтобы снять просторную квартиру на престижной улице, но не осталось средств обставить её подобающим образом!

Настаивать мушкетёры не стали, а Д’Артаньян вообще отличался природным тактом, и компания направилась к Арамису.

Его маленькая квартира на первом этаже серого каменного дома на улице Вожирар состояла из гостиной, столовой и спальни, но главным достоинством был выход в тенистый садик, заросший высокими клёнами. Их густые кроны надёжно укрывали не только от зноя, но и от любопытных глаз.

Савельич с удовольствием обнаружил в доме несколько книжных полок - среди толстых томов по богословию затесалась парочка романов, их содержание могло помочь лучше узнать бытовую сторону эпохи, в которую «занесло» жертв эликсира перемещений. Оставалось лишь поскорее овладеть французским!

Слугой Арамиса оказался толстенький кроткий человек лет сорока, одетый во все чёрное. Звали его Базен, и он с радостью принял на себя заботу о коте, тут же задавшись целью откормить худого питомца до округлого состояния – тогда они стали бы похожи не только цветом!

Д’Артаньян, хоть и находился в Париже первый день, но уже успел снять крохотную квартирку в мансарде на RuedesFossoyeurs, что переводилось как улица Могильщиков. Брысь быстро оглядел маленькую переднюю и спальню, в которой стояла лишь узкая кровать да деревянная тумбочка, но привередничать не стал - на двоих хватит! В конце концов, ему приходилось жить и в гораздо худших условиях!

Слугой юный гасконец обзавестись не успел, а потому самолично налил в глиняную миску молока, выпрошенного у владельца дома, некоего господина Буанасье, в счёт будущей оплаты. Оставив Брыся обживаться, молодой человек бросился к ожидающим его друзьям – им предстояло трудное объяснение с господином де Тревилем по поводу очередной драки с гвардейцами кардинала Ришелье…

 

Глава девятая. Первые впечатления

 

Д’Артаньян вернулся поздно, весело гремя мешочком с монетами. От юноши разило вином и луком, но Брысь простил гасконца, как только учуял гораздо более приятный запах бекона, который молодой человек принёс для своего «боевого товарища».

Следом по скрипучей лестнице, стуча деревянными сабо, в мансарду поднялся парень лет двадцати пяти, одетый как простолюдин: в сорочку из грубого льна, короткие штаны до колен и чулки. Всё темно-коричневого цвета. Очевидно, чтобы реже стирать. Остриженные кружком светлые волосы, широкий нос и толстые губы придавали вошедшему добродушный вид, но в серых глазах притаилась хитринка.

Пока Брысь расправлялся с угощением, незнакомец, оказавшийся всего-навсего слугой по имени Планше, критически осматривал новое место службы.

- А где же я буду спать, господин?! Что-то я не вижу второй кровати! – ворчливо заявил он.

Д'Артаньян быстро нашел выход из положения, отдав своё одеяло, и Планше устроился на полу в прихожей, не переставая бурчать.

Юный гасконец, пропуская мимо ушей нелестные отзывы о своём жилище, запустил руку в «кошелёк» и достал горсть золотых кружочков.

- Смотри, приятель, – обратился он к Брысю, расположившемуся рядом на кровати, - сорок пистолей! Король Людовик, видимо, не любит гвардейцев так же, как и мои друзья! Скажу больше – он не любит кардинала, а потому вместо взбучки мы получили награду. Часть денег, разумеется, прокутили в кабачке – нужно же было отпраздновать нашу общую победу и моё зачисление в Академию!

Брысь внимательно вслушивался в непривычный диалект, улавливая всё больше смысла в сказанном и пристально изучая лицо нового «подопечного»: нос тонкий с легкой горбинкой, скулы острые, покрытые юношеским пушком, тяжёлый волевой подбородок - признак твёрдости характера и упорства в достижении целей, карие глаза воодушевлённо горят… Что ж, ему точно понадобится помощь, поскольку увиливать от опасных приключений человек с таким лицом не будет!

Словно отвечая на его мысли, юный гасконец вскочил, выхватил шпагу и сделал несколько выпадов, поражая невидимого врага.

- Я, конечно, пока не мушкетёр, а всего лишь кадет, но пара-тройка подвигов, а там, глядишь, и голубой плащ! - тут он с подозрением обернулся на "слушателя". - Не веришь? А вот господин де Тревиль пообещал, что совсем не обязательно после Академии служить целый год в гвардейской роте!

Юноша опять со всего маху уселся на кровать, отчего та жалобно скрипнула, и мечтательно продолжил:

- Эх, если бы война!

С последним заявлением Брысь согласиться никак не мог, а потому возмущённо фыркнул и вздыбил шёрстку, однако "подопечный" истолковал его реакцию по-своему:

- Прости, что не представил тебя Планше! Этого проходимца мне подсунул Портос. Говорит, что нашёл его на мосту, когда тот плевал в воду и смотрел, как расходятся круги на воде! Якобы это свидетельствует о склонности к размышлению, а по мне, так о привычке бездельничать! Правда, друзья уверяют, что если его хорошенько отмутузить, то из Планше получится неплохой слуга! Как думаешь?

