Дед из мезозоя и нервные пришельцы

Автор :

НЛО опускалось все ниже. Уже отчетливо были видны похожие на яйца иллюминаторы и разноцветные огоньки. Трава испуганно прижалась к земле. Тарелка выбросила тонкие цыплячьи ноги и приземлилась. Валька закусил губу и судорожно сжал в руках цветные карандаши. Дверь летающей тарелки беззвучно распахнулась. Разноцветные огоньки выхватили из темноты широкий плоский нос и несуразно большие малиновые губы. Губы дрогнули, чудище заговорило:

-Пирожков, Снегирёв! Вы меня слушаете?

Валька вздрогнул и разжал руки, карандаши с глухим стуком упали на парту.

Пашка подпрыгнул на месте и захлопнул лежащую перед ним книгу.

«Встречи с инопланетянами. Свидетельства очевидцев», - зловеще прошептали кроваво-красные буквы на обложке.

Сидящая перед ними Алинка Сергеева пискляво захихикала и по-старушечьи затрясла головой. Свисающие с тощих косичек заколки в форме вишенок застучали по стулу.

Анна Николаевна тяжело вздохнула и продолжила:

- Повторяю для тех, кто к нам только что присоединился: сегодня на урок чтения придет молодой учитель, который собирается работать в нашей школе. Поэтому я вас очень прошу собраться, не устраивать на перемене драк и вообще показать себя с лучшей стороны.

Анна Николаевна вышла в коридор.

Алинка Сергеева обернулась к Вальке с Пашкой:

-Ну, что, к уроку готовы? Про деда Мазая и зайцев учили?

-Не учили, - честно признался Валька.

-С ума сошли?! – ахнула Сергеева. - У нас сегодня открытый урок, слышали, что Анна Николаевна сказала.

-Ну, и чё? – усмехнулся Пашка. – Меня на прошлом уроке спрашивали и Вальку тоже. Так что сегодня мы спим спокойно и ничего про вашего этого деда из мезозоя учить не собираемся. И вообще, вот тут написано про одну такую, как ты, - Пашка ткнул пальцем в книгу, - скажи, Вальк?

Валька кивнул.

-Ну и что там написано? – спросила Алинка.

-Сергеева, - крикнул двоечник Валерка Белкин с соседнего ряда. – Чего на сегодня задавали? А то сейчас этот молодой учитель притащиться…

-Отстань, - отмахнулась Алинка. – Ну, так что?

-Ну, Сергеева, ну скажи, ты всегда все уроки знаешь, - снова заныл Валерка.

-Да отвяжись ты! – рявкнула Алинка.

-Ну, Сергеева!

-Страница 131, - крикнул Валька первую пришедшую в голову цифру. И чего спрашивает, можно подумать, сейчас выучит.

-В общем, девчонка эта была страшная зануда, - продолжил рассказ Пашка. – Зададут про деда Мазая читать, а она говорит, еще про Пушкина надо написать.

-Что?! Про Пушкина писать надо было?! – к Пашке подлетела Саша Стручкова.

-Надо, надо, - отмахнулся от Стручковой Валька. Ну, что за класс такой, ни секунды поговорить нельзя.

Стручкова взвизгнула и бросилась к своей парте.

-Ну, ты расскажешь, наконец, что с ней было?

-Однажды к ним в город прилетели инопланетяне, носящие имя… заргоны,- зловеще протянул Пашка.

-Кто?! – переспросила Алинка.

-Заргоны,- повторил Валька.

-Какие еще «загоны»? – в класс вошел Славка Костиков. – Это для козлов, что ли, загоны? Слышь, Козлов, тут для тебя загоны строят.

Славка раскатисто захохотал.

-Ты чего сказал?! – молниеносно отреагировал Сенька Козлов. – Меня, в загон?! – Сенька выразительно подвернул рукава водолазки. – А в нос не хочешь?!

-А может, это ты хочешь?! – решительно ринулся в бой Славка.

-Он хочет, - с видом эксперта подтвердил Кирюша Птичкин. – Он у меня вчера карандаши цветные отнял и в окно выкинул.

-Ну, все! – процедил сквозь зубы Сенька и бросился на Славку и Кирюшу, по дороге раскидывая в сторону парту Маши Карасевой, рюкзак Нельки Ваграмян и серого волка с обложки «Окружающего мира».

Алинка Сергеева закатила глаза.

-Ну, вы уже расскажете, что там с этими, как их, - Алинка предусмотрительно понизила голос, - заргонами.

-Эти пришельцы прикидывались обычными людьми, - начал Валька, - учителями там всякими и ходили по школам, искали отличниц, спортсменок и вообще зануд всяких и уносили их…- Валька сделал паузу, - в летающую тарелку! На опыты!

Алинка вздрогнула. Вишенки на косичках испуганно задрожали.

-Слушайте, - Пашка незаметно толкнул Вальку под партой ногой. – А вдруг этот учитель молодой, который на чтение придет, тоже не учитель никакой, а пришелец.

-Вполне может быть, - подхватил Валька. – Там в книге все вот именно так и начиналось. А ведь это не сказочка какая-нибудь. Это свидетельства очевидцев!

-Так что, Сергеева, ты осторожнее, а то пройдешь отбор в космос, - предупредил Пашка.

-Где?! – к Пашке подскочил вырвавшийся из драки Кирюша. – Где в космос отбирают?!

-Нигде! – хмуро буркнула Алинка и отвернулась.

-Да здесь, - невозмутимо ответил Валька. – Ты же слышал, урок у нас открытый. На нем и будут в космос отбирать.

-Вот Сергеева у нас первый кандидат на полет в другую галактику, - кивнул на Алинку Пашка.

-А чего сразу Сергеева! – возмутился Кирюша. – Больше у нас в космос, что ли, и полететь некому! Я может, свою сеструху с рождения мечтаю в космос отправить. Сейчас уговорю ее, и посмотрим еще, кто куда полетит.

Кирюша выскочил из класса.

В коридоре весело затренькал звонок.

В класс вошли Анна Николаевна и рыжий дяденька с грустными усами и зеленым портфелем.

-Что здесь происходит?! – ахнула Анна Николаевна.

-Он первый начал,- крикнул Сенька. – Он обзывался!

-Неправда! – возмутился Славка. – Я просто сказал, что домашний скот держат в загоне. Я не виноват, что у него фамилия такая козлиная.

-Вот видите, он опять! – Сенька от возмущения стал одного цвета с Алинкинами вишенками на косичках.

-А моя бабушка держит корову не в загоне, а в специальном домике, - заметила Милена Квакина.

-Моя тоже, - подхватила оставшаяся без парты Машка Карасева, - и коз, и кур, и коров. У них даже место там есть специальное, в котором они яйца высиживают.

-Коровы?! – недоверчиво переспросила Милена.

Машка выразительно покрутила пальцем у виска.

-А что, я читал о таком, - невозмутимо заметил Пашка. – Это называется генная мутация. Скрещивают кур и коров, чтобы они и молоко и яйца давали.

-Ага, а козлов с утками – подхватил Славка, – чтобы они в холода улетали косяками на юг.

-Опять начинаешь?! - Сенька вскочил с места.

-Тишина! – рявкнула Анна Николаевна.

Все притихли.

Анна Николаевна украдкой посмотрела на портрет Гоголя. Гоголь тихонько качнулся один раз и хитро улыбнулся: мол, все в порядке, уважаемая учительница, звуковой фон не превышен.

Дяденька с грустными усами тихонечко кашлянул.

-Семён Геннадьевич, вы можете сесть за последнюю парту. Ее, кажется, еще не успели сломать.

Она ловко вернула на места Машкину парту и волка из «Окружающего мира» и, как ни в чем не бывало, продолжила:

– На дом вам был задан…

Валерка Белкин взметнул руку вверх. Анна Николаевна удивленно вскинула брови:

-Валера? Да, пожалуйста, мы тебя слушаем.

Валерка вышел к доске, хлопнул в ладоши, притопнул и затянул звонким голосом:

-Калинка-малинка! Малинка моя

В саду ягода малинка, малинка моя!

Все кроме Анны Николаевны захохотали.

- Валера! Что это такое?! Какая калинка-ангинка? Ой! То есть калинка-малинка?- Анна Николаевна постаралась строго нахмурилась.

-Домашнее задание: страница 131. Вы сами задавали! Русские народные песни.

Анна Николаевна украдкой заглянула в свои записи:

-Ты что-то путаешь: я задавала 113 страницу, а не 131.

-113, 131- никакой разницы!- уверенно заявил Белкин.

Анна Николаевна тяжело вздохнула:

- Садись, Валера!

-Пятерка?- уточнил Белкин.

Семерка,- кивнула Анна Николаевна,- пять по музыке и два по математике. А теперь я все же предлагаю вернуться к теме нашего урока. Отрывок...

Саша Стручкова оторвалась от тетради и взметнула вверх руку с зажатой в ней ручкой.

Анна Николаевна просияла: наконец, появился какой-никакой шанс провести урок.

-Да, Саша, мы тебя слушаем.

Стручкова встала, откинула на спину густой хвост, откашлялась и начала:

- Пушкин родился в Москве в 1799 году в дворянской помещичьей семье...

-Минуточку, - перебила ее Анна Николаевна. – Какой Пушкин?!

-Александр Сергеевич! Великий русский поэт, солнце русской поэзии,- Стручкова посмотрела на Анну Николаевну с осуждением: не маленькая ведь, институт уже окончила, а про Пушкина как первый раз слышит.

-А при чем здесь Некрасов? – осторожно уточнила Анна Николаевна.

-А вот Некрасов здесь совершенно не при чем, - строгим тоном отчеканила Сушкина и продолжила: - у Пушкина было трое братьев....

- День сегодня какой-то, наверное, буря магнитная,- задумчиво произнесла Анна Николаевна. - Спасибо, Саша, достаточно.

Она обвела класс большими печальными глазами:

-Ну что, сегодня никто так и не расскажет нам о стихотворении Некрасова «Дед Мазай и зайцы»?

Алинка Сергеева неуверенно приподняла руку над партой.

-Сергеева, ты что, про инопланетян забыла? – шепнул ей в спину Пашка.

Алинка нервно вздрогнула и покосилась на дяденьку с зеленым портфелем.

-Никого? – грустно спросила Анна Николаевна.

Алинкина рука снова начала неуверенное восхождение.

-Сергеева, унесут, - зловещим голосом прошептал Валька.

-В космос, - в тон ему добавил Пашка и для большей наглядности ткнул рукой в потолок.

-Паша! Пирожков! – радостно воскликнула Анна Сергеева. – Тянешь руку? Пожалуйста, мы тебя слушаем.

Пашка растерянно моргнул и медленно поднялся с места, продолжая тыкать пальцем в потолок.

-Ну, Паша, мы тебя все слушаем, - повторила Анна Николаевна.

Пашка нервно сглотнул и остался стоять с удивленно раскрытым ртом.

-Пашка! Не молчи! Говори что-нибудь! – зашипел на него Валька.

-Ну, Пирожков, вступай в контакт с представителями внеземной цивилизации, - ехидно захихикала Алинка.

Пашка, наконец, опустил руку и начал хриплым голосом:

-В стихотворении «Дед Мазай и зайцы», в бессмертном стихотворении «Дед Мазай и зайцы» бессмертного и ныне, к сожалению, умершего поэта, - Пашкин голос становился все увереннее,- поэта с большой буквы П и не менее больших О, Э и Т …э-э-э…

Пашка покосился на Вальку.

-Николая Алексеевича Некрасова,- прошептала Сергеева.

-Николая Алексеевича Некрасова, - торжественно повторил Пашка, - рассказывается о деде по имени Мазай и зайцах.

Пашка выдохнул и вытер проступивший на лбу пот. Валька посмотрел на Анну Николаевну: как она там, в обморок от восторга еще не грохнулась? Но нечуткая учительница продолжала устойчиво стоять на ногах.

-Отличное начало, - только и ответила Анна Николаевна. – А теперь давай подробнее о самом стихотворении. О чем оно?

Пашка задумчиво почесал кончик носа и тоскливо посмотрел на учительницу.

-Ну, Паша, подумай, весна, река, зайцы… Что может случиться на реке весной? Ну? – Анна Николаевна вытянулась как струна и даже встала на цыпочки.– Ну, Пирожков? Сейчас ведь тоже весна, апрель почти.

Валька уставился в окно. На школьном дворе завывала метель, снежинки скользили по покрытому льдом асфальту, укладываясь в пушистые сугробы, озябшие воробьи перелетали с одной голой ветки на другую. И что тут, интересно, могло с зайцами случиться? Лапы что ли на льду переломали?

-Лапы переломали?! – неожиданно озвучил Валькину версию Пашка.

-Лапы переломали?- словно эхо повторила Анна Николаевна.- Как?

- Пополам. «Хрясь», и все. На льду поскользнулись и переломали.

- На... На льду?! – снова повторила Анна Николаевна.

-Ну да!- энергично кивнул головой Пашка.- Некрасов так и пишет об этом.

Он выставил вперед правую ногу, слегка откинул назад голову и выразительно продекламировал:

-В тот год холодная погода

Стояла долго на дворе.

Песка ждала, ждала дорога,

И было скользко в апрелЕ.

- Ударение не там. Надо говорить апрЕле,- назидательно заметила Сушкина

- Некрасов,- Пашка развел руками: мол, поэт, чего с него возьмешь и продолжил: - По обледеневшей дороге зайцы пустились в путь.

- В какой путь?- поинтересовалась Анна Николаевна, с ужасом понимая, что Пашкина версия «Деда Мазая» захватывает ее заметно сильнее Некрасовской.

- За морковкой, конечно, - ответил Пашка.- Ну, так вот, путь зайцев подходил к концу. Впереди на горе уже маячили  пушистые хвостики ... э-э-э... высокогорной морковки.. Некрасов пишет об этом так...

Пашка снова откинул назад голову и прикрыл глаза:

Я вас любил,

Морковь еще быть может

На горке той

Увяла не совсем.

- И тут из кустов выскочил охотник,- неожиданно рявкнул он.

Алинка Сергеева тихонько вскрикнула.

-И... - Пашка сделал театральную паузу.- Пиф-паф! Ой-ой-ой! Погибает зайчик мой!

-Убил?- всхлипнул Сенька Козлов.

-Не, промахнулся,- махнул рукой Пашка.- Зайцев же много было. Отсюда и пошла поговорка: «За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь». Но!- Пашка снова сделал паузу.

-Ну,- поторопила его вконец заинтригованная Анна Николаевна.

-Но на льду они поскользнулись и переломали лапки.

Пашка снова выставил вперед ногу и запрокинул голову:

-И прибежала к деду Мазаю зайчиха и закричала:

«Мой мальчик, мой зайчик, попал под трамвайчик.

Он бежал по дорожке, и ему отрезало ножки».

В коридоре весело затренькал звонок.

Анна Николаевна тряхнула головой, словно прогоняя стаю комаров.

-Пирожков, что ты говоришь! Какие трамваи, какие ножки?! Садись!

-Двойка?- сокрушенно спросил Пашка.

-Тройка,- вздохнула Анна Николаевна и, немного поколебавшись, добавила: - с плюсом.

Дверь класса распахнулась, в класс хлынул поток детей, возглавляемый Кирюшей Сливкиным.

Сливкин окинул класс и уверенно ткнул пальцем в дяденьку с грустными усами.

- Этот в космос набирает!

Толпа ринулась к Семену Геннадьевичу, сметая, парты, учебники и зазевавшихся второклашек.

- Возьмите меня! Я из тюбиков есть буду!

-А я уже ем только пасту из тюбиков!

А я ем пасту вместе с тюбиками!

-Хочу на Луну!

-На Марс! Даешь Марс.

- Помогите! - испуганно закричал Семен Геннадьевич. Он вскочил с места и ринулся к двери, пробиваясь между школьниками, партами и свалившимися на пол учебниками.

- Нервный пошел инопланетянин,- вздохнул Пашка.

- Весна, авитаминоз,- развел руками Валька.- Ну что, Сергеева, о чем еще тебе рассказать?

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 143 раз