Небольшая Тайна, глава 2

Автор :
Опубликовано в: Сказки для 6-10 лет

Глава 2,  экспериментальная

 

Барт открыл рот и сделал шаг назад. «Не успел!» - с досадой подумал он.

Сестра из-за спины мамы усилено показывала брату, как она рада этому обстоятельству.

Имя Изабелла, помимо других значений, иногда переводится с испанского, как «красавица». Возможно, в молодости бабушка Изабелла  соответствовала имени. С  течением лет  желание соответствовать не уменьшалось, а возможности – увы, становились всё меньше.

Поэтому у бабушки имелись светло-пегие (окрашенные) волосы, завитые мелкими кудряшками, по  моде времен её молодости.  На лице выделялись брови, выкрашенные чёрной краской.  Над верхней губой кожа у бабушки собралась в гармошку, что не мешало ей красить губы яркой помадой. 

Средств  на дорогую помаду у бабушки не водилось. Может, конечно, она  немножко жадничала. Поэтому следы её красной помады оставались на всех кружках, тарелках и ложках. А  также на всех щеках, которых бабушка касалась губами, желая кого-то тепло приветствовать.

Помада плохо оттиралась с поцелованных щёк.  Даже Конфетка старалась избежать бабушкиного поцелуя. Не потому, что не любила бабушку. Скорее, по техническим причинам.

- Прекрасно! – проговорила бабушка Изабелла. – Как я вовремя! Все в сборе! Сегодня у меня получился исключительно замечательный пирог!

- Мы так рады вам, мама, - проговорил папа с таким выражением лица, будто он только что проглотил лимон. Пару лимонов. И не проглотил, а прожевал.

- Прошу к столу! – скомандовала мама, успокаивая себя тем, что раньше сядешь (за стол), раньше выйдешь (изо стола).

Бабушка Изабелла, конечно,  мамина мама. Подразумевалось, что мать любит дочь, а дочь, соответственно, любит мать. Возможно, так оно и было. Скорее всего.

Но если дело касалось пирога…

Пирог, и правда, превзошёл все ожидания.

Ладно, корочка вверху вся потрескалась. Ладно, варенье вытекло и пригорело. Ладно, пирог вообще пригорел снизу, как обычно. Чуть сильнее, или чуть меньше – какая разница! 

Но когда пирог разрезали на кусочки, когда разложили кусочки по тарелкам, когда попробовали попробовать (извините, но и правда – попробовали попробовать!)

- Тьфу! – поперхнулся Барт.

- Ах! – задохнулась мама.

- Б-ээ, - произнёс отец.

И даже Конфетка… нет, сдержаться невозможно! 

Бабушка Изабелла поджала губы. Она, как всегда, ожидала похвал! Но все сидели с каменными лицами. Пирога никто больше не касался. У стола стало тихо.

Вероятно, в это мгновение где-то родился полицейский. Два полицейских. Три. Взвод...

Только Младший  гудел, играя с машинкой:

- У… У…

- Вы… вы невежды! – нарушила тишину бабушка Изабелла.

О! Какая обида звучала в её голосе! Не скажу, что прям смертельная, но такая… болезненная. Коматозная, точно.

- Так вы, взрослые, воспитываете своих детей! - продолжала бабушка Изабелла, глядя на дочь и зятя. – А ведь я столько сил потратила на вас… И трачу, трачу… И ты, Бартоломео, уже взрослый, а…

Барт побагровел.

Ещё секунда, и он высказал бы бабушке Изабелле всё, что накипело в его душе за тринадцать лет. Ну, за двенадцать. Первый год существования – не в счёт.

Барт вскочил, опрокинув стул, схватил с пола рюкзак и подбежал к окну.

- Мама, ты сама-то попробуй пирог! – пришла мама Барта на выручку сыну.

Бабушка Изабелла, отставив мизинчик, «вкусила» кусочек пирога из своей тарелки.

На лбу её показалась испарина. Бабушка сначала побледнела, потом покраснела, потом покрылась красными  и белыми пятнами вперемежку.

- Гм… гм… гм…

Пирог оказался солёным.  Бабушка Иза что-то перепутала.

- Как я могла перепутать, - запричитала бабушка Изабелла. – Как я могла перепутать… Кажется, я положила в пирог соль, вместо сахара. Банки стояли рядом… Ах! Ах...

Но бабушка Изабелла не была бы бабушкой Изабеллой, если бы она остановилась на причитаниях и чувстве вины.

- Однако… - через пару мгновений произнесла бабушка. – Однако… какой пикантный привкус… я думаю, вы просто оказались не готовы к экспериментальной кухне, мои дорогие родственники… Конечно, вы не смогли оценить моё экспериментальное блюдо, за которое можно получить даже мишленовскую звезду…

Бабушка ещё что-то говорила. Всем было стыдно.

Не то, чтобы очень. Так… стыдновато…

Из всего произошедшего можно сделать два вывода. Первый: во всём плохом можно найти что-то хорошее. Например, пирог не пришлось есть. И, более того – никому не пришлось врать. То есть, хвалить пирог. И второй вывод: не стоит надеяться, что тот, кто опозорился на ваших глазах, не сумеет выкрутиться. То есть, не стоит прыгать до потолка прямо сразу же. Иногда полезно подождать пару минут, чтоб самому не выглядеть полным дураком.   

В тринадцать лет это  сложновато. Поэтому Барт уже не смотрел ни на бабушку, ни на маму, ни на папу, ни на младших сестру и брата.

Он распахнул окно и вылетел. Оконная рама жалобно пискнула. Верхняя петля, держащая раму, повисла на одном шурупе. Стекло зазвенело. Казалось, ещё мгновение, и оно рассыплется на тысячу мелких осколков.

Но стекло «удержалось в рамках», в отличие от Бартоломео.

Самое главное автор ещё не рассказал читателю. В семье водилась небольшая тайна.  Все в этой семейке умели летать. По-разному, конечно. Кто выше, кто ниже. Кто дальше, кто ближе.

Летали не часто… так, по необходимости. Чтоб не привлекать внимания окружающих.

Бабушка Изабелла, в последние годы,  вообще летала только в своём домике, из кухни в комнату, или из комнаты в спальню.   

Барт частенько вылетал в окно, когда его ругали. Вот и сейчас он направился в сторону леса, по дороге обрывая ни в чём не повинные листочки с деревьев.  Кстати, за листочки Барта тоже ругали.

Барта ругали за многое. Почти за всё. Проще сказать, за что не ругали.

- Какой несдержанный, - не могла не отметить бабушка Изабелла.

- Это у него кризис подросткового возраста, -  то ли поддержала, то ли поддела брата Конфетка. – Что с подростка возьмёшь!

Такая она была, эта Конфетка. Хитрая, как лисичка. Ведь она, бывало, тоже обрывала листочки...

- Фи, - пожала плечами бабушка Изабелла и отхлебнула чаю. – Самый противный возраст.

В отличие от пирога, в чашку бабушка положила не соль, а сахар. Три ложки. Хотя ей частенько напоминали о том, что пожилым людям вредно есть много сладкого. Поэтому бабушка клала в чай не пять ложек сахара, а всего три. Да и то – только в гостях.

Дома – одну. Или две.

- И всё-таки, мама, ты больше не экспериментируй на кухне, - сказала своей маме мама Барта, Конфетки и Младшего.

- Да, мама, не экспериментируйте, пожалуйста, - поддержал папа. – Это может навредить. В смысле – здоровью.

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 218 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. Мастер жанра.