Д'Артаньяну нравился «собеседник» - его янтарно-жёлтые глаза светились умом и проницательностью.

Насчет «отмутузить» Брысь был вполне солидарен с мушкетёрами и считал, что с этого требовалось начать, а не отдавать единственное одеяло. Сам-то как теперь спать будет? В верхней одежде?! Но высказать свое мнение не успел – молодой гасконец, утомлённый событиями насыщенного первого дня в столице, откинулся на подушку и захрапел, подтвердив предположение Брыся.

- Интересно, как обстоят дела у остальных?

Путешественник во времени вылез на подоконник и ловко спрыгнул на мостовую.

Луна, приготовившаяся к скучному ночному дежурству, чуть не свалилась с небосклона, увидев старого знакомого, которого узнала и без золотистого ошейника. Ну, это уж ни в какие ворота! Мало ему реального мира, так он и в выдуманный забрался! Что за непоседа! И она засияла ярче, чтобы лучше видеть происходящее внизу.

В монастыре кармелиток Брыся уже поджидали. Нетерпеливо перебивая друг друга, невольные герои романа принялись делиться впечатлениями.

Оказалось, что Савельич обрел в лице слуги Арамиса «коллегу». Базен любил книги, и как только за мушкетером захлопнулась дверь, толстый коротышка взял с полки увесистый том и углубился в вопросы богословия, а увидев интерес со стороны кота, не удивился, а обрадовался и начал читать вслух. Правда, из-за незнания французского Савельич ничего не понял и теперь жалел о времени, напрасно потраченном на расширение кругозора ленивых уток, обитавших на «его» пруду. Лучше бы с иностранцами больше общался!

Рыжий поведал, что в просторных апартаментах Портоса почти полностью отсутствует мебель, но зато Мушкетон накормил его вкусной сметаной.

Мартин стал свидетелем нагоняя, который устроил своему слуге Атос за то, что тот неправильно истолковал безмолвный приказ, отданный хмурым взглядом. Хотя и без слов было понятно, что вернувшийся около полуночи мушкетёр хотел всего лишь воды для умывания перед сном! Пёс подтащил Гримо за фалду ливреи к кувшину, и тот наконец догадался, что именно «требует» разгневанный хозяин! В итоге, Мартин и слуга Атоса подружились, и ему немного жаль, что пришлось убежать во время вечерней прогулки, чтобы явиться на встречу под каштаном. Гримо наверняка достанется за потерю пса!

Ещё Мартин видел, как Атос открывал ларец маленьким ключом, который висел у него на шее на золотой цепочке, и перебирал бумаги. По-видимому, важные, раз их так тщательно оберегали от посторонних глаз!

Ночное светило немного понаблюдало за разношёрстной компанией, сетуя на судьбу за то, что ему не дано слышать, о чём говорят на красивой голубой планете. От досады Луна натянула на себя облако, а потому … пропустила события, повлиявшие на привычный ход давно известной истории…

 

 

Полностью текст в интернет-магазинах: Литрес.ру, Озон.ру, Амазон.ком в электронной и печатной версиях. Ссылка на сайт книги: https://ridero.ru/books/neveroyatnye_priklyucheniya_brysya_vprostranstve_ivremeni_5/

 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 587 раз

Люди в этой беседе

Комментарии (4)

  1. Ольга Малышкина

[quote name="Татьяна Шипошина"]Ольга, ваша повесть замечательная! Просьба - для сайта выбирать отрывочки поменьше размером, лучше - ставить два...

[quote name="Татьяна Шипошина"]Ольга, ваша повесть замечательная! Просьба - для сайта выбирать отрывочки поменьше размером, лучше - ставить два раза. Чтоб легче было читать. :-)[/quote]<br /><br />Татьяна, спасибо огромное за ободряющие слова!!<br />Пожелания учла!)<br />Обнимаю с теплом! :-)

Подробнее
  Вложения

Ольга, ваша повесть замечательная! Просьба - для сайта выбирать отрывочки поменьше размером, лучше - ставить два раза. Чтоб легче было читать. :-)

  Вложения
  1. Ольга Малышкина

[quote name="Ольга Малышкина"]Опубликовал с Вашими данными без проблем. Замените на своё.[/quote]<br /><br />Спасибо! Теперь получилось) А до того...

[quote name="Ольга Малышкина"]Опубликовал с Вашими данными без проблем. Замените на своё.[/quote]<br /><br />Спасибо! Теперь получилось) А до того тоже появлялась фраза "Статья успешно добавлена", но сам текст нигде не проявлялся((

Подробнее
  Вложения
  1. Ольга Малышкина

Опубликовал с Вашими данными без проблем. Замените на своё.

  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением