Январский номер журнала «Простокваша», Волгоград, радует стихами Надежды Шемякиной, Зинаиды Поповой, Сергея Никифорова, рассказами и сказками Наты Ивановой, Людмилы Тюриковой, Лидии Гусевой, Юрия Пусова.

На обложке стихотворение Елены Ранневой.

 

Главный редактор журнала Елена Завгородняя

Куратор странички ТО ДАР Ната Иванова

 

 Елена Раннева

КОМ

Брата мы с прогулки ждали.
Вдруг явился снежный ком!
Мы от страха задрожали:
Ком сказал, что он Артём.

23Раннева

 

Надежда Шемякина

ЗАБОТЛИВЫЙ СНЕГ

Снег лоскутным одеялом
Укрывал холмы и скалы,
Укрывал равнины, долы,
Города, деревни, сёла.
Лес озябший, чуть живой,
Он укутал с головой.

Снег старался день за днём,
Пеленая всё кругом,
Чтоб земля и города
Не замёрзли в холода.

 

Зинаида Попова

ГДЕ У СНЕГА НОЖКИ

Володя очень  удивлён:
Увидел он впервые
Летящие со всех сторон
Снежинки  кружевные.

Сказала мама: «Снег идёт,
Подставь ему ладошки!»
Мальчишка смотрит, не поймёт:
«Идёт? А где же ножки?»

 

Сергей Никифоров

ПРО СЕКРЕТНЫЕ ЗАВОДЫ

Говорят, что у природы
Есть секретные заводы.
А на них – цеха по сборке
Метеоров и комет,
Мастерские по ремонту
Радуг, туч и горизонтов
И ангары по оснастке
Свежесозданных планет.

Там готовят снегопады,
Пишут ветрам серенады.
А ещё чеканят звёзды,
Проектируют тайфун,
Запускают водопады,
Регулируют прохладу,
Производят атмосферу,
Измеряют яркость лун.

Только мудрая природа,
Чтобы не было вреда,
Никому свои заводы
Не покажет никогда.

23Шемякина Попова Никифоров

 

 

Ната Иванова

С ПРИВЕТОМ ПО ПЛАНЕТАМ

В нашей школе в декабре акция проходила – «Тёплый сквер». Ребята со всех классов утепляли деревья в школьном дворе вязаными шарфами. И чтобы рябинки с берёзками в нашем дворе не замёрзли, мы тоже на «Окружающем мире» укутали их пёстрыми вязанками. Я целых два шарфа принёс, один голубой с красными полосками, другой жёлто-зелёный. Вязать, конечно, я не умею, это бабушка постаралась. Почти у всех в классе такое задание бабушки получили, потому что уж точно мальчишки из нашего второго «А» вязать не умеют. Зато мы с удовольствием на уроке «Технологии» делали помпоны из пряжи. Нас Тамара Васильевна научила.

И когда мы обмотали стволы деревьев шарфами, все прохожие, проходя мимо разно­цветного двора нашей школы, улыбались. Даже чуточку теплее стало.

Снега у нас в декабре всегда мало, а вот морозы перед Новым годом бывают трескучие. Пока мы развешивали помпоны на ветках, на школьном заборе сидела стайка молчаливых воробьёв. Холодный ветер тормошил их коричневые пёрышки, а они, нахохлившись, сидели рядом друг с другом и молчаливо наблюдали за нами. Первыми на них обратила внимание Соня.

– Воробьи – птицы весёлые, а эти словно к забору приросли. Что с ними, Тамара Васильевна? Больные, что ли?

– Почему же сразу больные? В холодную погоду воробьи меньше двигаются и больше молчат. Вы же знаете, что зимой им тяжко приходится, корма-то не хватает. А если голодно, то и холодно.

Очень нам воробьишек жалко стало.

И тогда Тамара Васильевна предложила нам подарить тепло оставшимся зимовать в городе птицам. Мы всем классом решили участвовать в акции «Покормите птиц!» и дома стали мастерить кормушки.

Кормушку мы с папой решили сделать в виде летающей тарелки, а мама предложила ещё и съедобные планеты развесить. И в субботу мы приступили к изготовлению. Папа разобрал старый садовый зонтик, вынул из него трубку с длинными спицами и сделал каркас. К нему он приделал крышу из старой пластмассовой тарелки, а снизу прикрепил серебристую летающую тарелку из подставки для цветочных горшков. А мы с мамой перекрутили на мясорубке свежее сало, смешали его с семечками и слепили сальные шарики – планеты. Потом мы их заморозили и развесили на спицах, а в летающую тарелку насыпали подсолнечных семечек. Кормушка готова! Сверху красовалось звёздное небо, посредине парад планет вокруг Солнца, а снизу космический аппарат с семечками. Назвали мы кормушку «С приветом по планетам!». Дедушка, увидев её, воскликнул:

– Ух ты! Это не просто столовая для птиц, а настоящий ресторан! Теперь синички с моего сала все к вам перебегут.

– Они не бегают, а летают, – засмеялся я.

Кормушку мы повесили на штангу от садовых качелей, которые поставили посреди двора возле дровницы, чтобы нам удобнее было наблюдать за птицами из окна. На дровницу положили большой деревянный щит, сверху насыпали сушёных семечек, хлебных крошек и положили несколько корочек белого хлеба. Каждые пятнадцать минут я прибегал к Андрею в комнату и смотрел на птичью столовую в окно, но у кормушки никто не появлялся.

Весь вечер я ходил расстроенный. Неужели всё зря и наше угощение не нравится птичкам? Даже дедушкина лекция о том, что птицы должны сначала привыкнуть к кормушке, не развеяла моих мрачных мыслей. Ему хорошо говорить, на его сало каждый день по две синички прилетают. День прошёл, а к нам так никто и не прилетел.

Утром меня разбудил мамин голос:

– Артём, просыпайся, космонавты прилетели!

  Я вскочил с постели и прямо в одних трусах подбежал к окошку. Две желтогрудые синички расположились на спицах и охотно пробовали предложенное угощение. Я приподнял на окошке жалюзи, чтобы лучше было видно, но тут синички вспорхнули и улетели.

– Ну вот, я испугал их, – опять расстроился я.

Мама накинула мне халат на плечи и сказала:

– Нет, не ты. Посмотри на тот столб за нашим двором, видишь сороку наверху? Эта разбойница уже два круга над кормушкой сделала и опять готовится.

В это время, будто услышав маму, сорока спикировала прямо на щит и утащила горбушку белого хлеба. Мы с мамой засмеялись.

– Сороки – сообразительные птицы. Они крупнее и сильнее синичек, вот и ведут себя, как хозяева, – пояснила мама.

Как только улетела сорока, синички вернулись и продолжили трапезу.
Мимо кормушки пролетел воробей. Через мгновение, как по команде, прилетела целая стайка воробьёв и уселась на забор, штук двадцать, наверное. Мама позвала Андрея:

– Андрюш, неси фотоаппарат, эти тоже церемониться не будут, не зря им такое имечко дали: «вора бей».

И правда, вся команда пернатых перелетела на щит собирать семечки, а самый смелый разведчик пристроился рядом с синичками и принялся клевать Венеру из сала.

– О, тут у вас целый пир. Такими темпами новые планеты скоро вешать придётся. Смотрите, уже Сатурн доедают! – К нам подошёл папа. – А меня кормить думаете?

Мы бы, наверное, ещё долго стояли возле окна и любовались птичками, но настало время завтрака и для нас. Я помахал в окошко пернатым друзьям и отправился завтракать.

23Ната Иванова

 

 

Людмила Тюрикова

ТАКСА - ОХОТНИЧЬЯ СОБАЧКА

 Такса Ласка растянула своё длинное тельце на коврике возле камина, а вокруг неё и даже на ней уютно пристроились щенята: Вострик, Шустрик и Альбертина. Любознательные чада донимали мамашу бесчисленными вопросами.

– Как называется то, что нас греет и тихо жужжит? – спросила Альбертина, навострив чуткие ушки.

– Это камин, а жужжит в нем э-лек-три-чест-во, – отвечала мудрая Ласка.

– А что тикает над камином? – поспел Шустрик со своим вопросом.

– Это часы.

– А что это за палка висит вон там, на стене? – поднял Вострик острый носик.

– Это палка-стрелялка. Хозяин называет её ружьём. Мы с ней на охоту ходим.

– И ты тоже? А это интересно?! Расскажи про охоту, мамочка! – разом запищали её детишки.

– Так и быть, расскажу. Слушайте, а уж интересно или нет – решать вам. Ходили мы с хозяином на охоту прошлой зимой, – начала свой рассказ Ласка. – Приехали в лес. Хозяин встал на лыжи – палки такие, чтобы по снегу бегать, – спустил меня с поводка, ведь я бывалая охотница, и приказал: «Ищи!»

Места мне были знакомы. Скоро отыскала я лисью норку. Разбросала снежок, что вход в неё прикрывал, и туда – нырь. А хозяин с ружьём ждёт, когда я из норки лисицу выгоню, чтоб тут её и подстрелить.
Вхожу я, а навстречу моя приятельница лиска Люська.

– Добро пожаловать, подруга! – обрадовалась она мне. – Как раз к обеду поспела.

– К обеду? Это хорошо...  Перед охотой меня не кормят.

– Да знаю, знаю. А моя тушёная зайчатина и на сытый желудок хороша.

– Тушёная зайчатина! – У меня от запаха голова закружилась. – Любимое блюдо охотничьих собак, – отвечаю я, сдержанно облизнувшись.

Сидим мы с лиской за столом, зайчатину уминаем. Люська смакует, каждую косточку, не торопясь, обсасывает. А мне, коротконожке, немного надо. Давно насытившись, сижу, нервничаю, подругу поторапливаю:

– Засиделись мы, однако. Хозяин нас ждёт.

– Зачем спешить? Разве он без тебя уйдёт?

Призадумалась я.

– Нет, он меня ни за что не бросит.

– Так и сиди себе спокойно. Вон ещё ножку возьми. А я сейчас его проверю.

У меня тут и перископ имеется, чтоб окрестности под контролем держать.

Подошла Люська к палке берёзовой, торчащей из потолка. Приставила глаз к отверстию, повращала палку, посмот­рела и говорит:

– Здесь, как миленький. Ишь, русского пляшет. Ну и лихо у него получается! – Люська тоже затопала лапкой.

– Ну, пока ещё русского – торопиться некуда, – успокоилась я. – Вот когда до грузинской лезгинки с ножом в зубах дойдёт – тогда другое дело.

– Соснуть, что ли, – зевнула Люська, похлопав по выпуклому животу.

– И впрямь в сон клонит, – согласилась я. – А не проспим ли?

– Да не бойся ты, куда он без нас денется! Поспим, как с почётным караулом. Не каждый день такое выпадает. Мы недолго, часок или два.

Прикорнули мы с ней. Выспавшись, разбудила я Люську.

– Ну, давай, подруга, выручай меня.

А уж в умной лискиной голове подробный план моей охоты готов:

– Когда твой хозяин отвернётся, выбегу я первой через чёрный ход. Досчитаешь до пяти – выскакивай и ты, – наставляет она меня. – Тявкнешь, когда один мой хвост из кустов видно будет. Да в следующий раз приведи своего хозяина к моей сестрёнке Хитрушке, что под чёрным дубом живёт. Она не хуже моего готовит.

Посмотрела Люська в берёзовую палку-перископ:

– Наш охотник в лезгинке по кругу пошёл, сейчас как раз отвернётся... Ну, до скорого, подружка! – и выбежала из норы.

Досчитала я до пяти и с громким лаем выскочила вслед. Вздрогнул мой хозяин и оглянулся. Пока он ружьё вскинул, прицелился и окоченевшими пальцами на крючок нажал, лискин след уже простыл.

Бегу я, будто бы по следу. Оглядываюсь, а хозяина всё нет и нет.

Возвращаюсь, а он, озябший, только лыжи надел. Бросился он бранить меня и упрекать.

– Что ты бранишься? Я норку нашла?

– Нашла.

– Я лису выгнала?

– Выгнала.

– Я тявкала?

– Тявкала.

– По следу бежала?

– Бежала.

– А ты не поспел. И из стрелялки промахнулся. Так кто ж из нас плохой охотник?

– А что ты там четыре часа прохлаждалась?

– Так лису ж искала. У неё ж хоромы, а не собачья будка.

– Пока ты в её хоромах плутала, Иван Иванычевы спаниели аж двух зайцев затравили. Учти, тебе сегодня ни кусочка не перепадёт!

«Подумаешь, – усмехнулась я про себя. – А уж завтра я у Хитрушки отобедаю».

– Теперь понятно, что такое охота! Это так интересно! – загалдели детишки, как только мама-такса умолкла.

– Тс-с! – Ласка прислушалась, приподняв ушко.

С лестницы донеслись шаги хозяина. Схватив в зубы тапочки, хитрая такса бросилась его встречать, а за ней покатились и три её щеночка, будущие охотничьи собачки: Вострик, Шустрик и Альбертина.

23Тюрикова

 

 

Лидия Гусева

ПОЧЕМУ Я ВЕРЮ В ДЕДА МОРОЗА

Однажды в канун Нового года отец решил порадовать нас, своих ребятишек. Сделал механизм, который работал от электросети. Поместил, плотно закрепив, ствол ёлки в этот волшебный ящик. Затем включил... и пошла наша ёлочка кружиться  вокруг своей оси! Мы с братишкой начали даже подпрыгивать от такого удивления
и красоты. А папа был очень доволен, что доставил нам такую радость.

– Это ещё не всё! – Он загадочно улыбнулся.

Вместе с мамой мы начали развешивать игрушки на веточки. До чего приятное занятие! Кого и чего на ёлке только не было:  любимые персонажи из сказок и мультиков, блестящие сосульки и шары, вкусненькие конфеты и мандарины!  Мы с братом пощипали ещё кусочки ваты и набросали на ветки в виде снега.

– А вот вам и гирлянды! – Отец внёс следующую свою поделку.

Дюжину маленьких лампочек, покрашенных в разные цвета, он соединил проводом. Повесил на ёлку, как бусы, и тоже включил в розетку. Стало необыкновенно и сказочно. Ни у кого не было такой красавицы! Наши друзья приходили полюбоваться крутящимся и светящимся чудом. А мы с братом гордились: «У нас самый лучший папа в мире!»

Но вот и наступил Новый год. Отец нарядился Дедом Морозом, но мы его быстро раскусили и вывели на чистую воду. А когда по телевизору прозвучали двенадцать раз московские куранты, родители отослали нас спать:

– Настоящий Дед Мороз только ночью приходит, когда детки спят, и оставляет им свои подарки.

Мы нехотя отправились в детскую. Я закрыла глаза – перед ними ещё кружилась ёлочка и сверкали цветные лампочки. Мне хотелось быстрей уснуть, чтобы встретиться с самым главным волшебником. И действительно, голоса взрослых и песни из телевизора стали отдаляться, а потом яркий свет заполнил комнату.

– Ну, здравствуй, внученька!

Я распахнула глаза и увидела... настоящего Деда Мороза!

– Спешил к тебе, – говорил он, отряхивая с себя снег.

От него веяло взаправдашним морозом, брови и ресницы покрывал алмазно-белый иней. Усы топорщились, как заснеженные ёлочные иголочки, при его улыбке.

– Дедушка, ты, наверно, замёрз! Я тебя сейчас горячим чаем напою.

– Какая воспитанная девочка! – Дед снял рукавицы и сел за стол.

Я побежала к печке... Не знаю, откуда она взялась, но обстановка была знакомой и даже родной. Начала подкладывать дрова, поставила чайник греться.

– Сейчас, дедушка, сейчас всё будет готово, – твердила ему, всё ещё не веря визиту такого волшебного гостя.

– А я не только погреться пришёл. Ещё за твоими стихами. Говорят, что ты сама сочиняешь! Почитай-ка мне, пока чай готовится.

Я засмущалась и покраснела.

– Да ты ещё и скромница, – улыбнулся Дед Мороз.

Тогда, собрав всю свою отвагу, я начала читать. Затем и чай поспел. Дед раскраснелся от тепла и горячего напитка. Мне тоже почему-то стало жарко – скорее всего, от стеснения за свои куплеты.

– Напоила ты меня от сердца, согрела от души! Для тебя у меня подарок, – Мороз протянул мне блестящий свёрток. – Пойди проводи меня, девица, закрой за мной дверь.

В полусне я вскочила с постели и направилась открывать-закрывать дверь. Но что это?! Отворив дверь детской, я вдруг увидела, что наша ёлочка горит, и горит по-настоящему! Огонь жадно перебирался от одной ватной снежинки к другой.

Со скоростью ветра я понеслась в спальню будить родителей. Они быстро потушили пожар, обняли нас, а мама заплакала. Отец не мог поднять глаза ни на кого. Он очень переживал за случившееся. А мы с братишкой плакали, что такая красота погибла – наша танцующая ёлочка.

– Молодец дочка, что встала, проснулась. Если бы не ты...

– Я не сама. Это меня Дед Мороз разбудил, поэтому и встала.

Мы снова крепко обнялись, и родители, наконец, заулыбались.
Вот какие чудеса бывают на свете!

А папа очень долго винил себя за это событие. Никогда больше не ставил ёлку на тот механизм, который дал искру, и даже не пытался его починить. А зря. Забыла вам сказать, что у Деда Мороза во сне было папино лицо!

23Гусева

 

 

Юрий Пусов

УЧЕБНИК В ПОМОЩЬ

Однажды Настя, Кристина и Данил застряли в лифте. Тётенька диспетчер сказала подождать. Но просто так ждать скучно, и Настя предложила:

– А давайте рассказывать истории.

– Страшные? – уточнила Кристина.

– Если бы свет погас, предложила бы страшные. А так – любые. Про учебник.

– Почему про учебник? – спросил Данил.

– Хочу.

С девочкой спорить – себе дороже. Данил и не стал спорить, а тут же начал рассказывать.

– Однажды зимой девочка пошла гулять и заблудилась. А с собой у неё был только учебник истории. Если бы это был учебник географии, она бы быстро нашлась. А так она долго бродила по холоду и стала замерзать. И когда она почувствовала, что совсем замерзает, она развела из этого учебника костёр и сумела дождаться прихода спасателей.

– Я вторая! – сказала Кристина. – Один мальчик оказался на необитаемом острове. И не было у него с собой учебника биологии, чтобы узнать, что можно есть, а что нельзя. Зато был учебник физики. Из его страниц мальчик наделал самолётиков, написал на них «SOS» и стал запускать в небо. Один самолётик долетел до материка, и мальчика спасли.

– А я расскажу историю, – подхватила Настя, – о том, как мальчик плыл на подводной лодке. Лодка получила пробоину, в которую стала наливаться морская вода. Лодка стала тонуть. Но мальчик не растерялся. У него с собой была хрестоматия по русской литературе, и он заткнул этой толс­той книжкой пробоину. Лодка доплыла до берега, а мальчику дали орден.

А тут и лифт ожил и доставил ребят по этажам.

– Так что же это получается? – спросила Настя перед тем, как выйти у себя на пятом. – Учебники на многое способны?!

– Вот застрянем в следующий раз, так ещё больше узнаем о полезном применении учебников, – сказал Данил и помахал Насте рукой. Сам вышел на седьмом.

А Кристина, пока ехала до девятого, придумала ещё восемнадцать вариантов, как можно использовать учебник. А вы так можете?

23Пусов

Поздравляем авторов с публикациями!

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 282 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор ТО ДАР. Председатель ТО ДАР