Вот и август наступил. Как быстро пролетает лето, и как не хочется с ним расставаться! Читайте летние (и не только) истории наших авторов.

Подготовила Елена Овсянникова

 Рисунки Александра Фадина

 

Виктория Татур

КАК ПРОДЛИТЬ ЛЕТО?

  1. Друзья-неразлучники

      Бесконечное жаркое лето подходило к концу. На высокой куче сваленных бревен сидели Егор со Славиком и сосредоточенно отдирали лоскуты березовой коры. Бревна привез урчащий самосвал для деда Макара. Работы ему до самой осени хватит. Сначала распилить на чурбаки, а потом и расколоть дрова на зиму.          

 - Опять на верхотуру забрались, скалолазы малолетние? – закричал дед Макар. - У, короеды, всю березу искромсали, – потрясал он большим увесистым кулаком в воздухе. Егор и Славик кубарем скатились на землю, ободрали коленки и дали деру. Свежескошенная трава колола пятки, кузнечики то и дело щелкали о ноги, а пальцы невольно срывали на бегу цветки-мыльницы. Добежав до колодца, ребята юркнули за него в кусты и притаились. Смешно, по-гусиному, вытянули вперед шеи, прислушиваясь, нет ли погони.

 - Здорово мы убежали? – прошептал Егор.

 - Ага, - улыбнулся Славик и показал другу кору. Он прихватил ее, убегая от Деда Макара.

 - Может, вернем? – хитро прищурился Егор. - Только тихо.

Егор со Славиком лучшие в мире друзья. Их не то что водой не разольешь, даже за уши друг от друга не оттянешь. Бабушка, смеясь, говорила про них: «Один серый, другой белый, два веселых гуся». У Егора светлые непослушные волосы. Стричься он не любит и соглашается на эту пытку только в случае крайней необходимости. На бледном лице яркими пятнами горят румяные щеки, а вздернутый нос придает ему вид проказника и весельчака. Он носит кепку набекрень и воображает себя супер-героем. Славика же ни за что не заставить носить кепку, даже в тридцати градусную жару. Серые, коротко-стриженые волосы стоят торчком. А воинственный вид ему придают выбритые молнии по бокам головы. У Славика выпало сразу два передних молочных зуба. Не то чтобы выпали. На самом деле, он их вырвал. Они шатались-шатались, и в один прекрасный день Славик не выдержал и вытащил их двумя пальцами, чем привел в восторг деда. Дед зубным врачам не доверял, прижимая руку к щеке, ждал, когда больной зуб выпадет сам.

Мальчишки осторожно вылезли из кустов. Оглядываясь и оценивая обстановку, они направились к заветным бревнам. Славик успел забраться на одно, а Егор только занес ногу, как вновь выскочил дед Макар:

 - Да что ж вам тут медом намазано что ли? Вот погодите, свалится на вас бревно! Только и знают, как безобразничать!

Ребята подскочили от неожиданности и мигом помчались обратно. Дед Макар еще что-то кричал им вдогонку. Но они его не слышали, весело хохоча и удирая по узкой тропинке. Навстречу попалась баба Валя с двумя полными ведрами воды.

- Ой-ой-ой, - запричитала она еще издалека, - остановитесь, остановитесь. Сейчас меня уроните. Ребята затормозили, сбились в кучу и отошли с тропинки, уступая дорогу.

- Здрасте, Бабваль! – прокричали они хором. Подойдя к ним, Баба Валя поставила ведра с водой и тяжело выдохнула. - У-уф, опять чего-то натворили, разбойники?

- Не-е-е, мы просто, - протянули они. - Ну а ты, Егорка, домой-то когда уезжаешь? - Мама сказала, через неделю, - пробубнил он.

- В школу пойдешь?

 - Нет, мне только шесть исполнилось. В школу в следующем году собираюсь, - возразил Егор, раздирая на ноге укус комара.

 - И уезжать-то наверно не хочется? Хорошо у бабушки в деревне! – Баба Валя, не дожидаясь ответа, кряхтя подняла ведра и пошла по тропинке. А друзья, повесив носы, поплелись куда глаза глядят. Все лето они и не думали об отъезде Егора. Казалось, он случится так нескоро. Но, не смотря на стоявшую жару, приближалась осень.

  1. 2. Кража понарошку

Через неделю Егору пора возвращаться в Москву. Он вновь пойдет в садик, под свистки тренера погонит мяч по футбольному полю и будет нырять в бассейне. И долгие месяцы с нетерпением ждать, когда же наступит лето, вспоминая своего лучшего друга Славика.

- А может, ты все-таки упросишь маму еще ненадолго остаться? - в надежде спросил Славик.

 - Да ну. Она уже чемоданы собирать начала, - удрученно ответил Егор.

 - Давай придумаем, как тебе задержаться. - Давай! – подхватил Егор. – Только это проблема. Мама билеты на поезд купила.

 - А без билетов ты не сможешь уехать? – допытывался Славик.

 - Кто же нас без билетов в поезд пустит? Нет, без них никак нельзя.

- О, придумал! Мы их украдем!

- Я ничего красть не буду, - испугался Егор.

 - Ты же их не по-настоящему украдешь, а понарошку. Просто спрячешь куда-нибудь, а потом на место положишь, когда поезд без вас уедет.

 - Не знаю, нехорошо как-то получится. Я маму никогда не обманывал, - Егор все еще сомневался.

 - Вот ты непонятливый какой. Тебе и не надо ее обманывать. Просто забудь, куда билеты положил, а потом вспомни.

 Пока Егор раздумывал, мальчишки успели нарвать в саду у Славика яблок. И обтрескались ими до бурления в животах. Передохнув, ребята сходили к речке, повалялись на мостике, разглядывая в воде снующих в разные стороны водомерок. Солнце садилось за горизонт, расцвечивая небо широкими сиреневыми мазками. Жаль было расставаться с великолепной и свободной деревенской жизнью.

 -Ну, я все-таки попробую, - неуверенно согласился Егор, подходя к дому. – Только боюсь.

 - Да не бойся ты, - подбодрил друга Славик и похлопал его по плечу.

Егор, сам не зная, зачем, на цыпочках пробрался в дом.

- Чего это ты крадешься? – увидев Егора, спросила бабушка.

- Я? – испугался он. – Я не крадусь. А мама где?

- Мама к тете Наташе в гости ушла, скоро вернется.

 Егор прямиком прошел в спальню. Он достал мамину сумку и дрожащими руками раскрыл ее. Из кармашка торчали билеты на поезд. Егор почувствовал, как его обдало жаром: загорелись уши, щеки и даже шея. Он вытащил билеты из сумки и застыл не в силах пошевелиться. Егор только сейчас почувствовал сладкий запах пирогов с брусникой. Бабушка их для него испекла. А мама за этой брусникой в лес ходила, знает, как сын брусничное варенье любит. Ее тогда комары искусали, и дождь пошел. Она, промокшая до нитки, но счастливая пришла домой с полной корзиной ягод. Егор бросил билеты на дно сумки, захлопнул ее, положил на место и пулей выскочил из комнаты. «Ну, Славик, - сказал он про себя, - вот еще, план придумал. Тоже мне, друг называется»!

  1. 3. Новый план

 На следующий день Егор рассказал Славику про неудавшуюся попытку кражи.

 - И не взял билеты? – возмущенно спросил Славик.

 - Говорил, не буду я ничего красть! - отрезал он.

 - Ладно, ладно, чего ты сразу обижаешься? – примирительно проговорил Славик. Давай другой план придумаем, ты же хочешь остаться?

 - Еще бы, - выдохнул Егор. – Поехали, по дороге подумаем.

 Друзья сели на велосипеды и покатили по деревне. Объехав все дороги и тропинки в окрестностях, они свернули к песчаным оврагам, неподалеку от деревни. По ним можно скатываться кубарем в густую траву, прокладывать окопы и просто зарываться в песок. Овраги испещрены глубокими норками - гнездами. Поздней весной сюда прилетают ласточки. Но теперь они улетели на юг и ребята с интересом находили крохотные скорлупки крапчатых яиц. Вдоволь извозившись в песке, так, что он даже на зубах скрипел и забился в уши, друзья вернулись домой.

 - Может, завтра что-нибудь придумаем? – беспечно крикнул Славик, сворачивая к себе во двор.

 - Может, и придумаем, - вздохнул Егор.

На следующий день неожиданно похолодало. Поднялся ветер, небо потемнело, и заволокло тоскливыми серыми тучами. В дверь Егора кто-то отчаянно барабанил.

 - Ты чего? – оторопел Егор, увидев на крыльце Славика.

 - Я знаю, что надо делать! – выпалил Славик. – Все утро мучился и придумал! - Рассказывай, - с опаской сказал Егор.

 - Видел, как сегодня холодно на улице?

- Ну, видел.

 Славик оглянулся по сторонам, подошел к Егору вплотную и что-то зашептал на ухо.

 - Ой! Не знаю, - неуверенно сказал Егор.

- А чего тут знать! Или у тебя другой план есть?

- Другого нет.

 - Тогда поехали! – скомандовал Славик, подошел к велосипеду и нетерпеливо поставил ногу на педаль.

 - Ма-ам, я кататься, - крикнул Егор в глубину дома и направился в сарай за великом.

  1. 4. Водные процедуры

- Я, наверно, не полезу, - выдавил из себя Егор.

 - На черемуху он залезать не боялся, а тут воды испугался! – рассердился Славик.

 - Она же холодная, - оправдывался Егор.

- А мы сюда зачем приехали?

 Ребята стояли на берегу речки. Славик, одетый в толстовку, джинсы и кроссовки, палкой проверял глубину. Егор в одних трусах поджимал то одну, то другую ногу и не решался войти в воду. По плану он должен просидеть в воде до посинения, заболеть и с температурой остаться дома. Маме придется сдать билеты, Егор быстро поправится и продлит каникулы веселыми забавами со Славиком.

- Последний раз спрашиваю, полезешь в воду или нет?

 - Полезу, - буркнул Егор и ступил одной ногой в илистое дно. – Ды-ды-ды, - передернулся он, покрываясь мурашками.

- Ничего, ничего, - напутствовал Славик. - Сейчас помучаешься немного, зато потом радоваться будешь.

 Егор по колено зашел в реку. Вода сковала холодом ноги. Ветер теребил волосы и, словно смеясь над мальчишкой, поддувал в спину, легонько толкая вперед.

- Глубже, глубже заходи, по шейку, - советовал Славик.

- Сам бы так попробовал, - крякнул Егор, размахивая руками, чтобы согреться.

 - Давай, немного осталось, у тебя уже губы посинели, - подбадривал Славик.

Вода доходила Егору до груди. Губы стали не просто синими, а фиолетовыми. Зубы выбивали барабанную дробь. С неба упали первые капли дождя. В воздухе запахло сыростью и надвигающейся осенью.

 - Я б-б-больше н-не-мо-мо-гу… - сказал окоченевший Егор, не в силах пошевелиться. – Я за-за-за-ле-де-не-л-л-л.

- Ты точно хорошо промерз? – забеспокоился Славик.

 - Т-т-точнее н-н-не-ку-д-д-да.

 - Ну, тогда вылезай, - согласился Славик.

Егор трясся мелкой дрожью и, облепленный водорослями, извиваясь всем телом, выскочил на берег.

- А п-п-полотенце где? – еле выговорил он.

 - Ой, про полотенце забыли. Ты не переживай, держи мою толстовку, - Славик снял ее и протянул другу, восхищаясь в душе его смелостью и упорством.

 Сам Славик в воду, наверное бы, не полез. - Ну все, иди болей! Главное, до отъезда не вздумай выздороветь!

 Дома Егору устроили восхитительную взбучку, одновременно растапливая печь, заваривая чай с малиной и натягивая на его ноги колючие шерстяные носки. Егор сидел на горячей лежанке печи, закутанный в теплое одеяло. «Ну, Славик, друг называется, - опять про себя возмущался Егор. – Напридумывает планы, а я страдаю».

  1. 5. Али Баба или опасные игры

Утром мимо дома Егора пронесся на велосипеде Славик. Заметив на крыльце друга, он резко затормозил и со свистом улетел в кусты сирени. Прихрамывая на одну ногу, Славик втащил во двор велик со слетевшей цепью и погнутой педалью.

 - Ты чего не болеешь? – с упреком спросил он Егора.

- Выздоровел,- хмыкнул тот и отвернулся.

- Зачем?

 - Я же не специально, - оправдывался Егор. – Мама с бабушкой меня вчера весь день лечили. Вот и вылечили. Я сегодня наказан, мне только во дворе гулять можно.

 - Что теперь делать будешь? – сочувственно спросил Славик.

 - Ничего. В Москву поеду.

- Может, новый план разработаем?

- Нет уж, спасибо, - возразил Егор и взглянул на небо.

 Солнце пробивалось из-за тягучей серой тучи, дразнило теплом, играя лучами в мокрой от утреннего дождя траве. И Егору отчаянно захотелось остаться. Продлить счастливое лето: играть в войнушку, ловить карасей в речке, дразнить гусей и улепетывать от них что есть силы. И столько еще интересностей спрятано в чудесном лете.

 - Ты чего задумался? – Славик потряс Егора за плечо. - Не грусти, я тебя вспоминать буду. - А я о тебе даже забывать не буду. Ни на одну минуту, - горячо пообещал Егор.

В этот день они со Славиком играли во дворе и тоскливо смотрели за забор, на несправедливо проходящие без них последние мгновения лета. Наступило тридцатое августа. В коридоре стояли собранные чемоданы. Вечером поезд повезет Егора с мамой в Москву. Егору разрешили погулять: в последний раз прокатиться на велике, попрощаться с друзьями, а главное, со Славиком. Мальчишки помчались к площадке, где собирались дети: играли в футбол, в казаки-разбойники, в прятки.

Ребята как раз разбились на две команды, разойдясь на приличное расстояние друг от друга и крепко взявшись за руки. Одна команда дружно голосила: «Али-Баба, почем слуга? Пятого, десятого, Сашку нам сюда». Из команды вырвался названый Сашка, стрелой помчался на другую команду и с размаху разбил цепочку рук. Забрал одного игрока и победоносно увел к своим.

 - Сыграем? – спросил Славик.

 - Давай, - кивнул Егор.

Мальчишек приняли в команду, крепко взяв за руки, и нестройным хором закричали: «Али-Баба, почем слуга? Пятого, десятого, Костю нам сюда». Из команды соперников отделился Костя, высокий, крупный мальчишка одиннадцати лет. Его считали самым сильным и выносливым: он мог отжаться тридцать раз, поднять тяжелое бревно и просидеть под водой целую минуту без воздуха. Костя нацелился на Егора со Славиком. Он приосанился, согнул руки в локтях, разбежался и мощной ракетой понесся на вызывающую его команду. Раздался глухой удар. Кто-то вскрикнул, и цепочка ребят разлетелась в разные стороны. Егор отлетел назад, перекувыркнувшись через себя, и упал в траву. Сверху на него приземлился Костя.

- У-а-а-а-а, - взвыл Егор, и слезы брызнули из его глаз, - слезь с меня. Слезь, говорю, больно!

 Костя тяжело поднялся и неуклюже, словно медведь, попятился назад. Славик подбежал помочь другу, на его джинсах виднелись размазанные зеленые следы от травы с налипшими комьями земли. Егор протянул правую руку, и ошалело уставился на нее. Рука необычно выгнулась в другую сторону.

 - Ты ему руку сломал! – набросился на Костю Славик.

- Я? – Костя в испуге отшатнулся. – Я ничего не ломал. Он сам виноват. Вы же все видели, что я не специально на него упал, - Костя отчаянно смотрел на ребят округлившимися глазами.   

Мнения разделились. Одни кричали, что Костя не виноват, другие – в азарте винили его. Про Егора позабыли, выясняя, кто прав. Тем временем он с трудом поднялся и, размазывая одной рукой слезы по перепачканному лицу, направился к дому. Тут Славик опомнился. Он подбежал к другу и помог ему опереться на себя. Мама, увидев сына, подняла его на руки и прижала к себе. Бабушка охала, причитала и держалась за голову.

 - Ему теперь руку забетонируют? – участливо спросил Славик.

- Не забетонируют, а загипсуют, - поправила мама. – Нужно такси вызвать, поедем в травмапункт.

  1. 6. Лету конец.

 - Зато сработало! – радостно сказал Славик, разглядывая забинтованную руку Егора и проверяя пальцем прочность гипса.

 - Ага! Папа позвонил. Сказал, что сам за нами на машине приедет. Через две недели, когда из командировки вернется. Мальчишки сидели на скамейке под кудрявым кустом шиповника. Они срывали созревшие ягоды. Обгрызали их со всех сторон, отплевываясь мохнатыми мелкими семечками.

 - Поехали…, - Славик хлопнул себя по лбу, - ой, совсем забыл, ты же теперь на велике кататься не можешь.

 - Я теперь пешеход, - невесело улыбнулся Егор.

 - Может, на речку, карасей половим? Я тебе червяков помогу накопать?

- Давай, - оживился Егор. Друзья весь день провели на рыбалке. Карась не клевал. - Ничего, - сказал Егор, неловко сматывая удочку одной рукой. – Завтра еще раз попробуем.

 - Завтра я не могу, - отозвался Славик. На нос упала капля. – О, смотри, дождь начинается.

 - Как не можешь? Почему? – не понял Егор, не обращая внимания на усиливающиеся капли.

 - Мама сказала, мне в садик надо. Завтра же Первое сентября.

 - А как же я? - Так я там недолго буду, - отмахнулся Славик.

- Ты заходи завтра вечером.

Утром Первого сентября Егор пошел провожать друга. В центре деревни у колодца стояли оживленные нарядные ребята, с пестрыми букетами цветов. Подъехал желтый автобус и увез радостных детей в школу и садик. Деревня словно опустела. Егор слонялся по пустым улицам: покачался на скрипучих качелях, постучал палкой по заборам, пульнул несколько камешков в речку, посидел в кустах, вспоминая совместные проделки со Славиком. Начал накрапывать дождь, и Егор, повесив нос, побрел в сторону дома. Он с трудом дождался вечера, когда приехал Славик. Но друг поиграл с ним совсем немного.

 - Мне домой пора. Завтра в садик рано вставать, - с огорчением сказал Славик. – Извини, но мама дольше гулять не разрешает.

 - Ну, вот, - совсем расстроился Егор. – Знаешь, как без тебя скучно. И других ребят нет, все в школу опять поедут.

 - Да-а, обидно. Ну, ничего, мы с тобой все выходные играть будем.

 Егор сидел на диване, гладил довольного кота, забравшегося к нему на колени, и думал. Рука под гипсом начинала зудеть. Ветер завывал, пригибая к земле кусты сирени и что есть сил, дергал, словно за косички, ветви березы. Егор уже три дня бездельничал и скучал в ожидании друга. А Славик в это время ходил в садик, играл с ребятами и мастерил поделки с воспитательницей.

 - Мама, - Егор соскочил с дивана и пришел к ней в кухню. – Мне скучно. Я думал, мы со Славиком играть будем! А он…

В это время из огорода вернулась бабушка с целой корзиной огурцов. Она тяжело опустила корзину на пол и многозначительно сказала:

 - Да, Егорушка, всему свое время. - И совсем не обязательно было трогать билеты и лезть в холодную воду, - не оборачиваясь, заметила мама. От неожиданности и стыда, Егор вспыхнул, как спичка и покрылся пунцовым румянцем

. - Я…Я просто хотел продлить лето, - запинаясь оправдывался он.

 - Знаю, - ответила мама и погладила его по щеке. - Нужно было обо всем мне рассказать. Я бы тебе объяснила, что все ребята уйдут в садик или школу, а ты останешься один. Опечаленный, Егор надел ветровку и вышел на улицу. Он смотрел на гипс, представлял себя рыцарем в доспехах и, подпрыгивая, скакал на воображаемом коне. И не заметил, как оказался около дома деда Макара. Дед Макар уже распилил несколько бревен и теперь колол их на дрова. Из-под топора вылетали аккуратные, ровные поленья. Увидев Егора, он проворчал:

 - У, короед, опять безобразничать пришел?

- Не-е, я так гуляю.

 - А где второй жук-бревнолаз?

- А-а, он в садике, - тоскливо сказал Егор. Вдруг он встрепенулся, - Хотите, я Вам помогу? - Это как же ты мне поможешь с рукой-то загипсованной? Дрова что ли колоть будешь?

- А я кору могу собирать, она ведь вам нужна?

 - Хе-хе, нужна, нужна, - согласился дед Макар. Егор принялся собирать валявшуюся кору и отрывать ту, что была на бревнах. Он складывал ее в большой деревянный ящик. За работой он и не заметил, как пролетело время.

 - Спасибо тебе, - сказал Дед Макар, унося ящик с корой в сарай. – Вот уж помог, так помог. А ты чего же это не в школе?

 - Всему свое время, - многозначительно ответил Егор, - в следующем году обязательно пойду! Он повернулся и счастливый отправился домой. Еще бы, Егор подружился с самым ворчливым дедом в деревне, который их гонял все лето. Подойдя к дому, он увидел на крыльце Славика.

 - Приве-е-ет, ты где ходишь? Я тебя уже полчаса жду, - закричал Славик.

 - Ого, а я думал, ты в садике! – обрадовался Егор.

- Я маме рассказал, как мы с тобой лето хотели продлить, чтобы ты подольше в деревне остался. И она, она, - Славик задыхался от переполнявших его чувств и нетерпения, - она меня так отругала за то, что я предложил билеты украсть и в холодную воду тебя загнал.

 - Представляю, нехорошо получилось.

 - Ага. А потом мама сжалилась и разрешила мне в садик не ходить до самого твоего отъезда!

- Здорово! – закричал Егор и запрыгал на месте. На небе из-за туч выглянуло солнце, и Егор со Славиком готовы были поклясться, что оно им подмигнуло.

11Я веселый щенок 

 

 

Лариса Васкан

ЗОЛУШКИН БАШМАК

     Всё началось с того, что Мишкиным родителям надо было срочно уехать в другой город, и мама разрешила, чтобы Мишка переночевал у нас. Он мог бы, конечно, к бабушке пойти, но мы с ним так упрашивали родителей, что они согласились.

     А ночью мы с Мишкой втихаря компьютер включили и фильм про машину времени смотреть стали. Там один супермен то в будущее, то в прошлое летал и подвиги совершал разные.

– Вот бы нам так! – размечтался я.

– Да была бы у нас с тобой такая машина как у него, мы бы и ни такого насовершали! – стал успокаивать меня Мишка.

     Я тогда сказал:

– Нам бы хоть малюсенькую машиночку, такую, как наши игрушечные!

     Вообще-то, мы с Мишкой из-за машинок и познакомились. Я пришёл в первый класс первого сентября и прихватил из дома свой джип любимый. Мишка тоже машинки принёс…полный портфель! Вот мы и дружим с ним уже целый год!

     А после того, как Мишка у нас ночевал, я двойку получил по математике. Мама ругалась так! Она сказала, это всё потому, что я ночью почти не спал. Она и ночью ругалась, когда проснулась и увидела, что мы с Мишкой кино смотрим. Пришлось выключить компьютер. Чуть-чуть до конца не досмотрели.

     Мама решила за меня взяться и каждый день дневник проверять. Только он вдруг пропал.

     Прихожу в школу: нет дневника! «Ну, - думаю, - ничего, значит, дома забыл». Так его и дома не оказалось!  Искал везде, даже под стол залез. Дневника и там не было, зато башмак валялся какой-то странный. Громоздкий, коричневый, древний какой-то, в таких даже старики, наверное, уже не ходят. Правда, новый, чистый и с красными лампочками по бокам. Как будто к башмаку сигнализацию приделали. И зачем, интересно? Его и даром-то никто не возьмёт, а уж тем более красть не будет.

     Смотрел я на этот башмак, смотрел: «Дай-ка, – думаю, – примерю его для интереса!»

    Достал башмак из-под стола, натянул кое-как на ногу. Он мне почти впору пришёлся, жал совсем чуть-чуть. Только вдруг лампочки сработали: замигали, засвистели тихонько. А экран компьютера вдруг ярко-голубым светом вспыхнул. Я, перед тем как дневник искать, немного в стрелялки поиграл, пока мама на кухне суп доваривала. Вот компьютер включённым и остался.

     Экран вспыхнул, и надпись на нём появилась: «Осторожно, зона невозможного!»

     Я так глаза и раскрыл. А в следующий момент из компьютера девчонка выскочила. Я и сам не понял, как это случилось. Рыжая, в коричневом платье, с какой-то тетрадкой слегка потрёпанной в руке, и в одном башмаке! Как закричит:

–  Верни немедленно мою туфельку!

     Туфельку? Ничего себе! Тоже мне Золушка нашлась...

     Но я не сказал ничего, конечно, про Золушку. Мама меня учила девчонок не дразнить. Снял я её туфельку побыстрей и говорю:

– На, держи! Я ж примерить просто хотел. Гляжу: башмак какой-то доисторический, вот и любопытно мне стало.

– Это ты доисторический! – возмутилась девчонка. – А я и мой башмак из тридевятого, между прочим!

– Из тридевятого царства? – уточнил я, на всякий случай.

– Подумал, что я сказочная? – хихикнула она. – Нет, я не из царства, я живу в три тысячи девятом году. Мы его тридевятым называем, чтоб меньше слов выговаривать.

– А-а! – ответил я и тут же добавил:

– Врёшь! Я бы ещё поверил, если бы ты сказала, что из прошлого явилась. У нас такие башмаки устарели давно!

– Много ты понимаешь! – девчонка надула губы. – У нас это самые модные школьные туфли! А, между прочим, всё новое – это хорошо забытое старое. Просто мы уже что-то хорошо забыли, а вы – ещё нет! – И она показала мне язык.

     Я во все глаза смотрел на странную пришелицу, перевёл взгляд на тетрадку в её руке, и вдруг с удивлением понял, что именно она держит. Это был мой потерянный дневник!

     Девчонка заметила, что я удивился, и улыбнулась.

– Ну, да, – сказала она, – ты в прошлый раз забыл компьютер выключить, вот я и телепортировалась. Моя комната на этом же самом месте находится, только много лет вперёд. А дневник твой под столом валялся. Это ведь дневник?

– Да! – подтвердил я.

– Такой смешной! – вдруг захихикала девчонка. – Я ребятам в классе показывала, все хохотали, особенно Прога Вирусова. Говорит: «Что у него за имя такое чудное? Степан Корольков!»

– Прога Вирусова? – переспросил я. – Да у неё самой имя странное! А кто она?

– Это наша самая злостная банщица, – улыбнулась девчонка. – А имя у неё вполне современное!

     Я совсем растерялся:

– Злостная банщица? Она, что, всех со злостью в бане вениками лупит?

     Тут челюсть отвисла у пришелицы.

– Веники, драки? – переспросила она. – Я знала, что в вашем времени дикие нравы, но не думала, что настолько!

– Но, ты же сама сказала, что она – банщица, – рассердился я.

– Да, – пожала плечами девчонка. – Банщики – это ученики, которые получают плохие отметки – баны.

– А-а! – дошло вдруг до меня. – Двоечники!

– Двоечники? – заинтересовалась девчонка. – Значит, в вашем времени бан – это двойка? А мы-то всё гадали, что за цифры стоят в твоём дневнике…

     Она стала листать мой дневник и хихикать.

– Отдай! – рассердился я.

– На, возьми! – весело ответила она. – Но я и так помню, что у тебя бан по математике. Фу, как не стыдно! – девчонка смешно закатила глаза.

– А сама-то, что, отличница? – проворчал я.

– Отличница – это, наверное, бонусница, – сообразила пришелица. – Нет, – ответила она, – я тоже банщица, но не такая злостная, как Прога. Мне Вердана Эриаловна, учительница по шрифтологии, иногда бонусы ставит. Говорит: «В тебе, Мониторова, я большой потенциал вижу, ты просто ленивая и не стараешься совсем!»

– Мониторова? – переспросил я. – Это твоя фамилия?

– Да, – ответила девчонка, – а зовут меня Клава. Полностью – Клавиатура!

– Мне и самой уже хочется бонусницей быть, – продолжила она. – Им разрешают больше. Бонусники могут, например, телепортироваться без спросу куда захотят. А нам, банщикам, втихаря приходится. Правильно, они ведь туфельки в прошлом времени не теряют! Кстати, спасибо тебе, что мою туфельку надел, а то бы я её искала долго. Я ведь ещё и пульт от неё потеряла. – Клава захихикала. – А если бы наш директор, Яндекс Гуглович, про туфельку узнал, он бы меня навсегда из школы забанил!

– Выгнал бы? – сочувственно спросил я.

– Да, – подтвердила Клава, – И правильно бы сделал, потому что нельзя в другом времени следы оставлять!

     Она забавно подёргала носом:

– А у вас дома вкусно пахнет!       

– Мама суп варит, – объяснил я, и вдруг почувствовал, что сильно проголодался.

– А у нас вся еда в тюбиках, – сказала  Клава, – и  без запаха. Зато выберешь себе тюбик на любом кулинарном сайте, оплатишь электронными деньгами, и он тут же в окошке выдачи появится. – Она посмотрела на мой компьютер:

– А у тебя где окошко выдачи?

– У нас, наверное, ещё техника до этого не дошла, – ответил я и тут же предложил:

– А хочешь, вместе пообедаем? Мама и тебя накормит!

– Нет, что ты! – испугалась Клава. – Нельзя, чтобы меня здесь видели. Ой, кажется, твоя мама сюда идёт! Ну, всё, я пошла! – засуетилась она, и в следующий момент исчезла в мониторе.

– Стёпа, ты что там делаешь? – услышал я удивлённый мамин голос.

     Приоткрыв один глаз, я понял, что заснул прямо под столом.

– Так я это... дневник ищу! – ответил я маме.

– Вот выдумщик! – возмутилась она. – Ты же дневник в руках держишь!

     И точно! Я прижимал к себе потерянный дневник! А говорят, что чудес не бывает.

     И всё же получается, что банщица из тридевятого по имени Клава мне всего лишь приснилась. А жаль! Я бы хотел, чтобы такая девчонка училась в нашем классе. Хотя, наша с Мишкой подруга, Наташка Семёнова, тоже ничего, несмотря даже на то, что  вредничает иногда  да ещё и круглая бонусница!

 

Владимир Трушков

РЫБА С ЛАПАМИ

   Рыба с лапами. Скажете таких не бывает? А вот и нет! -ответил бы вам Вова. Потому что такую рыбу он поймал и это факт! А произошло это так.

   Никаких важных дел в это солнечное июльское утро не было, и пятилетний Вова отправился рыбачить на выкопанный в конце огорода пруд. Правда мама почему-то называла его «канава». Но как же скажешь: «Я поймал здоровенного карася в канаве». Поэтому яму, вырытую для поливки, маленький рыболов упорно именовал прудом. И хотя по меркам взрослых он был конечно маленьким и мелким, но там водилась много разной рыбы: верхоплавки, красные и белые караси и усаны. Про последних нужно рассказать отдельно: это небольшие рыбки темно серого цвета с белым брюшком, с парой небольших усиков у рта, за что видно и получили свое название. Из окна квартиры со второго этажа хорошо просматривался весь огород, и мама, не раздумывая, отпустила сына, временами поглядывая за ним.

   На тропинке под досками Вова нашел несколько дождевых червяков – для такой рыбалки достаточно, ведь местная рыба непривередливая и в основном мелкая, поэтому и ловить нужно не на целого червя, а лишь на его небольшие кусочки. Этому ему сосед Юра Бабичев научил. Он уже большой: шестой класс школы закончил и на рыбалку на велике на Куликовский пруд ездит, а это далеко, аж пять километров от города. Вот там хитрющие окуни только на целого червя клюют, не то что местные тупые караси.

  Придя на пруд, маленький рыболов размотал удочку, старательно насадил на крючок небольшой кусочек червя и даже поплевал на него, как учил Юра чтоб отбить запах рук, и закинул снасть поближе к нависающему над водой ивовому кусту.

  Устроившись на березовом чурбачке, мальчишка принялся наблюдать за пластмассовым поплавком с красной вершинкой. Вскоре Вовино внимание вознаградилось уверенной поклевкой: поплавок дернулся и быстро поплыл к центру пруда. Вова подсек, и вот уже первый усанчик трепыхался у него в руках. Зачерпнув детским ведерком воды, рыбачек опустил туда рыбку, затем поправил наживку и снова закинул удочку.

  Ярко светило солнышко и поэтому не досаждали комары. Рыбалка между тем продолжалось, правда к сожалению, караси в жару привередничали, и клевали только усаны. Ну и ладно – Вова радовался любой рыбе, лишь бы клевала!

   Вот еще поклевка. Поплавок мелко задрожал и все не уходил под воду. «А вдруг это карп клюет?» - подумал маленький рыболов. Вчера сосед дядя Женя, известный на всю округу рыбак, рассказывал, что выпустил в пруд несколько карпов, и вдруг один из них сейчас пробует наживку на крючке? Вова еще подождал и, не выдержав, подсек. К сожалению, он не почувствовал ощутимой тяжести на той стороне снасти – видно опять клюнул усан. Вова уже снимал рыбку с крючка, когда заметил у нее на спине оранжевое пятно. Остолбенев, он уставился на необычный трофей. И тут мальчишка увидел у рыбки лапки!

  В ужасе отбросив удочку, рыболов помчался домой. Он не плакал, а ревел, разбрызгивая слезы. и беспрестанно тряс руками, чтобы сбросить с них ту грязь, которая непременно прилипла к ним, когда прикасался к этой мерзости. Навстречу сыну уже бежала встревоженная мама.

-Вова, что с тобой? Тебя кто-то укусил? – спросила она, обняв и прижав его к себе.

-Нет, - всхлипывая ответил Вова и заикаясь, продолжил, - Там, там, я, я пой…,пой-мал ры..ры-бу с лапами!

-Как с лапами? Таких не бывает. Успокойся и пойдем посмотрим, что ты там поймал.- предложила мама.

  На Вовин рев сбежалась вся местная детвора: две сестры Лена и Марина, половшие грядки на соседнем огороде, Димка с Олежкой катавшиеся на велосипедах. Всем им было интересно узнать, что это за рыба с лапами? Так что к пруду отправилась целая делегация.

Рядом с березовым чурбачком в траве ваялась удочка. Мама подняла ее – а там на леске висело нечто пятнистое и с лапами.

- Да это же - тритон! -догадалась третьеклассница Лена,- Мы таких в школе по природоведению проходили! Он как лягушка, может и вводе, и на берегу жить. Давайте-ка я его отцеплю.

  Пленник был освобожден и выпущен обратно в пруд.

  Вова рыбалку не бросил. И уже на следующий день опять сидел с удочкой все на том же удобном чурбачке. Правда всякий раз поймав рыбку, мальчик подозрительно осматривал ее, нет ли лап. К счастью больше ему тритоны не попадались.

11 Метаморфозы 

 

 

Ната Иванова

ПРОУЧИЛИ

К нам на выходные братишку привезли двоюродного – Саньку четырехлетнего. Некстати очень. Как говорит мой старший брат  - «он нам все карты спутал». Только мы с Юркой хотели тренировкой по привыканию к невесомости заняться, тут на тебе! Санька явился. С ним не потренируешься, пришлось отложить.

Санька с важным видом расхаживал с лейкой по участку, поливая грядки с зеленью. А мы с Юркой со скучающим видом ходили за ним по пятам. Так сказать, присматривали. Наконец-то вся зелень была полита, и Санька уселся в песочницу лепить куличики. Мы с Юркой облегчённо вздохнули и решили устроить гонки на большом двухполосном автотреке, раз тренировка не состоялась.

Мы поставили машинки на старт. И понеслось! Чем быстрее мы крутили ручку на пультах, тем быстрее ехали наши машинки. Я представлял себя Молнией МакКуин из мультфильма «Тачки», а Юрка был Франческо Бернулли. С бешеной скоростью мы мчались по дорогам Японии, Франции, Англии, всё как в мультфильме. И вот, когда мы оказались на побережье солнечной Италии, препятствие в виде ноги моего брата Саньки оборвало нашу гонку.

- Я тоже хочу играть, - громко сказал Санька и поднял с трассы машинки.

Я онемел от возмущения и, недолго думая, попытался их отобрать.

- Моя очередь, дай мне, моя машинка, - не унимался Санька.

- Ну вот, всю гонку испортил, - обиделся я. - Забирай свои машинки и играй сам с собой. Пошли, Юрок, лучше из лука постреляем.

Как только мы отошли от автотрека, интерес к гонкам у Саньки сразу пропал, и он побежал следом за нами. Пострелять нам тоже не удалось. Санька постоянно хватался то за лук, то за стрелы, чем очень сильно мешал нам. Мы с Юркой бросили луки и направились в беседку.

Я сбегал домой и притащил большую тарелку халвы. Как вкусно было запивать её ароматным чаем! Мы с Юркой наслаждались вовсю. Тут подошёл Санька и стал внимательно рассматривать стоящее на столе блюдо.

- А чего это у вас? – пытался дотянуться он до халвы.

- Ничего, - ничуть не скрывая своей обиды, я отодвинул от него тарелку, - с жадинами не дружу.

- Тёма, ну покажи. Я не буду больше мешать.

- Земля там с огорода, - не выдержал я, так сильно мне хотелось проучить брата.

- Прямо из грядки? – не поверил Санька. – А мне можно попробовать?

Мы засмеялись с Юркой:

- А чего её пробовать? Иди, накопай себе, да пробуй, сколько влезет.

Санька недоверчиво смотрел на нас, как мы отправляем кусок за куском в рот сладкую «землю». Он ещё немного постоял, наблюдая за нами, потом быстро куда-то побежал.

Мы с Юркой засмеялись ещё громче, фантазируя, как Санька ест землю из грядки. А пока мы насмехались над Санькой, мой внутренний голос шептал мне, сначала тихонечко, потом всё громче и громче, что мы поступили как-то нехорошо, даже можно сказать подло, обманув братишку. Я вспомнил о микробах и червяках живущих в земле и представил, как эти паразиты, расползаются по Санькиному желудку. А он, скрючившись, лежит на земле и покрывается красными пятнами. И ничего плохого-то он ведь не сделал, только лишь хотел поиграть с нами. А мы…

Ничего не объясняя Юрке, я вскочил с лавочки и побежал искать своего маленького брата. Обежав вокруг дома, я увидел, как Санька подходит к беседке и несёт в руках ведёрко с землёй. Он молча вскарабкался на лавочку, дотянулся до стола и вывалил всё содержимое из ведёрка прямо в тарелку с халвой. Потом посмотрел на меня и улыбнулся:

- Вот ешьте, мне не жалко, я ещё принесу.

Мы с Юркой растеряно посмотрели на Саньку, и тут же все втроём засмеялись. А потом мы все вместе играли в «съедобное – несъедобное». Санька громко хохотал, отбрасывая «несъедобный» мяч и ни капельки не жадничал.

 

Людмила Колесова

ТИТИ-ВИТИ

В малиннике на даче жила весёлая птичка. Прилетала она из тёплых краёв и поселялась в кустах, после того как распускались листья и малинник становился непроглядным. Вот поэтому никто никогда её не видел. Ну, а если бы кто-нибудь даже захотел её увидеть, то ничего у него не вышло бы. Сами понимаете, какая малина колючая. Итак, никто эту птичку не видел, но все о ней знали. У неё даже имя было – Тити-Вити. Прозвали птичку так потому, что пела она всё время одну и ту же, но очень звонкую песенку: «´Тити-´Ви-тии! ´Тити-´Ви-тии!»

Ранней весной, пока не было слышно песенки Тити-Вити, родители беспокоились: «Что-то Тити-Вити не слышно. Не нашла ли себе где лучшего места».

И вот раздавалась знакомая песенка. «Ура! Наша Тити-Вити прилетела!» - кричал Антошка. И все радовались: и старшая сестра, и родители, и бабушка. От песенки Тити-Вити поднималось настроение. Её песенка всегда обещала хорошую солнечную погоду и была привычным звуковым фоном дачной жизни.

Но однажды Тити-Вити вернулась из тёплых краёв с новой песенкой. Точнее, к старым словам: «Тити-Ви-тии! Тити-Ви-тии!» - добавился припев:

«Витю видел? Витю видел?

Ты Витю убил. Ты Витю убил.

Да, да, да! Да, да, да!»

Пела Тити-Вити этот припев совсем не весело, а низким речитативом с какими-то трагическими интонациями. А "Да, да, да!" произносила так страшно, прямо-таки злорадно.

- Что за Витю она вспоминает? – пожимал плечами Антошка.

- И кто его убил? – шёпотом недоумевала старшая сестра, округлив глаза.

- Видно, что-то страшное повидала наша Тити-Вити этой зимой, - жалела её мама.

- А, может, это не наша Тити-Вити, потому у неё и песенка другая? А нашу Тити-Вити кто-то убил? – предположила бабушка.

От этих слов стало ещё страшнее, и песне Тити-Вити уже никто не радовался.

В пятницу приехал папа, услышал разговоры домочадцев, прислушался к птичке и воскликнул:

- Ну, вы и насочиняли! Вы только прислушайтесь, в этом припеве птичка подражает звукам идущего поезда.

Как раз в этот момент вдалеке послышался шум идущей электрички. И папа пропел под стук её колёс:

«Витю видел? Витю видел?

Ты Витю убил. Ты Витю убил.

Да, да, да! Да, да, да!»

Приближаясь к станции, электричка засвистела. И её свист напомнил песенку птички: «Тити-Ви-тии! Тити-Ви-тии!»

- Некоторые птички – замечательные подражатели, - объяснил папа. - Что слышат, то и поют. Поскольку наша Тити-Вити живёт недалеко от станции, то такая у неё и песенка. А все страшные слова её песенки – это лишь наши домыслы.

- Как здорово, что Витю никто не убивал! – рассмеялся Антошка.

- И нашу Тити-Вити – тоже, – обрадовалась старшая сестра.

И все вздохнули с облегчением.

11 Для чего собаке хвост

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Прочитано 190 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА

В ВАШИХ РУКАХ ВСЁ - ОТ РАЗВИТИЯ САЙТА ДО НОВЫХ КНИГ

Информация для истинных почитателей детской литературы

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением