Ундер Шпундер. Глава 1. Спасение репутации

Автор :
Опубликовано в: Сказки для 6-10 лет

1

– Вот так вот, ждёшь эту весну, ждёшь, а она вона как… – маленький серый крысёнок Шпундер сидел в норе своего друга енота Ёника и трясся от холода.

Он был промокшим до ушей, и грязь толстой коркой покрывала его лапки и живот.

– Мама говорила, что когда придёт весна, жить станет легче, – всхлипывал Шпундер, пытаясь хоть чуть-чуть отскрести от подсыхающей глины штанишки.

– Да уж, – вздохнул Ёник, подкидывая в печку хвороста, – сейчас мы супу наварим, согреешься.

Крыс тяжко вздохнул.

Этой ночью разлившаяся река подмыла берег и обрушила в воду огромный кусок суши, в котором была крысиная нора. Из большого семейства Ундеров только маленький Шпундер успел выбраться на берег. Об остальных родичах и вовсе ничего не было слышно.

– Мне бы только своих найти, а уж вместе мы сумеем выкопать новую нору… – вздохнул крысёнок.

– Найдутся, куда они денутся, – ободрил его Ёник. – А пока поживёшь у меня.

– Не, я так не могу, – поднял покрасневшие глазки Шпундер. – Утром пойду искать их.

– Ну куда ты пойдёшь? Как бы не простыл ещё.

– Не, я не простыну. Я только подсохну и утром отправлюсь.

– Подожди хоть до хорошего тепла, – уговаривал Ёник. – А там, глядишь, они и сами объявятся.

Когда крысёнок наконец свернулся возле печки и уснул, енот заботливо накрыл его своим пледом.

2

Утро пришло безрадостное, с моросящим дождём. Как ни уговаривал Ёник, а крысёнок собрался в путь. Енот помог ему, чем смог: дал непромокаемый плащ с капюшоном. Ёнику он был уже мал, а крысёнку чуть великоват, но это было лучше, чем ничего. Потом енот собрал в узелок припасов на первое время:

– Ты, если что, возвращайся. Тут, как-никак, свой лес, прокормишься…

Шпундер благодарно кивнул. Он решил идти вниз по течению реки, ведь именно туда понесло кусок суши с его норой. Не может быть, чтобы никто из крысиного семейства больше не выбрался на берег.

Но чем дальше он шёл, тем меньше оставалось надежды. Берег реки были завален всяким мусором, оставшимся от наводнения: ветками, корягами, вывороченными с корнями деревьями. Еда, взятая с собой, закончилась, и приходилось грызть встречающиеся по дороге коренья и только-только проклюнувшуюся зелень. Напрасно крысёнок поднимал носик и принюхивался. Никакого знакомого запаха не обнаруживалось.

Через какое-то время на горизонте показались огромные, выше деревьев, сооружения. Таких Шпундер никогда не видел. А ещё у реки стали появляться большие двуногие существа – люди. О том, что это люди, крысёнок узнал от местных птиц и животных – ворон, воробьёв, белок. И они же ему посоветовали никогда к людям не приближаться. А вот из пропавшего крысиного семейства на берегу никого, к сожалению, не видали… И Шпундер бежал дальше.

Ночевал он где придётся, лишь бы укрыться от ветра и дождя.

Постепенно на берегу начали встречаться человеческие жилища: сперва одноэтажные, деревянные, а потом уже высотные, каменные. Земля же оказалась покрыта каким-то твёрдым веществом. Видимо, поэтому люди и не рыли норы, а жили в гигантских многоэтажных постройках.  Деревьев становилось всё меньше, птиц и живности – тоже.

По дорогам громыхали и вовсе чудовищные вонючие механизмы – машины.

Голуби сказали, что это место называется городом.

Берег реки в городе был покрыт камнем, и пришлось от него уйти в сторону. А потом ещё в сторону. И вот маленький крысёнок уже беспомощно мечется по улицам, стараясь отыскать что-нибудь съестное и при этом не попасть под ноги людей и под колёса машин.

3

В одном из дворов Шпундер увидел большой вольер. Обитателя его не было видно, а в миске лежали недоеденные аппетитные кусочки. Из дощатой будки в углу угрожающе пахло собакой. Всё же голодный крысёнок решил рискнуть и подцепить лапкой хоть крошку. Но как только он коснулся миски, из будки пулей выскочил пёс, и он наверняка проглотил бы нахального крысёнка, если бы Шпундер не юркнул в щель между досками в полу.

Крысёнок затаился в своём убежище. Сердце его колотилось, он был уверен, что у пса хватит силы раскидать доски и достать его, но другого выхода не находилось. Вдруг в щели показался удивлённый коричневый собачий глаз.

– Эй, мелкота, ты кто? – спросил пёс.

– Я Шпундер.

– Не местный?

– Нет, я это… у меня нору водой смыло…

– А-а, ну выходи, поболтаем.

– А ты меня не съешь?

– Больно надо. Ты какой-то грязный, наверняка блохастый. А меня и так хорошо кормят, – сказал пёс и чихнул.

Шпундер нервно сглотнул и потихоньку выбрался на поверхность, готовый в любой момент шмыгнуть обратно под доски.

– Меня Брехен зовут, – сказал пёс и сел, с интересом разглядывая крысёнка.

В свою очередь Шпундер тоже рассматривал хозяина вольера. Пёс был не очень крупный, хоть и больше крысёнка во много раз. Морда его с большими торчащими ушами выглядела умной и доброжелательной. Мощный плечевой пояс был упакован в серый форменный китель. Но лапы казались довольно-таки короткими, так что брюхо едва-едва не волочилось по земле.

– Я не блохастый. Просто погода такая… – сказал Шпундер.

– А, ну да. Если ты есть хотел, можешь добирать эти крошки, мне ещё дадут.

– Кто даст?

– Ну как кто? Люди. Они меня кормят.

– Люди? Это которые на двух ногах? А я думал, они страшные… И что, они всех кормят? – удивился Шпундер, залезая в миску одной лапкой, но не упуская из виду собачью морду.

– Нет, только тех, кто им нужен. Я вот, например, служебный полицейский пёс, вельш корги пемброк, – и пёс важно расправил на груди китель.

– Кто? – удивился крыс.

– Это порода такая. Между прочим, корги – любимые собаки английской королевы. Хотя да, откуда ж тебе знать, кто такая королева…

Шпундер на всякий случай оглянулся. Никакой королевы видно не было.

– Но меня здесь кормят не поэтому, – продолжал Брехен. – А потому, что я могу легко унюхать то, что лежит в плотно закрытом чемодане.

– А что такое чемодан? – спросил Шпундер.

– Да ты совсем из глухой деревни, что ли?

– Я из леса.

– А, ну понятно. Короче, чемодан – это большая твёрдая коробка с вещами, которую люди зачем-то таскают за собой. А что такое лес, кстати?

– Лес? Ну, это когда деревьев много-много, разных, и зверей тоже много… а людей нет.

– Разве так бывает?

– Ну да. Зачем бы мне врать? Кстати, у меня, говорят, тоже нюх хороший, – признался Шпундер.

– Хе. У нас на службе ценится не просто нюх, а настоящий талант! – гордо заявил Брехен и опять чихнул. – А у меня – вот, хоть и талант, но, как назло, насморк. Нет чтобы вольер утеплить как-то… Хотя моему Михалычу и о своём здоровье подумать пора. Самого то радикулит прихватит, то ещё что. Ой, разболтался я, а это наверняка служебная тайна.

– Ну, я никому не скажу.

– Понятно, не скажешь. А то ж я теперь тебя по запаху где угодно найду… когда выздоровею. Но на самом деле, скажу по секрету, просто видеть, слышать и чуять – мало. Надо уметь делать выводы. А вот это точно могут не все. Апчхи!

– Ты знаешь, тут неподалёку есть тёплое место, я заметил, когда пробегал. Может, тебе туда перебраться?

– Смеёшься? Я же в вольере.

– То есть ты даже не можешь отсюда выйти? – удивился крысёнок, оглядываясь на решётку.

– Нет, конечно. Я же служебный пёс, я всегда должен быть на месте, на посту. Тревогу могут объявить буквально в любую минуту, – Брехен достал из нагрудного кармашка часы на цепочке и внимательно на них посмотрел. – Хотя нет, сейчас не могут. Сейчас у них обед.

– Ничего не понимаю, – потряс ушами крыс.

– Тут и понимать нечего. А вот что я тебе скажу: майор Люся заказала на обед пиццу. Но ведь она худеет… Так что скоро будет выкидывать корочки прямо из окна.

– Зачем?

– Ну не знаю. Для птичек, наверное. Так что если ты подсуетишься, птички сегодня поголодают. Для них это полезно. Третье окно справа на втором этаже.

И действительно, не успел крысёнок толком пересчитать окна, как из одной форточки вылетели две пышные белые корочки. И даже с остатками сыра и соуса. Шпундер ухватил их обе буквально из-под клюва удивлённого толстого голубя.

– Вот нахал! – сказал голубь.

– Простите, но я был проворнее, – ответил крысёнок. – Будешь? – Шпундер предложил одну из корочек Брехену.

– Да ну, меня уже кормили, а ты трескай.

– Вкусно! – зажмурился крысёнок, уминая свежую корочку за обе щёки. – Хочешь, я тебе притащу чего-нибудь утеплить жилище?

– Неплохо бы… А ещё знаешь что…

– Что?

– Можно тебя попросить о небольшой услуге?

– Меня? – Шпундер так и подпрыгнул от радости. – Ну конечно! Ты же мой друг!

– Это… если вдруг тревога, и мне надо будет бежать работать, след брать… а понимаешь, когда насморк, обоняние пропадает к битым ёжикам…

– Это да. И что я могу сделать?

– Ну, я бы взял тебя за пазуху, и ты бы мне немножко помог, подсказал бы, куда след пошёл. Понимаешь, если Михалыч решит, что у меня пропал нюх, то плакала моя репутация…

– Кто плакала?

– Это так, образно… Ну как, идёт? И можешь у меня пока жить, кстати. Никто не заметит.

– Так мне не трудно, я согласен. Чего ж не помочь хорошему зверю!

– Ну, так и порешим. Только уж тогда не пропадай, будь рядом.

Остаток дня Шпундер потратил на то, чтобы принести с ближайшей помойки кое-каких тряпок и позатыкать особенно сквозящие щели в вольере. А на ночь крысёнок пригрелся под тёплым бочком корги. И это была первая спокойная ночь с тех пор, как крысиную нору смыло рекой.

 

 

4

Утром пришёл Михалыч – полицейский-кинолог, он покормил и выгулял Брехена. Шпундер спрятался под собачьей подстилкой, и его никто не увидел.

А после завтрака объявили тревогу. По крайней мере так это понял Шпундер.

Четыре человека, включая Михалыча, направились к вольеру.

Михалыч пристегнул Брехену к ошейнику поводок.

– Прыгай быстрее, – шепнул корги крысёнку, и тот проворно забрался ему под китель.

Люди вокруг все были в полицейской форме. Кроме одной девушки, выглядевшей очень расстроенной. Но именно она пошла показывать дорогу, а Михалыч с Брехеном отправились следом. Остальные двое и вовсе ушли внутрь здания.

Корги бежал на поводке рядом с Михалычем.

– Как я понял из разговора, – тихо пояснил он для Шпундера, – грабитель выхватил сумку у девушки прямо из рук.

– Ты что, понимаешь людей? – удивился крысёнок.

– Это не сложно. Ты тоже научишься. Так вот. Она пыталась с ним бороться, хватала за куртку, но он вывернулся и убежал. И в последний момент она успела сорвать с него шапку. А в шапке запахов – ого-го сколько! Так что мы сейчас пробежимся там, где всё это случилось, и тебе надо понять, куда запах дальше пошёл. То есть встать на след. Понял?

– Конечно, понял. Нам надо догнать того человека и отобрать сумку. Правильно?

– Точно.

Там, где показала девушка, Михалыч сунул Брехену под нос чёрную вязаную шапку. Шпундер осторожно высунул нос из кителя и тоже внимательно втянул воздух.

Шапка пахла немытыми волосами и страхом.

– Запомнил? – тревожно спросил Брехен.

– Угу.

– Теперь я тут сделаю несколько кругов, а ты, как поймаешь след, сразу скажи.

– Так вот же, да, я чувствую! Он пробегал тут.

– Я правильно сейчас иду?

– Да-да-да, запах есть!

– Тогда вперёд! И предупреди меня, если след исчезнет.

– Хорошо.

Для Шпундера это было похоже на игру. Он прекрасно чуял запах преступника, ехал в тёплом кителе под брюхом корги, и только едва заметно попискивал: «Правее. Левее. Поворачивай круче».

Брехен делал вид, что идёт по следу самостоятельно, и тащил на поводке своего Михалыча.

И вдруг крыс воскликнул:

– Так вот же он!

– Где? – удивился Брехен.

– Парень в чёрной куртке, прямо перед нами, что-то ест… Это он!

Корги понял, что крысёнок показывает на человека в уличном кафе, который только что сел за столик с кофе и гамбургером.

– Уверен?

– Абсолютно! Только никакой чужой сумки у него нет…

– Ясное дело, скинуть успел. Ну что ж, посмотрим.

И корги коротко гавкнул.

Парень поднял глаза и увидел перед собой полицейского с собакой. И оказалось, что это категорически не входило в его ближайшие планы. В ужасе он подхватил свой поднос, кинул его прямо в Михалыча и бросился наутёк.

Пока Михалыч, ругаясь, отряхивал с формы потёки горячего кофе, Брехен, вырвав поводок, уже вовсю летел за преступником.

Корги, хотя и не создан для гонок, скорость может развить вполне приличную, так что парню пришлось улепётывать во все лопатки. Неутомимый пёс не спускал с него глаз и не обращал внимания на мелкие препятствия.

5

И вдруг из-за уличного вазона перед псом выскочила тощая чёрная кошка. Округлив жёлтые безумные глаза, она яростно зашипела и попыталась царапнуть когтистой лапой по собачьей морде.

Брехен оскорбился до глубины души, взревел и бросился за кошкой.

– Эй, ты куда?! – пискнул Шпундер. – Мы ушли со следа! Поворачивай назад!

– Порву в клочья! Никуда он не денется! – выдохнул Брехен, отчаянно петляя за кошкой между испуганных людей, лавочек и клумб.

– А как же задание? Служба? Что там у вас?

– Сейчас! Порву в клочья! Апчхи!

Шпундер с ужасом видел, как пятки их преступника удаляются всё дальше по улице, а с другой стороны в это время уже показался запыхавшийся Михалыч. И тогда крысёнок решился на отчаянный шаг: он выпрыгнул из-за пазухи Брехена и побежал по следу за грабителем сам. И тут же понял, какую совершил глупость. Ну что он мог сделать с преступником один, даже если и догонит его? А тут ещё лавировать между людьми надо. Эти тоже затоптать запросто могут.

Шпундер обернулся. Обезумевший Брехен упрямо гнал кошку вокруг фонтана. И крысёнок решился на новый отчаянный шаг. Он кинулся наперерез кошке. Кошка от неожиданности почти остановилась, тормозя по асфальту когтями, и на неё едва не налетел сзади Брехен. А крысёнок уже со всех ног нёсся вслед за грабителем. Пришедшая в чувство кошка теперь скакала чётко за Шпундером, за нею нёсся невменяемый корги, а вдали орал что-то Михалыч. Что именно он кричал, Шпундер не понимал, он ведь ещё слишком мало знал о людях.

Крысёнок мчался со всей силы своих маленьких лапок. Ещё никогда в жизни ему не приходилось так быстро бегать. Он надеялся только на то, что, если кошка схватит его, то её тут же поймает и порвёт в клочья Брехен. И, возможно, тогда его личные потери будут не слишком велики.

Грабитель, наконец-то, начал выдыхаться. Он попробовал свернуть в подворотню и там затаиться. Но не тут-то было.

Шпундер, повернув по следу и увидев грабителя в двух шагах от себя, не придумал ничего лучшего, как прыгнуть на него, моментально взлетев к самой голове, и вцепиться в ухо. Парень заорал и попытался стряхнуть крысёнка, но тут в его ногу вонзились кошачьи когти. Кошка не видела перед собой ничего, кроме наглого крысёнка, и взлетела на парня следом, словно на дерево. Она уже собиралась достать лапой Шпундера, как налетевший сзади довольно-таки увесистый корги вцепился грабителю в штаны и повалил его на землю. Шпундер тут же прыгнул на стену, чудом там зацепился и забился под карниз, кошка же отпрянула в другую сторону и с интересом наблюдала, как корги борется с преступником, стараясь ухватить зубами его руку. Как только ему это удалось, парень перестал сопротивляться и замер на земле.

– Так ты не за мной бежал, что ли? – спросила удивлённая кошка.

– Далась ты мне больно! Это был отвлекающий манёвр! – сквозь зубы прошипел Брехен.

– А-а, ну так я пойду?

– Иди, иди, и не попадайся мне на дороге, когда я при исполнении.

– А где этот паршивый крысёнок?

– Это, между прочим, тоже наш сотрудник. Тебе повезло, что он не пострадал.

– Да-да, – подтвердил Шпундер, выбираясь на подоконник, – очень повезло.

– Ну тогда пока, мальчики, – и кошка удалилась.

Как раз в этот момент в подворотню вбежал Михалыч. Он тяжело дышал, фуражка сидела криво.

– Ну… ты… Брехен… даёшь… – только и произнёс кинолог. – А мне говорили, что овчарки лучше всех… Ничего они не понимают…

Полицейский поднял ошалевшего преступника и защёлкнул на нём наручники.

6

На следующий день Михалыч зашёл к Брехену с миской вкуснятины – свежайшей говяжьей печёнки.

– Угощайся, друг, ты у меня большой молодец. Такого проворного парня взял. И сумку той девушки мы нашли. Сперва он не хотел говорить, куда спрятал, но мы обещали тебя позвать, и он сам всё показал… Мне за это теперь премию дадут. Вот так вот.

Брехен ел, облизывался и преданно смотрел на хозяина.

А когда полицейский ушёл, корги подозвал Шпундера:

– Иди, подкрепись, печёнка – вкусная штука. Вот ты действительно это заслужил. А главное, мою репутацию спас.

– Кого спас?

– Ладно, не важно. Слушай, а оставайся при нашем отделении. Нам толковые ребята нужны.

– Да я же ведь родителей ищу… – виновато сказал Шпундер, угощаясь печёнкой.

– Это конечно. Только если до сих пор не нашёл… мало ли… А тут место хорошее.

– Ну да, – вздохнул Шпундер, – уж во всяком случае, пока твой насморк не пройдёт, я тебя не брошу.

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Прочитано 54 раз

В ВАШИХ РУКАХ ВСЁ - ОТ РАЗВИТИЯ САЙТА ДО НОВЫХ КНИГ

Информация для истинных почитателей детской литературы

Люди в этой беседе

Комментарии (7)

  1. Сергей Никифоров

И мне понравился этот захватывающий боевик, даже несмотря на неоднозначное отношение (с моей стороны) к сородичам самого мелкого персонажа.

  Вложения
  1. Ирина Рязанцева    Сергей Никифоров

Серёжа, ты боишься крысок? они же такие славные: глазки-бусинки и розовые пальчики ( хвост, конечно, подкачал, но на него можно не смотреть), и...

Серёжа, ты боишься крысок? они же такие славные: глазки-бусинки и розовые пальчики ( хвост, конечно, подкачал, но на него можно не смотреть), и такие смышленые))))

Подробнее
  Вложения
  1. Сергей Никифоров    Ирина Рязанцева

Не то, чтобы боюсь, а вообще...

  Вложения
  1. Ирина Рязанцева    Сергей Никифоров

Ну-ну......

  Вложения
  1. Ирина Счастнева

Виктория, и мне понравилось, хочется продолжения. История захватывающая!

  Вложения
  1. Ирина Рязанцева

Виктория, просто суперский триллер! прочитала с удовольствием! Будто мультик посмотрела! И имена понравились. Шпундер прикольное имечко, а Брехен...

Виктория, просто суперский триллер! прочитала с удовольствием! Будто мультик посмотрела! И имена понравились. Шпундер прикольное имечко, а Брехен - лучше не придумаешь для собаки! надеюсь продолжение последует и крысиное семейство, в конце концов, благополучно отыщется)))

Подробнее
  Вложения

Спасибо, Ирина! Я очень рада, что Шпундер завоевал ваши симпатии. Буду выкладывать главы дальше.

  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением