ЗАБЛУДИЛИСЬ! (Повесть «Побег из Орды», отрывок)

Автор :

Неожиданность, с которой столкнулись беглецы, вывела их из равновесия. Они зорко следили за всем живым, что появлялось в типчаковой и ковыльной степи, порой ровной, как стол, порой с лощинами, заросшими по пояс типчаком и клевером. Могли неожиданно  столкнуться со скотоводами или вооруженными нукерами ведущих поиск беглецов. А что поиск идёт и расширяется с каждым днем, Ивашка не сомневался. Но встретить на своем пути новую реку – никак не ожидал.

– Заблудились,– изрёк Василий, – вернулись к Яику после того крюка, когда уходили от конных татар.

Ивашка молчал, но видно было, что растерян.

– Погоди, князь, давай разбираться, откуда взялась новая река.

–Небось, рукав Яика, сам-то он куда шире этой реки. Значит рукав.

–Далеко больно рукав ушёл от главного русла. Сядем под ольху, перекусим, да помозгуем, как всё вышло.

После удачной переправы через Яик, путники сначала с трудом продирались сквозь заросли ивняка, ольхи, калины, тополя. Затем шли через рощу осокорей. Минули её, и лес стал редеть. То там,  то здесь высились высохшие стволы тополей и осин. Боярин придержал шаг. Потянулась каменистая гряда, преграждая путь весеннему разливу реки. За грядой на многие версты открытый суходол.

– Отдохни, Вася, под  деревом, я поднимусь вон на те скалы и осмотрюсь. Не ровен час, натолкнёмся на врагов. Меж Волгой и Яиком юрт натыркано гуще.

Ивашка, пригибаясь, махнул на каменистую гряду. С неё открывался широкий простор типчаково-ковыльной степи. В полуверсте скакали в их направлении несколько всадников. Они быстро приближались. Вскоре Ивашка различил в них вооруженных нукеров. Никак по их душу. Не зря осторожничал. Надо уходить под прикрытие леса, переждать. Вернувшись к Василию,  они углубились в лес, забирая вверх против  течения. Шли долго. Ивашка снова пошёл на разведку, и опять увидел тех же всадников, словно идущих за ними попятам. Покидать лес опасно. Не иначе один из разъездов стерёг этот участок поймы, поскольку всадники курсировали то взад, то вперёд.

– Облава, – решил Василий,– сколько конных?

– Трое.

– Подпускаем на выстрел и без промаха стрелами. Я одного, ты двоих. Успеешь?

–Успеть-то успею. Как быть с лошадями? Уйдут на стан. Догадаются, кто сразил нукеров. Вот тогда верная облава. Найдут, повяжут.

Пришлось ждать ночи и под её прикрытием уходить из опасного места. Ночь была пасмурная, тёмная. Не видно ни зги. Шли на ощупь, рискуя оступиться в сурочью нору и повредить ногу. Справа неожиданно замерцал огонь костра. Пришлось отклониться от выбранного вечером направления. Вот на этот зигзаг и грешил Ивашка.

К утру выбились из сил. Рассвело. Небо всё также  супилось, закрывая  солнце, но дождь не шёл. Легкий ветерок тянул с севера, хорошо освежал разгоряченных ходоков. По свету с шага перешли на бег из последних сил, и когда  были готовы упасть от бессилия, увидели длинную вереницу леса.

Упали, передохнули и бегом под спасительные кроны леса. Шли через бурелом, зло и настырно пробиваясь к воде. И вот она блеснула своей свинцовой тяжестью. Течение тихое, значит глубина большая.

Ивашка опустился по примеру Василия на землю и, качая головой, изрёк.

– Это не рукав Яика.

–Тогда приток. В Москву-реку впадает Яуза, Москва – в  Оку, Ока – в Волгу. Вот и у Яика появился приток, о котором мы не ведали. Река тихая, по берегам камыши,– убедительно рассуждал Василий.

Из-за туч выглянуло солнце, определяя сторону света – восток. Где восток Ивашка не сомневался и до восхода ярила. Потому его страшно озадачило течение реки на север, против шерсти Яика? Может ли такое быть?

– Сам говорил: наше главное направление – на запад. Мы туда и шпарим,– устало говорил Василий,– доставай харчи, пожуём, на сытое лучше думается. Не отвлекает.

– Воля твоя, князь. Реку камнем перебросишь. Не велика, вряд ли укромный островок сыщется, где бы могли костёр раздуть, да дичь поджарить. Или рыбы поймать, да на огне испечь. Тут её, думаю, тьма.

– Я тебе повелеваю, боярин, рыбалить. Ночь прошла в трудах, требуется сытная трапеза. Доставай уды.

–Воля твоя, князь, на жарёху возьмём быстро. На насадку вместо червя сыр сгодится.

Ивашка вынул закиды из нескольких крючков, облюбовал заводь и забросил свою снасть, Василий  – вторую. Ожидать долго не пришлось. У Василия леса задергалась первой, он подсёк рыбину резким жестом руки, и выбросил на берег крупного язя. Следом  тоже самое ожидало Ивашку.

– Рыбаль дальше, княжич, я пойду сухой осины пошукаю. Она горит бездымно и запаха не издаёт. Не смолянистая.

– Знаю-знаю, боярин,– с улыбкой ответил Василий,– не забыл твои слова.

Вскоре меж кряжистых осокорей языки пламени облизывали осиновый сухой валежник. В свете дня огонь светился тускло. Явился Василий с добрым куканом рыбы.

– Хватит заморить червячка?– с веселым настроением сказал отрок,– можешь потрошить рыбу. Я возьмусь жарить.

– Воля твоя, князь.

– Коль моя, надобно, боярин, бросать пеший ход, добывать лошадей.

– Что так?

– Натер я ногу до крови. Ночью упал и черпанул голяшкой камешков на сурчиной норе. Сразу не почуял, и потом не хватился. Гнали то аллюр.

–Ладно, выпорю рыбу, посмотрю твою ссадину. Ты бы пока вытряс сор из сапога, не ходи с ним.

Василий разулся, правая лодыжка кровоточила, рану щипало. Пока Ивашка порол и мыл рыбу, княжич раскатал осиновые угли ровным порядком и разместил весь улов. Его хватит и на ужин. Язи были круглые жирные, а лещ едва ли не с лопату. Но он костистый, и Вася не хотел класть его на угли.

– Клади, князь, вечером за обе щёки будешь уплетать. Сыр, небось, надоел. Давай посмотрю твою рану.

– Какая там рана, простая ссадина.

– В походе ссадина может выбить из строя. Загноится. Дело не шутейное.

Ивашка оглядел болячку. Кровь на ней засохла. Он достал из мешка махонькую долблёнку  с сосновой живицей, смыл кровь. Живицей же и смазал, обмотал белым лоскутиком от свежей портянки.

– Заживёт, как на собаке,– молвил и велел обуться.

– Заживёт, только мне надоело по степи пуганным зайцем скакать,– ворчливо говорил Василий, натягивая сапог на ногу.– Добудем лошадей и – вихрем к Волге. Сам говорил между Яиком и Волгой  юрт понатыкано больше,   а путь в несколько раз длиннее и опаснее.

– Посмотрим, ешь покуда.

Василий ел, но молчать не мог.

–При лошадях чуть забрезжил рассвет, мы в седла и – на рысях. Дневной путь покроем пока разъезды тронутся. Увидели опасность, встали, схоронились. Вечером тоже самое, и ночью шагом – быстрее будет.

– Пойми, князь, не могу я рисковать твоей свободой. Надо  разобраться в какую сторону мы ушли, коль на эту реку наткнулись.

– Приток это, боярин, мне сердце подсказывает. Спокойно на душе.

– Течение у реки малое, Яик куда проворнее мчит. Перелезем на ту сторону – увидим новое. Я приметил, по течению невысокий холм есть. Вот с него  и обозрим.

– На холме стойбище татарское. От полой воды на нём хорошо хорониться.

– Правильно, высмотрим. Если людей будет мало, выспросим. Лошадей купим.

После сытной трапезы Василий свернулся калачиком и тут же уснул, подложив  ладони под щёку. Сказалась бессонная с тяжелым переходом ночь. Боярин решил хорошо отдохнуть, восстановить потраченные силы.

Полдень принес тревогу. Чуткий Ивашка уловил лай собак. В ту же секунду был на ногах, прислушался.

– Князь, вставай, люди с собаками близко. Сдаётся мне с той стоянки, что на холме, и тут где-то есть брод с голым берегом, водопой.

Василий крутил головой, стряхивая сон. Насторожился.

– Слышу шум, крики! Движутся в нашу сторону!

– Собаки учуяли нас и ведут людей. Татары думают – копытный зверь, а то и волки.

– Что же делать – в бега?

– Собаки возьмут след. Придётся схорониться в воде. Применим искусство наших предков. Не зря я тебя обучал на озере дышать через камыш.

Ивашка быстро вырезал несколько камышинок, срезал макушки, продул их. Годятся. Сгреб пожитки.

Лай собак приближался,  слышались возбужденные голоса наездников. Дорога  каждая секунда. Ивашка отдал князю несколько обрезанных камышинок, надел заплечные мешки.

– Быстро в воду, князь, бери в рот камыш, садись на дно и дыши, как учил. Намокшая одежда потянет тебя на дно, не всплывёшь. Давай, посмотрю, ладно ли усядешься средь зарослей. Я – следом.

Юноша снял  с головы малахай, сунул его в карман халата, зажал губами камыши, придерживая  правой рукой так, что они возвышались над его головой, медленно погрузился. Холодная вода  сбивала дыхание. Он его выровнял глубокими вздохами. Глубины у берега не хватало. Пришлось продвинуться  в сторону. Лай собак нарастал, торопил боярина укрыться. Убедившись в безопасности княжича, с торчащими на полвершка над водой камышинами, Ивашка, не мешкая, присел рядом. Едва он успел сделать первый вдох, как на противоположном высоком берегу реки с  редколесьем появились собаки. Через минуту к ним подскакали трое наездников,  горяча псов возгласами. Но те вдруг притушили свой лай, завиляли хвостами, как бы в знак извинения, что мол, вышла ошибка, и на той стороне нет никого. Наездники некоторое время крутились на берегу, возбужденно перекликаясь, пристально всматриваясь в противоположный, густо заросший безмолвный берег. Это были чабаны. Отару овец, гурт лошадей и коров с телятами они гнали после водопоя в богатую травами лощину. Вскоре люди отвалили от реки, покрикивая на собак, подсмеиваясь  над оплошкой.

Беглецы сидели в воде пока не продрогли. Выходить, не зная, где находятся собаки и люди, не смели. Наконец, Ивашка, скрытый густыми зарослями камыша и осоки осторожно высунулся из воды. Прислушался. Тихо. Только слышен шелест камыша да листвы тополей. Он тронул за плечо князя, приподнял его. Юноша вскочил, отфыркиваясь, жадно схватывая ртом свежий воздух. Мокрая одежда неприятно липла к телу, с неё ручьём сбегала вода.

– Пронесло, ушли,– сказал Ивашка.– Теперь сушиться и согреваться бегом, а то и борьбой.

Осторожно, стараясь не хлюпать, всё также прислушиваясь к лесным и речным звукам, путники вышли на берег.

– Костёр запалим?– выбивая холодную дробь зубами, спросил Вася.

– Нельзя, ветер тянет с юго-востока, как раз в сторону наших врагов. Они люди степные, враз учуют дымок. Догадаются, на кого лаяли собаки.

Углубившись в лес, боярин велел снимать отяжелевшую одежду. Выжав  едва не досуха, развесили на ветках, принялись энергично разминаться. Василий  принял борцовскую стойку, сказал:

– Иду на вы!

Боярин принял вызов,  и схватка началась.

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 633 раз

Последнее от Владимир Нестеренко

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением