Нанозавры, 7+

Нанозавры.
– Вы, что переезжаете? – Генка ворвался к нам в дом и огляделся. Коридор был заставлен мебелью.
Генка, это мой сосед и лучший друг в деревне. Родители купили здесь дом. Теперь каждое лето мы проводим на даче.
– Нет, – успокоил я Генку, – мы ремонт на кухне затеяли.
– Уф, я уж испугался. Помочь?
Папа доверил нам отдирать от стен старые обои в несколько слоев. Мы отрывали огромные лоскуты и складывали их в мешки.
И вдруг Генка как закричит:
– Смотри, что я нашел!
За последним листом обоев он обнаружил приклеенные к доскам старые газеты. Он уставился в стену и застыл.
– Тедик, знаешь что? – обрадовался Генка и сгреб меня в охапку. - Мы теперь с тобой о-го-го!
Тэдик, это я. Вообще-то меня зовут Теодор, в честь дедушки, он был греком. От него мне достались черные кудрявые волосы и смуглая кожа. А от папы я получил голубые глаза и фамилию Семечкин. Так я и стал Теодором Семечкиным, а друзья зовут меня Тэдик.
Генка ткнул пальцем в заголовок газеты: «Пионер – всем пример!» Там было написано, как пионеры всем помогают.
– Пойдем, – сказал он, – будем искать, кому помощь нужна.
– А как же ремонт?
– Подождет твой ремонт. В первую очередь о других надо думать!
Мы побросали обои и выскочили во двор.
– Надо нашей команде название придумать, – Генка почесал за ухом. – Нужно что-то инновационное. Например, нанозавры.
– Кто? – удивился я.
– Ну, мы, как динозавры, сильные и все умеем.
– А что динозавры умели?
– Любишь ты к мелочам придираться, – рассердился Генка. – Вперед, нас ждут великие дела!
Навстречу нам попалась баба Зоя с двумя ведрами воды.
– Давайте поможем, – мы кинулись вырвать у нее из рук ведра.
– Ой, что вы, – замотала головой баба Зоя. – Куда вам тяжесть такую таскать?
Она вцепилась в ведра, будто в них было золото какое-то, и скорее поспешила по тропинке к дому.
– Ничего, деревня большая, – сказал Генка.
Тогда мы отправились к дяде Егору. Зимой и летом он ходит в шерстяном платке, обвязанном вокруг поясницы. Это потому, что у него больное давление и спина скачет. То есть наоборот: давление скачет и спина болит.
Застали мы дядю Егора во дворе. Он складывал из березовых дров поленницу. Наклоняясь за новым поленом, хватался за спину и кряхтел.
– Помочь? – крикнул Генка.
Дядя Егор с трудом разогнулся:
– Знаю я вас, короеды-безобразники. Сам управлюсь.
– Будем действовать тайно, – шепнул Генка.
– Зачем тайно?
– Тэдик, сам подумай. Пионеры перевелись давно. Время сейчас такое, никто никому не доверяет. Вот и покажем, какие мы на деле нанозавры.
Он сорвал одуванчик и добавил:
– Благородные дела не на показ нужно делать.
– Точно, – подхватил я. – Нам благодарности не нужны.
– У нас идеальное взаимопонимание, – кивнул Генка. – Выдвигаемся в полночь. Не проспи.
За ужином я два раза добавки просил. Мне энергия нужна, добрые дела не так-то легко делаются.
– Ты, наверно, силы восстанавливаешь после ремонта, – укоризненно сказал папа.
Мы с Генкой так увлеклись идей с нанозаврами, что совсем забыли про обои в кухне.
В десять вечера я ушел в свою комнату и даже раздеваться не стал, только прилег отдохнуть.
Мне казалось, что я плыву по небу на огромном рулоне обоев и зачерпываю облака ведрами бабы Зои. На соседнем облаке сидел оранжевый петух и вопил, что есть мочи. Я открыл глаза, но петух продолжал надрывать горло.
У петуха явно была бессонница, и орал он прямо под моим окном. Я подошел к окну и отдернул занавеску. В свете луны увидел Генку.
– Перестань кукарекать! – зашептал я. – Сейчас выйду.
На цыпочках я пробрался в коридор, чтобы никого не разбудить. Подошел к двери и осторожно открыл замок. Замок в ночной тишине щелкнул так, будто выстрелили из десяти пушек, причем одновременно.
– Не проспит он, – накинулся на меня Генка, когда я вышел на крыльцо. – Я тебя целую вечность бужу.
Ему хорошо, он живет с бабушкой, которая спит богатырским сном.
– Фонарик взял? – все еще бушевал Генка.
– А чего ты сразу про фонарик не сказал?
– Ладно, будем по звездам ориентироваться.
– Лучше по фонарям.
– По фонарям каждый дурак может. Видишь хвост Большой Медведицы? – Генка ткнул пальцем в небо. – В той стороне дом дяди Егора.
– Может, не надо к нему?
– К нему в первую очередь надо! У него спина болит.
Мы взяли курс на хвост Большой Медведицы. В темноте раздавались неприятные шорохи, и от этого я весь покрылся мурашками.
Подойдя к дому дяди Егора, Генка приоткрыл калику. Она противно заскрипела.
– Надо смазать, – он деловито прошел во двор.
Я юркнул за ним. Поленницу освещал яркий фонарь на высоком столбе. Я раньше никогда не складывал дрова и нацеплял десяток заноз. А Генка, он всю жизнь в деревне живет и почти все умеет. Ему можно смело дать звание мастера спорта по укладыванию дров.
Когда начало светать, поленница возвышалась над нашей головой. Спина и руки болели так, словно мы таскали огромные толстые бревна.
– Готово, – Генка тяжело прислонился к поленнице.
Мы полюбовались своей работой. Красиво!
И только Генка отлепился от поленницы, как я увидел нечто завораживающее. Стена из дров, которую мы так старательно складывали, начала надвигаться на нас. Я помотал головой, думал, мне это от усталости мерещится. Но поленница продолжала крениться.
– Бежим! – Генка схватил меня за руку.
Мы отскочили ровно в тот момент, когда стена из дров оглушительно рухнула на землю.
Кажется, так быстро мы никогда не бегали. Да мы и не бежали, мы летели, как ракеты, плюнув на звезды и, не слыша больше никаких шорохов. В ушах стоял грохот обрушивающейся поленницы.
В ту ночь я спал, как убитый. И утром еле встал с кровати, а Генка прибежал ко мне бодрый и веселый.
– Слышал, что там у дяди Егора? – спросил он, когда мы вышли во двор.
– Я тебе больше скажу. Я не только слышал, но и видел, что там у дяди Егора.
– Хых, – хихикнул Генка. – Да я не про это. Мы ведь с тобой и вправду доброе дело сделали. Пойдем, сейчас сам все увидишь.
Он побежал в сторону, где вчера висел хвост Большой Медведицы. Во дворе дяди Егора происходил настоящий концерт. Развалившаяся поленница лежала ровным полукругом. На почтительном расстоянии расположились соседи. Дядя Егор размахивал шерстяным платком, танцевал вприсядку и рассказывал, что ночью к нему прилетали инопланетяне. Будто бы летающая тарелка приземлилась на поленницу, а зеленые человечки с помощью ультраволн вылечили его спину.
– Надо журналистов позвать, пусть в газете напишут, – говорили соседи.
– Да, что ваша газета? – вопрошал дядя Егор. – Меня теперь по телевизору покажут!
Нам с Генкой и смешно и стыдно стало. С одной стороны поленницу разрушили, а с другой – человека вылечили.
– В следующий раз будем аккуратнее, – сказал Генка.
– Может, ремонт у меня в кухне доделаем? – робко спросил я.
– Не будь эгоистом. В мире столько людей в помощи нуждаются, а ты о своих обоях беспокоишься. – Давай подумаем, кому сегодня поможем?
– У бабы Зои, наверно, вода закончилась.
– Точно! Встречаемся, как обычно, в полночь. Только ты это…
– Да, понял, понял, не просплю.
И я почти не проспал, честное слово. Заснул всего на минутку.
– Му-у-у, – раздалось под моим окном.
Пока я вставал с кровати, кто-то снова настойчиво замычал:
– Му-у-у-у-у-у.
В окне я увидел маячивший силуэт. Луна в эту ночь не светила, и его было не разглядеть. Но все приличные коровы в это время, конечно же, спят. Поэтому я сразу понял, что это Генка.
На цыпочках я вышел во двор:
– Ты в следующий раз визжи, как поросенок. Чтобы наверняка моих родителей разбудить.
– А я виноват, что ты дрыхнешь, как сурок! – обиделся Генка и посветил мне в лицо фонариком.
С фонариком идти было хорошо, дорогу видно. Но, когда мы подходили к калитке бабы Зой, он погас. В темноте лбом я врезался в забор.
– Ты зачем фонарик выключил? – зашептал я, потирая ушиб.
– Батарейки сели, – натужно сказал Генка. Он еле сдерживал смех.
– Как мы в темноте ведра найдем?
– На ощупь, – Генка открыл калитку и направился к сараю.
Отыскав задвижку, он повернул ее и распахнул дверь.
– Ой-ё, – раздался приглушенный стон.
В темноте Генка наступил на грабли. Ручка от них со всего маху щелкнула его по лбу.
– Это у бабы Зои грабельная сигнализация такая, – я чуть не лопнул от смеха. – Залезет к ней вор, чтобы ведра украсть, а грабли тут как тут. Бах, и полная потеря сознания.
– Раз такой умный, сам за ведрами иди, – запыхтел от обиды Генка.
Войдя в сарай, я тут же наступил на грабли. Хорошо, руки успел вперед вытянуть.
В темноте трудно искать ведра. Особенно, когда ты не знаешь, где они лежат. Я осторожно прошел вперед и тут, совсем рядом со мной, кто-то сказал: «Му-у». Я чуть назад себя не упал, совсем забыл, что у бабы Зои корова есть. И где же ей еще быть, как не в сарае! Не в спальне же она у бабы Зои живет.
Мне можно сказать повезло, я очень быстро ведра нашел. Потому что от неожиданности попятился и наступил ногой в ведро. Пока из него выпутывался, наступил еще в одно.
– Ты чего там гремишь? – Генка просунул голову в дверь.
– Тут корова.
– Так не собака же, не кусается.
– Зато бодается.
– А ты ее не буди, она и не будет бодаться. Ведра нашел?
– Нашел.
– Ну, теперь за водой!
Всю ночь мы бегали к колодцу и обратно. Нам казалось, что он находится не то что на другом конце деревни, а на другой планете. Пузатую бочку бабы Зои мы заполнили водой до краев.
– Я с ног валюсь, – признался Генка.
– А я их вообще не чувствую и рук тоже.
Как можно тише я вошел в сарай, чтобы поставить ведра на место. В темноте наступил на коровью лепешку и поскользнулся. От неожиданности выставил руки, а головой зацепил какую-то палку. Палка с глухим звуком грохнулась. Рядом зашевелилась корова и протяжно замычала. Она начала подниматься, цокнув копытами по неструганым доскам пола.
Я выскочил из сарая и помчался в сторону дома.
– Ты чего сиганул? – еле догнал меня Генка.
– Там ко-корова проснулась.
– И что?
– А вдруг она на меня набросится?
– Это ж не медведь, чтоб на людей бросаться.
– Не знаю, что там медведи делают, а в темном сарае наедине с бодрой коровой не очень-то приятно оказаться.
Утром я слышал, как папа сказал:
– Сейчас я с ним серьезно поговорю.
Но мама его остановила:
– Мы в город опаздываем. Приедем, и проведешь с Теодором беседу.
А потом я услышал, как Генка прибежал и в дверях столкнулся с моим папой:
– Здрасте, дядь Вова.
– Здра-авствуй, – ответил он, необычно растягивая слова.
– Чего это у тебя папа такой странный? – спросил Генка, усаживаясь ко мне на кровать.
– Не знаю, – я тогда совсем не придал этому значения.
– Может, он все знает?
– Что знает?
– Все уже знают, один ты не знаешь!
– Да что ты заладил, знаешь – не знаешь! Я, между прочим, всю ночь не спал.
– Я что ли спал? – вскипел Генка. – Там у бабы Зои такое во дворе творится! – он перестал сердиться и начал сдергивать с меня одеяло. Генка, когда хочет что-то интересное рассказать, вообще обо всех обидах забывает. – Вставай, говорю, скорее.
– Дай хотя бы бутерброд съесть. Я голодный.
– Мы с тобой такую кашу заварили, за неделю не съешь. Побежали!
Пока я на ходу застегивал рубашку и бежал за Генкой, в груди у меня начала расти тревога. Она разрасталась огромным чугунным лопухом.
Подойдя к дому бабы Зои, мы увидели, как она стояла посреди двора и раскачивалась из стороны в сторону. Рядом с бочкой крутился дядя Егор. Он совал в воду палец, клал его на язык и причмокивал. За бочкой на грядках картофеля лежала корова и протяжно стонала. Жалобно так: «Му-у-у, му-му-у-у». И еще несколько соседей стояли в стороне и переговаривались. Здесь же была и Генкина бабушка.
– Корова ботвы картофельной объелась, – сказала она. – Отлежится сегодня, и все пройдет.
– А кто в бочку воды натаскал? – все также раскачивалась баба Зоя. – Она пустая стояла.
– Ты сама и натаскала. И дверь в сарай не закрыла, вот корова и вышла. Это у тебя амнезия называется, частичная потеря памяти, – заключила Генкина бабушка.
– У меня потеря урожая. Всю картошку Буренка потоптала.
– Всего-то две грядки, – не сдавалась Генкина бабушка.
– Я знаю, кто это сделал! – вскричал дядя Егор.
Мы с Генкой так и подпрыгнули.
– Кто? – в один голос спросили все.
– Инопланетяне! По вкусу вода в бочке отличается от нашей, земной, с примесью неизвестных элементов. А корову они хотели с собой взять для опытов. Только она к ним в летающую тарелку не влезла. А, может, бодалась сильно, вот и не далась в руки. Или что там у инопланетян вместо рук?
– Зачем инопланетянам моя корова? – испугалась баба Зоя и с нежностью посмотрела на Буренку.
– А зачем им мои дрова? – твердо стоял на своем дядя Егор. – Нет, без телевидения не обойтись, – сказал он грустно. Видимо, ему не очень-то хотелось делить инопланетную славу с бабой Зоей.
Мы с Генкой бочком вышли за калитку и побрели к дому.
– Тедик, ты, что задвижку на сарае не закрыл?
– Откуда я знал, что там задвижка была? Когда корова замычала, я даже забыл, как меня зовут.
– Никогда ты до конца ничего не доводишь Даже ремонт на кухне бросил.
Я чуть не задохнулся от такой несправедливости:
– Так ты сам сказал, что другим помогать важнее.
– Сам, – согласился Генка. – Давай лучше еще кому-нибудь поможем.
И мы начали думать. Тут Генка как треснет меня в плечо:
– Вспомнил! Бабушка говорила, тетя Валя варенье хотела из смородины варить. Только в этом году ягода долго не красится.
– Ты ее красить что ли собирался? – я потер плечо.
– Сразу видно, что ты городской, – насупился Генка. – Сегодня солнце шпарит, значит, смородина к вечеру созреет. Вот мы и насобираем ее тете Вале на варенье.
На этот раз я не стал дожидаться, когда Генка гусем или бараном закричит у меня под окном. Ровно в двенадцать часов ночи я вышел из спальни и направился в коридор.
– Стоять! – за моей спиной прогремел папин голос.
А я не то, что остановился, у меня ноги к полу приросли. Папа крепко взял меня за локоть, и мы вышли на крыльцо. Когда Генка нас увидел, у него чуть глаза на лоб не полезли.
– Так, – сказал папа, – будем проводить следственные действия.
Мы с Генкой притихли и сделали вид, что у нас абсолютно чистая совесть.
– И, куда это вы собрались?
– Так мы это, на звезды посмотреть, – неуверенно ответил Генка.
– А вчера вы бабу Зоину корову с Большой Медведицей знакомили?
– Откуда ты знаешь? – выпалил я.
– Двери в дом по ночам закрывать надо и коровьи лепешки с обуви стряхивать.
– Балбес, – не выдержал Генка и отвернулся от меня.
Пришлось рассказать и про пионеров в старой газете, и про нанозавров.
Папа, долго и виртуозно нас отчитывал, чтобы мы осознали все, что натворили. Я вместе с Генкой сидел на крыльце и безропотно осознавал.
Но чувствовал, что папа не сердится. Мы ведь и вправду, помочь хотели.
Еще некоторое время мы сидели в тишине и смотрели на звезды.
– Все-таки добрые поступки нужно с умом делать, – сказал Генка.
– И не лезть, когда тебя не просят, – зевнул я.
– А по ночам спать надо, – добавил папа.
Утром Генка снова пришел ко мне. Пока мы с ним добрые дела делали, родители ремонт в кухне закончили. И мне было стыдно, что я им так и не помог.
А тут как раз папа в спальню зашел:
– Ну, что, нанозавры, поможете?
– Поможем! – мы отчаянно закивали головами.
– Надо с чердака комод спустить. Настоящий раритет!
Мы с Генкой мигом на чердак рванули.
– Я буду спереди комод поднимать, а вы его сзади хватайте, – папа наклонился и приподнял две ножки от пола. – Ух, тяжеленный!
Мы с Генкой за две другие ножки схватились. Спуская комод с лестницы, нам казалось, что это огромный корабль. Он накренялся то влево, то вправо. Неожиданно из него вывалился ящик и с грохотом поскакал вниз по ступеням.
– Ничего, – натужно сказал папа. – Еще немного осталось.
Когда мы наконец спустились, Генка подошел к выпавшему ящику. На дно прилипла старая черно-белая фотография.
– Тедик! – закричал Генка. – Знаешь, что? Мы теперь с тобой о-го-го!
Мне чуть плохо не стало от таких слов. Мы с ним уже наогогокакились с поленницей и коровой бабы Зои. Я подошел поближе, чтобы рассмотреть фотографию. На ней была изображена речка, где двое мальчишек в трусах стояли на хлипком плоту и широко улыбались.
– В кругосветку пойдем! – сказал Генка тоном, не терпящим возражений.

Результаты голосований (1)(показать/скрыть):
Голосование за переход:
Из "Золотое перо Руси 2019"
в "Золотое перо Руси 2019"
Баллы:

Уровень литературного мастерства. Соответствие содержания и формы. :
Всего 21. Средний 7,00

Оправданность цели написания. Эмоциональное воздействие. Оригинальность и увлекательность. :
Всего 22. Средний 7,33

Грамотность. Доступность восприятия (соответствие возрасту) и легкость изложения. :
Всего 24. Средний 8,00

Всего голосов :3
Всего баллов :67
Общий средний балл :22,33
У вас нет права голосования на этом этапе.


Люди в этой беседе

Комментарии (3)

Произведение снимается с конкурса в связи с нарушением "Положения о конкурсе". Превышение объёма (15889 зн.)

  Вложения
  1. Татьяна Николаева

Какие живые и активные мальчишки!

  Вложения
  1. Виктория Медведева

Хороший, веселый рассказ! Спасибо автору и удачи в конкурсе!

  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением