Тот, кто живёт под кроватью

Автор :
Опубликовано в: Сказки для 6-10 лет

 

Глава первая. Знакомство

 

Началось это ночью, когда все обитатели квартиры мирно спали и видели сны. Только Никита проснулся. Его разбудили странный грохот, нарушивший сонную тишину в комнате, и чьё-то сердитое сопение.

Сначала Никита на всякий случай спрятался под одеяло. Хотя ему и было уже восемь лет, он немного боялся темноты и непрошенных ночных гостей. Сами подумайте: разве кто-нибудь хороший и добрый станет тайком проникать в спящий дом?

- Вот и водись с ним! Опять машинки повсюду раскиданы! Того и гляди все кости переломаешь! – услышал Никита тихое обиженное ворчание и смутился, но и бояться почти перестал.

Он осторожно отогнул край одеяла.

Недалеко от его кровати с пола поднялось неведомое существо.

Свет уличного фонаря проникал прямо в окно Никитиной комнаты, и мальчик хорошо мог рассмотреть незнакомца.

Не слишком высокий. Ниже папы и даже, наверное, мамы. Весь покрытый шерстью. С большим носом, похожим на картошку, круглыми весёлыми глазами и огромными лопухастыми ушами. С добродушным выражением на лице. И чуть-чуть расстроенным.

Существо приподняло ногу, потерло ушибленную коленку и вздохнуло:

- Разбудил все-таки! – а потом осуждающе посмотрело на Никиту. – Но ты сам виноват! Сколько раз тебе мама говорила: «Убирай игрушки! Убирай игрушки!» Думаешь, зря? Сам бы попробовал, наступил бы в темноте на машинку! – Существо принялось внимательно ощупывать себя со всех сторон, тщательно проверяя наличие необходимого количества рук, ног и прочих частей тела. - Ух, и кувырнулся же я! Такое чувство, что всё внутри перемешалось. С ног на голову перевернулось.

Никита присел на кровати. Страха больше не было. Может потому, что Никита до сих пор точно не разобрался: проснулся он или все ещё спит и видит сон.

- Ты кто?

- Я? – существо недоуменно хмыкнуло, будто хотело сказать: «Неужели ты меня не знаешь?». – Я – Тот, Кто Живёт Под Кроватью. Если короче – просто Тот.

- Под кроватью? – удивился Никита. – А почему я тебя там ни разу не видел?

По мнению мальчика, Тот был слишком большим, чтобы спрятавшись под кроватью, оставаться незамеченным.

- Думаешь, на свете существует лишь одна кровать? У тебя! – Тот насмешливо улыбнулся, но выражение на его мордашке по-прежнему оставалось веселым и добрым. – Я же не сказал, что живу исключительно под твоей кроватью.

- А под чьей ещё?

- Да под чьей угодно! Где интересней, там и живу!

Никита задумчиво потер щеку.

- А разве под кроватью может быть интересно? Там же темно.

- Много ты понимаешь! – воскликнул Тот. – За темнотой как раз и прячется всё самое интересное! Вот скажи: ты хоть раз забирался под кровать?

Никита смущённо промолчал.

Ни разу он под свою кровать не забирался.

Во-первых, его кровать для этого мало приспособлена: боковая деревянная стенка располагается слишком близко к полу, пролезать под неё тяжело и неудобно. Никита боится, что непременно застрянет.

Не любит он попадать в глупые положения. А что можно придумать глупее, чем торчать головой под кроватью, ногами наружу и вопить на всю квартиру: «Помогите! Спасите!»?

Во-вторых, Никита уже говорил, под кроватью - темно, а темноты мальчик немного боялся.

Правда, под кровать он заглядывал, и не однажды. И даже руку под кровать засовывал, чтобы достать закатившуюся игрушку, карандаш или завалившийся журнал. Но интересного при этом ничего не нашёл.

Тот, будто бы прочитал Никитины мысли, согласно кивнул.

- Да! Под кровать правильно залезть – это тебе не хухры-мухры! Тут особая сноровка нужна. И воображения немножко. И, само собой, проводник подходящий!

Тот горделиво выпятил грудь и предложил:

- Не хочешь потренироваться?

- Прямо сейчас? – Никита опять испугался.

Если уж днём под кроватью темнота, что ж там ночью творится!

А Тот прищурил глаза, посмотрел на мальчика с лукавым любопытством, словно спрашивал: «Что? Боишься?», и чуть заметно улыбнулся.

Этого Никита не выдержал. Чтобы кто-то, даже непонятно кто, над ним потешался! Его зайчишкой трусливым считал!

Никита вскочил:

- Давай!

- Давай! – весело подхватил Тот, присел, засунул под кровать голову и протянул лохматую руку замешкавшемуся Никите.

Никита крепко ухватил руку, очень мягкую и тёплую наощупь, тоже присел и с отчаянной решимостью полез под кровать. Только глаза все-таки зажмурил.

 

 

Глава вторая. Подкроватный снег

 

Никита не заметил, когда перестал ощущать под животом гладкий прохладный линолеум. Неожиданно пол накренился, и они с Тотом быстро заскользили вниз. Как с горки!

Глаза у мальчика сами распахнулись, но тут же снова зажмурились от яркого-яркого света. Никита выпустил руку Тота, пару раз кувырнулся и упал на что-то мягкое и пушистое.

- Ух! Вот это да! – раздался над его головой восторженный голос Тота, и Никита по чуть-чуть начал приподнимать веки.

Сначала он увидел белую ровную поверхность, уходящую вдаль. Потом его взгляд пробежал по этой поверхности до самого её края и обнаружил что-то невероятно голубое.

Небо! Чистое и яркое. А белое и пушистое – ну, конечно же, снег!

Огромное-преогромное снежное поле расстилалось во все стороны, сверкало, переливалось под солнечными лучами, играло разноцветными искрами.

- Ура! – закричал Никита и радостно подпрыгнул.

В обычном мире недавно наступила осень. До зимы ещё ждать и ждать. А Никита очень любил играть в снежки, лепить снеговиков, строить крепости. И даже просто смотреть, как на ровной чистой поверхности за твоей спиной появляется цепочка глубоких следов, и слушать, как хрустит под ногами недавно выпавший снег.

Он и сейчас хрустел, громко и весело. А ещё… ещё он не был холодным.

Никита стоял на снегу босиком, а ноги совсем не мерзли.

- Ура! – ещё раз крикнул Никита, набрал в ладони пригоршню снега и подбросил вверх.

Снежинки, мерцая и искрясь, покружились у него над головой и стали плавно опускаться. И вот что удивительно: снежинок в Никитиной горсти поместилось не так уж и много (велики ли ладошки восьмилетнего мальчишки?), но они всё падали и падали, падали и падали. И при этом становились всё крупнее и крупнее.

Настоящий снегопад!

Снежинки застревали в шерсти Тота, а он не торопился отряхиваться и постепенно покрывался белым.

- Ты похож на снежного человека! – рассмеялся Никита.

Тот тоже рассмеялся и с интересом посмотрел вверх. Никита вслед за ним задрал голову, и сразу же ему на нос уселась большая желтая снежинка.

Честно-честно! По-настоящему желтая!

За желтой летела красная, потом – зелёная, синяя…

Разноцветный снег сыпал на белое поле, и оно тоже становилось разноцветным. Словно радуга упала на землю и растеклась, смешивая и соединяя цвета, создавая волшебные узоры.

Никита с восторгом посмотрел на своего нового друга.

Тот неподвижно стоял, высунув наружу широкий язык, и ждал, когда на него опуститься снежинка.

Первой попалась оранжевая.

Едва она приземлилась, Тот быстро втянул язык и довольно причмокнул.

- Снег есть нельзя! – предупредил его Никита. – Горло заболит. Так родители говорят, - добавил он для убедительности.

- Родители правильно говорят, - согласно кивнул Тот. – Обычный снег есть нельзя. Но этот снег необычный. Подкроватный! От него горло не заболит. Вот попробуй!

Никита поймал на ладонь зелёную снежинку и осторожно лизнул её. Снежинка имела приятный кисловатый вкус.

- Нравится? – поинтересовался Тот.

- Угу! – кивнул Никита, ловя следующую снежинку.

- Оранжевые – сладкие, - принялся объяснять Тот. – Красные – ещё слаще. Но я чересчур сладкое не люблю. А если хочешь солёненького, лови голубые.

Никита с удовольствием перепробовал снежинки всех цветов. Тот оказался прав. Красные, действительно, были слишком сладкими. Самые вкусные, решил Никита, зелёные. Потому что и сладкие и кислые одновременно. Желтые тоже ничего. И голубые, которые солёненькие.

Потом Никита и Тот играли в разноцветные снежки. Затем слепили снежного кота – разноцветно-полосатого.

Едва Никита успел приделать ему хвост, кот шевельнулся, выгнул спину, отряхнулся, разбрасывая во все стороны пёстрые снежинки, и весело запрыгал по полю.

Втроём они поиграли в догонялки. А после… после Никита уже ничего не мог вспомнить. Даже как очутился дома, в своей постели. Единственное, что врезалось в память, долетевшие из-под кровати слова прощания:

- До свидания! Увидимся ещё!

 

Глава третья. Младшая сестра

 

Никита сидел за своим столом и доделывал уроки.

Дело продвигалось медленно. Мама уже несколько раз прибегала из кухни, спрашивала нетерпеливо: «Доделал наконец-то?», разочарованно вздыхала, слыша отрицательный ответ, заглядывала через плечо и придирчиво изучала Никитины каракули.

- Никитка! Ну что это за восьмерка? Кривуляка какая-то! Аккуратней надо. А тут! Сам посмотри! – мама снова вздыхала и трепала волосы у Никиты на макушке. – Тридцать восемь плюс шесть у тебя получилось сорок четыре, а семьдесят шесть плюс восемь – восемьдесят два. Почему последние цифры разные? Потому что в первом случае восемь плюс шесть, а во втором шесть плюс восемь?

- Ой! – говорил Никита, смущённо улыбался, пожимал плечами и, недовольно сопя, исправлял ответ.

- Давай, повнимательней! – ободряюще советовала мама и снова убегала на кухню.

Только Никита расправился со всеми заданиями, только убрал в рюкзак учебники и тетради, только собрался заняться своими делами, как на пороге появилась новая гостья.

- Ты уже все сделал? – робко поинтересовалась Ариша, Никитина младшая сестра. – Давай поиграем?

- Вот ещё! – возмутился Никита. – Знаю я твои игры! В куколки да в школу. А мне школа и так надоела.

Ариша тряхнула светлыми пушистыми волосами.

- Давай в твои игры поиграем.

Вот приставучая!

- В пиратов что ли? – Никита усмехнулся. – Опять будешь кричать, что в людей стрелять из пушек нельзя, а корабли топить жалко?

Ариша опустила глаза, но не сдалась.

- Тогда – почитай! – она вынула из-за спины руку, в которой держала свою любимую книжку.

Про принцесс!

Никита терпеть не мог всяких принцесс. А ещё совсем недавно ему пришлось читать огромный рассказ в учебнике по чтению. На целых четыре страницы! А тут – опять?

- Не буду читать!

- Ну, Никиточка! Ну, пожалуйста!

- Отстань! Не буду!

Ариша обиженно засопела.

- Тогда я к маме пойду. А она ещё ужин не приготовила. И вообще… она после работы очень устала.

И тогда уже мама придет к Никите и станет уговаривать поиграть с Аришкой. А маме трудно отказать. Хотя Никита после школы, «продлёнки» и домашнего задания тоже очень устал.

Мальчик сердито глянул на сестру.

- Ладно! Давай своих принцесс!

Ариша протянула книжку, уже открытую на нужной странице.

- Вот. Про Пушинку. – И на всякий случай вежливо добавила: - Пожалуйста!

Никита начал читать. Нехотя, монотонно, без выражения, не соблюдая знаков препинания:

«У Короля и Королевы была дочка - Принцесса.

Люди, увидев её, говорили: «Ой, какая же она маленькая и тоненькая! А как легки её шаги! Даже трава не приминается под её туфельками. Она будто и не ходит, а летает. И, кажется, вот подует ветер, подхватит её и унесет высоко-высоко, словно пушинку».

Из-за таких слов девочку называли не просто Принцессой, а Принцессой-Пушинкой.

Все в королевстве очень любили Принцессу-Пушинку. Особенно, дети. Потому что была она доброй, ласковой, весёлой и умной. Она умела сочинять забавные песенки и придумывать интересные занятия».

Тут Никита захлопнул книжку, швырнул её на кровать и мстительно добавил от себя:

- Вот и сказке конец, а кто слушал – огурец!

- Неправда! Неправда! Ещё не конец! – возмущённо закричала Ариша.

- А не конец - так читай сама!

- Я же ещё не все буквы выучила, – напомнила сестра и попросила: - Ну, почитай ещё!

Она шагнула к кровати, хотела взять книжку, но Никита опередил её. Он первым скакнул на кровать и – совершенно случайно! – задел книжку ногой.

Книжка встала на бок, медленно проскользнула в щель между кроватью и стеной и глухо стукнулась об пол.

- Вот и книжке конец! – засмеялся Никита.

У Аришки дрогнули губы, и она умчалась на кухню.

Сейчас маме нажалуется. Ябеда!

И кто только их придумал, младших сестер? Кому они нужны? Только неприятности от них. Вечно ходят следом и ноют: «Поиграй! Почитай! Расскажи!» Вечно суют свой любопытный нос в чужие дела и, если что не по-ихнему, бегут жаловаться родителям. А сами-то, сами!

Вот на прошлой неделе в школе открыл Никита свою тетрадку по математике, а там между примерами цветочки нарисованы. А мама ещё за Аришку потом и заступалась, говорила: «Что ты, Никита, хочешь? Ей всего-то пять лет. Маленькая она. Не понимает, что в школьных тетрадях рисовать нельзя. А если бы ты свои вещи вовремя убирал, а не раскидывал, где попало, ничего бы подобного не случилось!» Это что же выходит - он сам виноват?

 

Глава четвертая. Господин Полутень

 

Никита выключил верхний свет, только лампу настольную оставил гореть, и заглянул под кровать.

- Тот! Ты здесь?

- Я – здесь! – донеслось откуда-то из-за Никитиной спины. – Только я не там здесь. Я здесь здесь.

Никита обернулся.

Тот вышел из одежного шкафа, тщательно прикрыл за собой дверь и доложил:

- В гостях был.

- У кого? – изумился Никита.

Виданное ли дело – ходить в гости в шкаф! К Никитиным рубашкам? Или к Никитиному школьному костюму?

- Неужели не догадываешься? – фыркнул Тот. – Конечно, у Того, Кто Живет В Шкафу!

Никита задумчиво посмотрел на шкаф, на кровать, потом на свой стол.

- А… - он хотел узнать, существует ли ещё и Тот, Кто Живет Под Столом, и уже начал спрашивать, но Подкроватный Тот перебил его, первым задав вопрос:

- У тебя машина новая? Гонка?

- Откуда ты знаешь?

- А кто её под кровать припарковал?

Тот присел рядом с Никитой.

- ЗдОрово ездит?

- Сейчас покажу!

Никита устремился к кровати, но Тот снова опередил его.

- Подожди! Не надо никуда бежать!

Он потянул шерсть на своем животе, и только тут Никита заметил: да у него там огромный карман! Ну, прямо, как у кенгуру!

Тот запустил в карман руку, пошарил внутри и вытащил наружу Никитину новую гоночную машину.

Мальчик разинул рот от удивления и осторожно потрогал живот Тота.

- Как она там поместилась?

- Почему там? – Тот с не меньшим недоумением посмотрел на свой живот. – Она у тебя под кроватью стояла. – И он подробно разъяснил: - Это просто карман такой необычный. Из него можно достать всё, что лежит у кого-нибудь под кроватью. Раз я сейчас с тобой, значит, под твоей кроватью.

- Устроим гонки? – предложил Никита и вытащил другие свои игрушечные машины.

- Конечно!

Никита и Тот носились по комнате на четвереньках, жужжали и гудели, а следом за ними по полу, по мебели и по стенам метались чёрные тени, окаймленные призрачным серым контуром.

- Жиу-жиу! – разгонялся Тот.

- Р-р-р-р! – вторил ему Никита.

Видимо, они чересчур расшумелись, потому как через некоторое время дверь в Никитину комнату тихо приоткрылась, и в образовавшемся проёме показалась пушистая светловолосая голова.

- А что ты делаешь? – острый Аришин носик нетерпеливо подергивался от любопытства, но тут она увидела Тота и едва не задохнулась от волнения. – Это кто?

- Не твоё дело! – прикрикнул на сестру Никита. Он все ещё сердился на Аришку за то, что та наябедничала маме про историю с книжкой. – Иди в свою комнату!

Но девочка неотрывно смотрела на Тота. Да и спрашивала у него.

- Можно я с вами?

- Нельзя! – грозно отрезал Никита. – Говорят тебе, уходи!

- Ну, Никиточка! Ну, можно! – затянула Ариша специальным просительным голосом, сладким, как красные снежинки.

- Нет!

Никита вскочил, подбежал к сестре, выпихнул её из комнаты и захлопнул дверь.

- Зачем ты так? – осуждающе посмотрел на него Тот. – Пусть бы поиграла с нами.

- Вот ещё! – возмутился Никита. – И так надоела! Вечно суётся, куда ни просят. Вечно мешает.

Никита взял в руку новую машину, покатил её по полу и загудел. Почти через силу.

Нет! Играть больше не хотелось. Настроение пропало.

Мальчик отложил игрушку в сторону и с досадой произнёс:

- Ну вот! Опять она всё испортила! Лучше бы её не было!

- Ты так думаешь? – внезапно раздался чей-то незнакомый голос, тихий и вкрадчивый.

Никита удивленно посмотрел на Тота, но рот у того был плотно закрыт.

Тогда Никита завертел головой и вдруг увидел, как серый контур отделяется от его тени, приподнимается над полом, превращается в бледный прозрачный силуэт.

- Честь имею представиться: господин Полутень! – силуэт согнулся в вежливом поклоне. – Специалист по серым тонам и скучным занятиям.

А так как и Никита, и Тот поражённо молчали, господин Полутень снова заговорил сам.

- Я явился поблагодарить тебя за разрешение, - обратился он к мальчику. – Но теперь я должен попрощаться. Срочные дела, понимаете!

Господин Полутень дошёл до двери, не открывая её, легко просочился в щель между дверью и косяком.

Никита хорошенько протёр глаза и изумлённо пробормотал:

- Что ещё за полутень? Какое разрешение?

- Не нравится мне это! – настороженно отозвался Тот и предложил: - Давай посмотрим, куда он пошёл!

 

Глава пятая. Ариша пропала!

 

Никита и Тот осторожно выглянули в коридор. Туманные серые следы господина Полутени медленно таяли на тёмном полу. А вели они в комнату Аришы.

Никите стало не по себе. Чтобы он там ни говорил про сестрёнку, знакомство с таинственным господином Полутенью оставило неприятное впечатление, и встреча с ним, так казалось Никите, грозила Арише опасностью.

- Быстрее! – скомандовал он и дёрнул Тота за собой.

В два огромных прыжка друзья преодолели несколько метров, отделявших их от Аришиной комнаты, распахнули дверь и… увидели, как господин Полутень и Ариша, взявшись за руки, исчезают в плотной черноте самого тёмного угла.

- Аришка, стой! – крикнул Никита, метнулся следом, стараясь ухватить бестолковую сестру за край пижамы, но лишь со всего размаху налетел на твердую стену.

Прямо – стена, слева – стена, справа – высокий деревянный комод. И никакого прохода!

Как же так? Куда же делись сестрёнка и господин Полутень?

- Аришка, ты где? – звал Никита, бегал по комнате, заглядывал во все углы. Даже за занавеской посмотрел и в шкафу. Даже зачем-то выдвинул ящики комода.

Тот щелкнул выключателем, комната озарилась ярким тёплым светом, и сразу стало понятно: нет здесь никого! Ариша ушла в темноту точно так же, как Никита с Тотом недавно уходили в Подкроватье.

- Вот глупая! – рассердился Никита. – Попадёт же ей, когда вернётся! Придумала тоже: гулять по ночам с каким-то Полутенью!

Никита пнул попавшийся под ноги Аришин тапочек и, возмущённо сопя, удалился в свою комнату.

- Я, пожалуй, тоже пойду, - сообщил Тот и юркнул под кровать.

Никита улёгся в постель и стал решать, что он сделает с этой несчастной Аришком утром. И сам не заметил, как заснул.

Утром Никиту как обычно разбудила мама. Никита, ещё полусонный, нехотя поднялся с кровати и поплелся на кухню завтракать. Уселся за стол и только тут заметил: высокий стул, на котором обычно сидела Ариша, пустует. А ведь сестрёнка всегда вставала раньше него!

Остатки сна мгновенно слетели с Никиты, и сразу всё вспомнилось: и гонки, и назойливое любопытство сестры, и неожиданное появление господина Полутени.

- Мам! А где Ариша?

- Ариша? – мама недоумённо посмотрела на сына. – Какая ещё Ариша?

- Как какая? – Никита почти кричал. – Наша Ариша!

Мама пожала плечами.

- Нет у нас никакой Ариши. И никогда не было. – Мама задумалась. – Была когда-то морская свинка. Так её Глашей звали. А Ариш я что-то не припомню.

- Мам, ну, как же! – Никита не на шутку испугался. – Ариша – моя младшая сестра!

- Ой, Никитка! – мама, как обычно, потрепала волосы на макушке сына. – Вечно ты что-нибудь придумываешь. Какая ещё сестра? Ты у нас в семье единственный ребёнок. – Мама наклонилась и ласково чмокнула Никиту в висок. – Ты, наверное, не до конца проснулся?

Проснулся он! Ещё как проснулся!

Никита выскочил из-за стола, выбежал в коридор.

Сейчас он сам разбудит Аришу и приведёт на кухню. И если мама просто решила подшутить над ним, очень неудачная получилась у неё шутка.

Никита застыл посреди коридора. Вот полураскрытая дверь в его комнату, напротив – широкая, в две створки, дверь в комнату родителей. В торце – ещё две двери, в туалет и в ванную.

И всё? А где же Аришина дверь? Где её комната?

Никита недоверчиво ощупал стену.

Даже ни одной щёлочки, ни одной зазубринки! Всё ровно и гладко.

- Никитос, ты чего? – из ванной вышел папа. – Клад ищешь? Ну-ка, беги умываться! А то в школу опоздаешь.

Что происходит? Никита больше ни о чём не мог думать. Даже в школе.

Получалось, что Ариша не просто ушла куда-то с господином Полутенью, а исчезла совсем. Будто её никогда и не было. И мама о ней не помнила, и папа о ней не помнил. Только один Никита. Почему?

Но с другой стороны. Нет Ариши, и никто больше к Никите не пристаёт, никто не мешает, не лезет под руку, не просит читать глупые книжки про принцесс. И родители своё свободное время не делят больше между ними двумя, а всё отдают одному Никите. Разве плохо?

Вроде бы хорошо. Но нет-нет, да прокрадется потихоньку в Никитину голову неспокойная мысль: как там Ариша? Вдруг плохо ей у господина Полутени. Вдруг она плачет и рвется домой. И не отмахнёшься от неё. Ведь одно дело, если бы сестрёнки и вправду никогда не было. И совсем другое, когда прекрасно знаешь: где-то, пусть даже неизвестно где, Ариша всё-таки есть.

И Тот, как назло, пропал. Не приходил вечером. Никита его звал, заглядывал в шкаф, под стол, даже залезал под кровать, но…

Шкаф, как шкаф. Деревянная задняя стенка, плечики с одеждой, полки с бельем. Под столом - один сломанный карандаш да смятый фантик от конфеты. А под кроватью - сгущающаяся к стене темнота да несколько серых катышков пыли, немного похожих на лохматых паучков.

 

Глава шестая. Бесцветный мир

 

Знаете, что такое золотая осень? Это, когда небо синее-синее. И облака на нем белые, пухлые, подвижные, без конца меняющие форму. То они вырастают огромными, как горы, то распадаются на маленькие пушистые комочки, превращаются в рыб, птиц, бабочек, зверушек. А то и совсем тают. Как сахар в чае.

А ещё золотая осень - это когда солнышко яркое, тёплое, почти как летом.

Это когда листья становятся жёлтыми, красными, оранжевыми, превращая каждое дерево и куст в пламенеющий костёр.

Это когда воздух прозрачный и пахнет по-особенному.

В общем, это очень красивая пора – золотая осень.

Ещё утром всё таким и было - ярким, тёплым, красочным. А уже в полдень на небо стали наползать серые тучи. Спряталось испуганное солнце, и зарядил дождь.

Нет! Разве это дождь? Во время настоящего дождя крупные тяжёлые капли радостно шлёпают по асфальту, весело барабанят по крышам и карнизам, наперегонки скачут по листьям деревьев, как по ступенькам. А тут - ничего похожего! Просто в воздухе неподвижно висит скучная водяная пыль. От неё всё вокруг становится неприятно мокрым и поникшим. Трава не тянется бодро вверх, а печально льнёт к земле. Деревья опускают ветки, а яркие листья теряют цвета. Из жёлтых, красных, оранжевых, превращаются в одинаково коричневые, некрасивые.

Мир поблёк, полинял, стал неинтересным. И мама ходит по дому грустная, растерянная, из комнаты в комнату, словно чего-то ищет и никак не может найти.

- Знаешь, Никитка, - жалуется она сыну, - такое чувство, словно чего-то не хватает. Не достаёт.

Никита согласно кивает. В отличие от мамы, он прекрасно знает, чего.

Никто больше к Никите не пристает, никто не мешает, не лезет под руку, не просит читать глупые книжки про принцесс. Не с кем больше прыгать на родительском диване, представляя себя цирковым акробатом или отважным супергероем. Не с кем наперегонки носиться по коридору и устраивать соревнование, кто быстрее втянет в себя длинную нитку спагетти. Не с кем, навертев на себя платки, шарфики и покрывала, устраивать безумные танцы и играть с папой в бешенного быка. А одному? Одному – это совсем не то.

Дни мелькают, словно блёклые тени. Одинаковые, скучные, ненастные.

Никита идёт по улице и ему кажется: мир теряет цвета.

Потускнело блестящее золото осени, померкло. И теперь серыми стали не только пасмурное небо и мокрый асфальт, но и дома, деревья, трава. Даже огни светофора не назовешь слишком яркими, не разглядишь издалека. И лица у прохожих, почти у всех, угрюмые, равнодушные, неприветливые.

- Опять моросит! – разочарованно вздыхает мама, выйдя из подъезда, и заставляет Никиту натянуть на голову капюшон. – Когда же кончится эта мерзкая погода? Увидим ли мы ещё раз солнышко?

Что происходит?

Объяснение принёс Тот.

Появился он неожиданно. Не ночью, как обычно, когда Никита уже лежал в постели, а ранним вечером.

- Тот! Где ты пропадал? Я тебя ждал, ждал! – подскочил к другу Никита.

- Сейчас-сейчас! – Тот аккуратно отстранил его от себя, осмотрелся по сторонам, выглянул в окно, долго изучал пейзаж, бормоча себе под нос:

- Ага. Всё так и есть. Как обещано. Грустная картина.

Никита не выдержал и укоризненно воскликнул:

- Тот!

Тот повернулся к нему и, как ни в чём не бывало, принялся отвечать на вопрос, прозвучавший ещё несколько минут назад.

- Нигде я не пропадал! Я информацию собирал. И теперь вижу, что не зря.

- Какую информацию?

- Про господина Полутень, конечно! Сразу он мне не понравился. Вот я и бегал по Подкроватью, узнавал про него. Неясный он тип. Подозрительный. На всех обиженный. Ведь на полутень никто внимания не обращает. Она же – не тень, не свет. Не пойми что. Серость несусветная. Вот господин Полутень и решил о себе заявить. Разом убрать и свет, и темноту, и цвета. Чтобы весь мир стал серым, блёклым, бледным. Чтобы превратился он в сплошную скучную полутень.

- Значит, это всё его работа? – Никита указал за окно.

Тот тяжело вздохнул.

- Не совсем. Он один на такое не способен. Он же никакой! Ему и решительного поступка не совершить. Он же даже Аришу не мог забрать, пока ты ему не разрешил.

- Я? Разрешил? Аришу? – Никита озадаченно уставился на Тота. – Ничего не понимаю!

- А кто сказал, чтобы её лучше не было? Разве не ты? Вот господин Полутень и поспешил воспользоваться. Вроде как твоё желание исполнил.

- Доброе дело сделал, - иронично добавил Тот.

Никита стыдливо потупился.

- А причём тут Ариша? Она - обыкновенная девчонка. Не волшебница.

- Может, и не волшебница, - Тот пожал плечами. – А только слыхал, как говорят? Когда тебе тоскливо и одиноко, когда ты никому не нужен и всем мешаешь, мир становится серым. Но мы-то с тобой взрослые. Мы-то понимаем, что это не по правде, а как будто бы. А Ариша ещё маленькая. Она верит, что так на самом деле происходит. А господин Полутень этим пользуется. Вот оно и происходит! На самом деле!

Тот говорил сбивчиво, торопливо, но Никита его прекрасно понял.

- Значит, надо Аришку скорее у Полутени забрать и домой вернуть! – смело заявил мальчик, но сразу задумался: - Только, как же к нему попасть?

- Ха! – Тот гордо вскинул голову. – Да из-под кровати можно попасть, куда угодно! Главное, сильно захотеть и правильно выбрать направление. – Он пристально взглянул на Никиту. – Ну что? Идём?

- Спрашиваешь! Конечно, идём!

 

 

Глава седьмая. В сером замке

 

Никита подумал, они, как и в первый раз, скатятся на снежное поле.

Ничего подобного!

Ползли они, ползли под кроватью, пока впереди не забрезжил тусклый свет. А как подняли головы, увидели серые скалы, местами покрытые пожухлых лишайником, корявые деревца без листьев, да неровную дорогу, засыпанную серым песком и мелкой галькой.

Дорога, петляя между огромных камней, вела вверх, прямиком к воротам небольшого невзрачного дома, которого замком и язык-то не поворачивался назвать. Не замок, а замчонок какой-то. Сразу видно, что хозяин у него - ни то ни сё. Одно слово – Полутень.

Никита поёжился.

Вроде бы ничего страшного, но какое-то всё неприятное. Ненастоящее. Туман, обман, призрак. От неопределенности становится не по себе. Так и дожидаешься подвоха, нехорошего сюрприза.

Только Никита и Тот вступили на дорогу, выскочил из-за ближайшего булыжника серый заяц.

- Вы что? – пискнул испуганно. – Вы куда? Не ходите туда! Не ходите!

Уши у зайца дрожат, усики дрожат, лапки дрожат. Еле на ногах бедняга держится. А нос от страха совсем белый.

От его вида друзьям не по себе ещё больше стало.

- Вы что, не знаете? – дрожащим голосом лопочет заяц. – Замок господина Полутени волки охраняют. Серые-пресерые. Злые-презлые. Никого не пропускают. За километр постороннего чуют. Заметят, подкрадутся и на части разорвут. У-у-уж-ж-жас!

Тот и Никита переглянулись. Что же теперь делать? Как дальше идти?

А заяц, знай, своё твердит:

- Не ходите туда! Ой, не ходите! Не вернётесь! Пропадёте!

И тут, в подтверждение его слов, сверху донёсся протяжный вой. Такой жуткий, что у друзей мурашки по спине побежали.

- Ой, мамочки! – завопил заяц. – Страх-то какой! – И бросился наутёк, продолжая кричать: - Бегите скорее отсюда! Бегите!

Никита и Тот вслед за зайцем едва не побежали, еле устояли на месте. Посмотрели они друг на друга неуверенно, словно ждали: кто же первый назад повернуть предложит?

- Че-че-чего делать будем? – заикаясь, чуть слышно проговорил Тот.

- Чего-чего? – Никита изо всех сил сжал кулаки. – Идти всё равно надо!

- А волки?

- Так мы потихонечку. За камнями прятаться будем. Постараемся, чтобы волки нас не заметили. Может, как-нибудь проскочим?

Стали они осторожно к замку пробираться. Не прямо по дороге, а сторонкой, где за валунами прячась, где быстро перебегая, где медленно переползая. Внимательно осматривались по сторонам и старались не шуметь.

Никита даже дышать пытался еле-еле, чтобы совсем неслышно было. Только не очень получалось.

От напряжения и страха дышалось тяжело, громко. И сердце в груди колотилось с такой силой, что казалось, стук его за много километров слышен.

- Волк! – испуганно выдохнул вырвавшийся вперед Тот, отшатнулся назад, налетел на Никиту.

Вот и всё!

Никита прижался спиной к камню.

Сейчас нападут на них злые волки. И пиши пропало!

Время шло, а волки так и не нападали.

Никита пошевелился.

- Где ты волка видел? – спросил у Тота.

- Там! – Тот махнул рукой. – Посреди дороги лежит.

Никита с опаской выглянул из-за валуна.

Далеко вверху посреди дороги действительно кто-то лежал. И не шевелился. Сколько Никита на него ни смотрел.

- Спит что ли?

Никита тихонечко крался вперед до тех пор, пока как следует не рассмотрел лежащего. А потом повернулся к Тоту и с осуждением произнёс:

- Эх, ты! «Волк! Волк!» Нет там никаких волков! Одна сухая коряга.

- И правда! – Тот смущённо хмыкнул. – А издалека - похоже!

Двинулись они дальше и чувствовали себя гораздо смелее и спокойнее. Потому что история с корягой-волком их немного развеселила.

Вот они уже и в замок вошли (двери-то были не заперты!), а злые серые стражники так и не появились.

- Ну и где эти волки? – совсем осмелел Никита.

- А знаешь, - предположил Тот, - по-моему, никаких волков тут никогда и не было. А единственный стражник у замка – зайчишка-врунишка. Это надо же, как он нас напугал! Мы чуть назад не повернули! Из-за какой-то коряги чуть от страха не умерли!

Никита с Тотом согласился, но всё-таки напомнил:

- А кто же тогда выл?

- Может, ветер в ущелье? В горах и не такое бывает!

Идут друзья по замку, по сторонам осматриваются. А глазу зацепиться не за что. Стены серые, пол серый, потолок серый, даже мебель вся серая. А вместо картин на стенах – серые прямоугольники в серых рамках.

Ну и скукотища!

Зашли они в очередной зал, и увидели лестницу в пять ступеней. Наверху стоят качели: широкие, удобные, с мягкой серой спинкой и таким же сиденьем. А на качелях Ариша качается: вперёд-назад, вперёд-назад. Медленно. Словно нехотя. Одну ногу девочка под себя поджала, а другой по полу чертит: вперёд-назад, вперёд-назад. И лицо у неё такое безразличное. А ведь больше всего на свете Ариша любит на качелях качаться и всегда делает это с удовольствием и радостью.

- Аришка! Наконец-то! – весело крикнул Никита. – Слезай скорее! Домой пойдем!

Ариша подняла глаза, равнодушно посмотрела на брата.

- Никуда я не пойду!

- Что ещё за глупости? – возмутился Никита.

- А вот и не глупости! – серьезно проговорила Ариша. – Мне здесь лучше, чем дома. Папа вечно на работе, мама занята, ты со мной играть не хочешь. А господин Полутень всегда рядом. Ни на минутку меня одну не оставляет. И во все игры со мной играет.

- Какие ещё игры?

Ариша показала рукой на ступеньки лестницы.

Не удивительно, что Никита раньше не увидел! На серых ступеньках не очень-то разглядишь: альбом с серыми страницами, набор «цветных» карандашей – от ярко-серого до белесого, нескольких кукол в одинаковых серых платьицах с абсолютно похожими лицами и другие игрушки, сплошь серые-серые-серые.

И только тут Никита заметил: да ведь Ариша и сама вся серая! Светло-серые волосы, темно-серые глаза, бледно-серые щеки, розовато-серая пижама с полосато-серыми котятами.

Никита и рассердился и испугался одновременно.

- А ну скорее домой!

Если Ариша сама не пойдет, он её силой утащит.

Заскакал Никита вверх по ступенькам, но оказался почему-то не возле качелей, а чуть в стороне. Удивляться некогда было. Развернулся он и снова прямиком к качелям бросился, но опять промахнулся.

Так и бегал Никита туда-сюда, но куда надо никак попасть не мог. То ли качели были заколдованные, то ли Никиту кто-то путал, с пути сбивал. А господин Полутень в это время за приоткрытой дверью прятался, наблюдал за происходящим и чуть заметно улыбался.

 

Глава восьмая. Самый Мудрый

 

Никита совсем из сил выбился, тяжело дышал. Уселся он на ступеньку и едва не расплакался от досады и неудачи.

- Вот так! – раздался ехидный голос за его спиной.

Господин Полутень выбрался из своего укрытия, легко подошёл к качелям. – Ничего у тебя не получится. – Он протянул Арише руку. – Пойдём, Аришенька, погуляем в саду. А то тут мешаются всякие. Покоя не дают.

Девочка послушно спрыгнула с качелей, ухватилась за ладонь господина Полутени, и вместе они вышли из зала.

Никита хотел за ними бежать, но его остановил Тот.

- Подожди! Так у нас и правда ничего не получится. Тут хорошенько подумать надо.

- Чего ещё думать! – Никита совсем расстроился. – От этой серости ничего на ум не идёт. Один туман в голове.

- А давай-ка спросим у Самого Мудрого! – радостно предложил Тот. – Он точно что-нибудь придумает!

- Какой ещё Самый Мудрый?

- Скоро узнаешь!

Никита и Тот выбрались из Серого замка, спустились со скал по знакомой дорожке, прошли сквозь серый мрачный лес и оказались возле мутной ленивой речки. С одного берега речки на другой был перекинут узкий мостик.

- Ты, когда будешь через мост переходить, - наставлял Никиту Тот, - глаза зажмурь. Только по-честному. Не подглядывай.

- Зачем это? – не понял Никита.

- Так полагается. Иначе мы из серого царства никогда не выберемся.

Никита осторожно ступил на мостик.

Не прогибается, не качается. Очень даже хороший мостик!

Мальчик покрепче ухватился за перила, закрыл глаза и медленно пошёл вперед.

- Теперь можешь открывать! – раздалось сзади.

Никита распахнул глаза.

Совсем недавно мир вокруг был серым, унылым, безрадостным, и вдруг…

Над головой сияло голубое небо, ярко светило солнышко, трава под ногами зеленела, пестрые головки цветов плавно покачивались от легкого ветерка в такт неведомой беззвучной песне. На деревьях трепетали изумрудные листочки, ели приветливо помахивали своими мохнатыми лапами. То здесь, то там раздавались веселые птичьи голоса.

Никита оглянулся.

Вот мостик. Вот речка. Но никакая она не мутная и не ленивая. Торопится, бежит вперед, мелкой волной плещет на пологие берега, и в ней, как в зеркале, отражается и голубое небо, и желтое солнце, и зеленый лес.

А где же серое царство?

Тот перехватил недоумённый Никитин взгляд.

- Не волнуйся! – успокоил. - Куда надо попадём. Главное, когда опять через мостик переходить будем, глаза зажмурить.

Дом Самого Мудрого походил на большой шкаф. Плоская крыша, огромная двустворчатая дверь на весь фасад с непрозрачными матовыми стеклами и металлическими ручками.

Тот распахнул одну створку, и друзья вошли внутрь.

Вдоль стен тянулись ряды широких полок, словно ступеньки поднимались ввысь, под самый потолок.

- А вот и хозяин! – воскликнул Тот.

Навстречу им с одной из полок спрыгнул…

- Так это же самая обыкновенная книга! – разочарованно протянул Никита.

Самый Мудрый обиженно поджал нарисованные на обложке губы.

- И вовсе я не обыкновенная книга! Я – Учёный Том. Помогаю найти ответы на любые вопросы.

- Потому-то мы к тебе и пришли, Самый Мудрый! – уважительно проговорил Тот, пытаясь сгладить неловкость. – Подскажи, как нам Аришу из лап господина Полутени вызволить.

- Конечно, конечно! – довольно проворковал Учёный Том и зашелестел страницами, но Никита снова испытал разочарование.

- Здесь же все листы чистые!

- А я тебе не поваренная книга, – долетели со стороны обложки насмешливые слова, - чтобы готовые рецепты выдавать. Не мешало бы самому подумать, поразмышлять. Тогда, возможно, чего-нибудь и увидишь.

Никита постарался, честно задумался. Он представил, как медленно, без всякого удовольствия, раскачивается Ариша на серых качелях в сером замке. А вокруг неё всё одинаковое, неинтересное, бесцветное. Поэтому и сама Ариша скучная, равнодушная, безразличная.

Краем глаза Никита заметил, как вслед за его мыслями посерели страницы Учёного Тома.

Что расшевелит Аришу среди блёклой одинаковости? Что разгонит унылый сумрак? Что вернёт чёткие контуры и разноцветные краски? Это… это…

На серой странице вспыхнула маленькая искра, стала разгораться, распаляться, разгоняя мышиного цвета мглу, превратилась в ярко сияющий огонёк.

Конечно, это – свет! Но не обычный свет, а волшебный. Самый-самый яркий!

А где можно найти самый яркий свет?

Страница Учёного Тома начала чернеть по краям, будто обугливаться. Чернота ширилась, ширилась, всё ближе подползала к огоньку, и, казалось, она вот-вот его проглотит. Но огонёк по-прежнему весело сиял. Тьма тянула жадные щупальца, но, наткнувшись на сверкающие искры, ёжилась, отступала. И Никита понял.

Самый яркий свет бывает в темноте.

- Молодец, Никитка! Здорово придумал! – похвалил друга Тот, и Учёный Том удовлетворённо улыбнулся, посмотрел на мальчика с уважением.

- Есть тут неподалёку Очень тёмная пещера. Уж не в ней ли самый яркий свет прячется?

 

Глава девятая. Волшебный огонёк

 

Никита и Тот в нерешительности стояли перед входом в небольшую пещеру. Она и правда была очень тёмной. Только нескольким солнечным лучам удалось заглянуть внутрь, и пущенные ими солнечные зайчики боязливо подрагивали на земле и каменных стенах у самого входа. Но дальше царил непроницаемый чёрный мрак.

- Ты со мной? – с надеждой спросил Никита у Тота.

Тот, опустив голову, ковырял землю большим пальцем правой ноги.

- Видишь ли, - медленно говорил он, - в эту пещеру можно заходить только поодиночке. Иначе, пути назад не будет. Но я на всякий случай верёвочку прихватил. Я тебя ею обвяжу, а сам буду крепко за конец держать.

- Ясно, - голос у Никиты дрогнул.

Значит, ему одному придётся в темноту идти? И отступить нельзя. И попросить Тота, чтобы он вместо него в пещеру шёл, тоже нельзя. Это ведь из-за Никиты Ариша к господину Полутень попала.

Никита упёрся руками в каменные стены и сделал несколько шагов вперёд.

Сначала было не очень темно: всё-таки выход близко. Но чем дальше Никита продвигался, тем плотнее сгущалась тьма. Так что скоро мальчик уже и своих ладошек разглядеть не мог, даже когда приближал их к самым глазам.

Пещера расширилась, руки больше не касались стен. Никита выставил их вперёд и, ощупывая дорогу ногами, потихонечку брёл в темноте.

Вдруг впереди что-то блеснуло. Совсем как на странице Учёного Тома.

Никита прибавил шаг, и по мере его приближения маленькая искра всё сильнее разгоралась, распалялась, разгоняя мрак, превращалась в ярко сияющий огонёк.

Никита разглядел сидящего на камне большого глазастого жука, из толстого брюшка которого исходило яркое сияние. Оно меняло цвета, становилось то красным, то жёлтым, то голубым, то слепяще белым, словно луч фонарика.

Никита улыбнулся. Ему сразу вспомнились и огни новогодней ёлки, и расцвечивающие тёмное небо искры праздничного салюта, и тёплый свет окна в ночи.

- Пойдём со мной! – обратился мальчик к светлячку. – Помоги мне, пожалуйста, сестрёнку спасти!

Жук внимательно посмотрел на Никиту большими блестящими глазами, пошевелил усиками, как будто сказал: «Да!» Мальчик подставил ладонь, и светлячок переполз на неё, быстро перебирая тонкими лапками.

Возвращаться назад было совсем не страшно и не трудно. Светлячок лучше любой лампы освещал дорогу. От его сияния становилось не только светло, но и легко, и радостно.

- Вот это да! – восторженно воскликнул Тот, увидев светлячка. – Конец серым полутеням!

И они заспешили в серый замок, уже знакомым путём: через лес, через речку по мостику, зажмурив глаза, и опять через лес.

Светлячок ярко сиял на Никитиной ладони, мерцал, переливался всеми цветами. Мрачные серые деревья удивленно склонялись к нему, и сразу их кора приобретала теплые оттенки охры и коричневого, а из толстых плотных  почек высовывались нежные зелёные листочки. Травы вытягивались, тоже зеленели, выбрасывали вверх цветочные бутоны. Только дорога в скалах оставалась по-прежнему серой. Однако камушки и песок под ногами поскрипывали гораздо веселей, а большие валуны уже не казались абсолютно одинаковыми. Некоторые из них были чуть красноватыми, другие – почти чёрными, третьи отливали жёлтым и розовым.

И опять на дорогу выскочил заяц, испуганный, дрожащий. Но, увидев старых знакомых, остановился на полуслове, смущённо смешался и стыдливо покраснел.

Да, да! Покраснел! Целиком. Прямо вместе с шерстью.

- Эх, ты! Врун несчастный! – осуждающе посмотрел на зайца Никита.

- А что? – пролепетал заяц. – Должен же я как-то замок охранять! А зайцев ведь никто не боится. Никто всерьёз не принимает.

Но тут он заметил светлячка и вытянул шею, чтобы лучше рассмотреть.

- А что это у вас?

Никита на всякий случай прикрыл жучка другой ладошкой.

- Много будешь знать…

И друзья отправились дальше.

Замок господина Полутени был по-прежнему сер и скучен. Даже волшебное сияние светлячка не возвращало ему красок.

Разноцветные лучики расцвечивали пол, стены, колонны, но стоило Никите пройти вперёд, как позади него всё опять становилось одинаково блёклым. И, казалось, светлячок пылает уже не так ярко.

Ариша сидела на верхней ступеньке лестницы и равнодушно пересаживала с место на место серых кукол. Господин Полутень стоял рядом с девочкой, но, увидев яркий огонёк в Никитиной руке, осторожно отступил назад.

- Аришка! Смотри, что у меня есть! – крикнул Никита, быстро взбежал по лестнице и протянул сестрёнке раскрытую ладонь.

- Что там? – бесцветно спросила Ариша, нехотя глянула.

- Фу! – брезгливо отшатнулась она. – Не люблю жуков! Гадость какая! Убери его скорее! Убери!

Ариша оттолкнула Никитину руку. Светлячок не удержался, упал на пол, мигнул несколько раз, потом ярко вспыхнул и погас.

Никита быстро наклонился, снова подставил жучку ладонь. Но светлячок грустно глянул на него большими глазами и забился в щель в полу.

Сколько мальчик ни звал его, ни уговаривал, жучок и усика не высунул из своей щёлки.

Вот и всё!

Никита так расстроился, что даже плакать не мог. Да и что толку в слезах, если уже ничего нельзя сделать?

Скоро весь мир станет серым и скучным, а все люди – мрачными и безучастными. И Никите тоже вроде бы уже всё равно, руки безвольно опустились. Вместе с волшебным огоньком угасла последняя надежда.

Глава десятая. Простое средство

 

Никита равнодушно спустился с лестницы, уселся прямо на пол, посмотрел на грустного Тота.

- Вот! С места не сдвинусь. Ни есть, ни пить не буду. Пылью покроюсь, паутиной. Пусть Аришку совесть замучает, что она со мной не пошла.

- Ага! – Тот уселся рядом, помолчал несколько минут. – Только что-то скучно просто так сидеть. Время слишком медленно тянется. Может, поиграем?

- Ну, давай! – нехотя согласился Никита.

Тот залез в свой бездонный карман и постепенно, предмет за предметом, вытащил весь Никитин набор «Пираты»: и крепость, и пушки, и корабли, и человеческие фигурки.

Несколько дней назад, мальчик, чтобы зря время не тратить на складывание игрушек в коробку, просто задвинул их все под кровать, когда мама прибраться велела.

 При виде любимых пиратов Никита немного оживился, а по ходу игры и вовсе увлёкся, перестал замечать, что творится вокруг. Будто перенеслись они с Тотом из серого замка на остров посреди океана, и завязалась на этом острове нешуточная пиратская битва. Пушки палили, ружья стреляли, звучал боевой клич, сабли сверкали, пенные волны бились о борта кораблей. А на самой высокой крепостной башне развевался флаг «Весёлый Роджер».

Ариша отложила кукол, прислушалась, подняла голову, а потом встала, спустилась на несколько ступенек.

- А вы во что играете? – спросила она, и в её бесстрастном голосе прозвенели первые нотки любопытства.

- В пиратов! – между делом пояснил Никита, глянул на сестрёнку и увидел, что кончик Аришиного носа порозовел и нетерпеливо задергался. – Будешь с нами?

- А можно? – щёки у девочки возбужденно вспыхнули.

- Лишние люди никогда не помешают! – заверил её Никита. – Давай быстрее, а то мы крепость никак не захватим.

Ариша взяла корабль и, раскачивая его на волнах, придвинула ближе к берегу, развернула бортом, направила пушки на крепость.

- Огонь! – закричал Никита.

Раздался громкий залп. Главная башня рухнула, нападающие хлынули в треснувшие ворота. Командир разбитого гарнизона метался по крепости, завернувшись в чёрное полотнище флага и рыдал: «Спасите! Пощадите! Не трогайте меня! Вовсе я не разбойник! Я – бедная несчастная принцесса, попавшая в плен!»

Ариша тоненько рассмеялась, и её пушистые волосы снова стали светло-золотистыми. А Никита…

Никита придвинулся к Тоту и тихонько зашептал ему в самое ухо. Тот согласно кивнул и опять запустил руку в карман.

- Ариша! – между тем говорил Никита. – Хочешь, я тебе почитаю?

Сестра недоверчиво глянула синими глазами.

- Правда, почитаешь?

- Конечно, - убежденно подтвердил Никита. - Твою любимую сказку.

Тот вытащил из кармана большую книжку. Ту самую, что когда-то упала под Никитину кровать.

Мальчик сам нашёл нужную страницу и начал читать.

«Однажды Принцесса-Пушинка предложила своим друзьям отправиться на прогулку. Ребята с радостью согласились, но прежде, чем двинуться в путь, забежали на королевскую кухню и наполнили свои походные корзинки бутербродами и пирожками. Мало ли что может случиться в дороге!

Сначала дети шли через луг: собирали цветы – синие васильки и белые ромашки, плели венки, бегали за бабочками и стрекозами. А потом вступили в густой зеленый лес.

Как здесь было интересно! С дерева на дерево перелетали веселые птицы. Белки спускались по шершавым стволам и лучистыми глазами-бусинками смотрели на ребят. А ребята смотрели на них и протягивали им на ладонях найденные грибы и орехи. По узким канавкам бежали прозрачные ручьи, которые с удовольствием подхватывали брошенные детьми щепочки и уносили их к широкой синей реке.

Ребята так увлеклись, что не заметили, как забрели далеко-далеко и уже не могли определить, какой же дорогой им теперь возвращаться. Они с надеждой посмотрели на Принцессу-Пушинку, думая, что та легко найдёт выход из любого положения.

Принцесса-Пушинка растерялась не меньше остальных, но она не стала хныкать и отчаиваться. Она огляделась по сторонам и заметила просвет между деревьями.

- Смотрите! – воскликнула Принцесса-Пушинка. – Наверное, там полянка. Пойдёмте туда: отдохнем, поедим и обязательно придумаем, что нам делать дальше.

Ребята повеселели и побежали навстречу ярким лучам, пробивавшимся сквозь густую листву, словно само солнышко протягивало им руки помощи. И они, действительно, оказались на красивой поляне, залитой тёплым светом, покрытой пёстрым ковром из трав и цветов, и надолго забыли о своём несчастье. Они беспечно бегали, прыгали, играли, пока совсем ни устали и ни упали без сил на мягкую траву.

И так случилось, что как раз в это время над поляной пролетал Дракон. Увидел он детей и захотел их съесть. А, может, просто напугать.

Взмахнул он своими перепончатыми крыльями, нарочно загородив заходящее солнце, опустился на поляну и произнёс зловещим голосом:

- Ага!»

 

Глава одиннадцатая. Принцесса и дракон

 

Никита оторвал взгляд от строчки и посмотрел на сестрёнку.

Ариша подобралась, застыла от внимания и напряжения. А на её розовой пижаме беззаботно улыбались разноцветно-полосатые котята.

- Дальше! Дальше! – нетерпеливо потребовала девочка, и Никита опять уткнулся в книгу.

«Дети испугались, разбежались, попрятались кто куда, и только Принцесса-Пушинка осталась стоять на поляне.

До этого момента она видела Драконов только на картинках в книжках и твёрдо была уверена, что на самом деле их не существует.

Принцесса-Пушинка удивлённо посмотрела на чудовище.

- Ты - Дракон? – на всякий случай спросила она.

- Само собой! – гордо ответил Дракон и поднялся на задние лапы, чтобы недоверчивая девочка могла разглядеть его во всей красе.

- Самый настоящий?

- Самый-самый! Не сомневайся. - Дракон расправил свои крылья и стукнул по земле шипастым хвостом. - Всё, как полагается. Дракон сказочный, огнедышащий.

- Вот здОрово! – воскликнула Принцесса-Пушинка.

Дракон недоумённо пожал плечами - где это видано, чтобы принцесса радовалась встрече с Драконом? – и со значением добавил:

 - Редкий вид, между прочим.

Принцесса-Пушинка посмотрела на Дракона с ещё большим интересом и спросила:

- Ты поможешь нам разжечь костёр? Солнце уже садится, и мы немного замёрзли. - И заметив, что Дракон нерешительно топчется на месте, она добавила: - Пожалуйста.

Никто никогда ещё не говорил Дракону: «Пожалуйста». Рыцари, на которых он постоянно натыкался то тут, то там, лишь сердито размахивали мечами и кричали совершенно невежливо что-нибудь вроде: «Вот и настал твой конец, мерзкое чудовище!» А прекрасные принцессы (совсем уж неприлично!) падали в обморок, не сказав ни слова. И растерянный Дракон сам не заметил, как произнёс:

- Конечно, помогу. Куда тут пламя выпускать?»

Никита читал и читал, а Ариша и Тот внимательно слушали. И никто из них не заметил, как тихонько подкрался господин Полутень, встал за Никитиной спиной, наклонил голову, прислушиваясь. С каждым словом его серый силуэт становился всё призрачней и прозрачней. Наконец он превратился в бесформенный бледный туман, который осел вниз и слился с лежащей на полу тёмной Никитиной тенью, очертив её блеклым контуром.

«Через несколько минут на поляне весело трещал огонь. Осмелевшие дети сидели вокруг небольшого костра и уплетали свои пирожки и бутерброды.

Дракону тоже досталось два бутерброда с сыром и пирожок с яблоками. Конечно, они оказались слишком маленькими для большого Дракона. Но, в одно мгновенье проглотив их, тот подумал, что в жизни не ел ничего вкуснее.

Солнце тем временем садилось всё ниже и ниже, надвигались сумерки, и Дракон, который знал наизусть все сказочные правила, начал беспокоиться.

- А не пора ли вам домой, детишки? – он обвёл ребят строгим взглядом и заметил, что от его слов они разом погрустнели.

- Мы заблудились, - объяснила Принцесса-Пушинка. – Мы не знаем, в какую сторону идти. Лучше мы будем сидеть здесь и ждать, когда взрослые найдут нас.

Она тоже хорошо знала сказочные правила.

- Ждать? Вот ещё! – усмехнулся Дракон. – Зачем ждать, если есть я? Скорее залезайте ко мне на спину – полетим домой! Уж сверху-то ваш дом точно виден».

Ариша тяжело вздохнула.

- Я тоже домой хочу! – тихо пробормотала она.

Никита поднял голову.

Яркий солнечный свет заливал серый замок, который уже не казался таким скучным и безликим.

Чуть слышно поскрипывали красные качели.  На ступеньках лестницы лежали цветные карандаши, разноцветные кубики строительного конструктора, куклы в пёстрых нарядных платьях. Мрачного господина Полутени нигде не было видно. А за окнами синело небо, по которому медленно плыли пушистые белые облака.

Никита обрадованно улыбнулся и опять глянул на Аришу.

- Вот бы нам такого дракона! – задумчиво проговорила сестра. - Он бы отвёз нас домой!

- Да уж! – согласился Никита, но тут же разумно добавил: - Но ведь драконов на самом деле не существует.

И только он это произнёс, огромная тень на несколько секунд загородила солнце, впустив в замок прежний сумрак. Но потом снова стало светло, а в одно из окон просунулась большая шипастая голова на длинной шее.

- А вот и я, принцесса! – обратился к Арише дракон. – Вас, я слышал, надобно до дома подбросить?

Ариша поражённо хлопала глазами и молчала. А у Никиты и Тота рты от удивления открылись.

Самый настоящий, самый живой дракон! Да ещё называющий Аришу принцессой!

- Я чего-то не так понял? – дракон недоумённо хмыкнул, выпустив из ноздрей лёгкие облачка дыма. – Никто лететь не желает?

- Желает! Желает!

Ариша вскочила, подбежала к драконьей голове, прикоснулась к ней, ласково погладила чешуйчатую щёку. Дракон довольно сощурил большие жёлтые глаза и аккуратно прижался к малюсенькой Аришиной ладошке.

Он, кажется, даже замурлыкал, тихо и кротко. Или Никите с Тотом это только послышалось?

Дракон шмыгнул носом и смущённо произнёс.

- Так я вас тут, на улице, подожду. Вовнутрь не пойду. А то разнесу ещё чего-нибудь. Домишко ваш, конечно, мелковат. Масштабы не те.

 

Глава двенадцатая. Дома

 

Ребята выбежали из замка. Большой красный дракон вывернул из-за угла и легонько взмахнул широкими перепончатыми крыльями в знак приветствия.

- Ну, что? Поехали?

Дракон наклонил к самой земле свою длинную шею. Никита и Тот сначала подсадили Аришу, потом залезли сами.

Сидеть на драконьей спине было довольно удобно, почти как на велосипеде. Только вот держаться не за что. Но пассажиры покрепче ухватились друг за друга и стиснули ногами драконью шею.

Дракон расправил крылья, разбежался, ухнул вниз с вершины скалы и плавно поплыл по воздуху, набирая высоту.

Неизвестно, как у остальных, а у Никиты дыхание перехватило.

Земля уходила вниз всё дальше и дальше. За спиной хлопали и гудели, словно паруса корабля, огромные крылья. В лицо бил свежий ветер, а подбородок щекотали развевающиеся волосы сидящей впереди Аришы.

Дракон поднялся выше, нырнул в облака, и путешественников сразу окутал плотный молочный туман. Такой густой, что непременно хотелось ухватить его рукой и оторвать маленький кусочек. И верилось, что на ладошке окажется пушистый белый комок, который останется навсегда в память о необыкновенном полёте.

Дракон стрелой пронёсся сквозь облака, взмыл над ними, и мир перевернулся, стал таким непривычным и таким бескрайним. Не было вокруг ничего твердого, чётко очерченного, определённого. Сверху – прозрачная бездонная синева, снизу – пышная пена облаков.

У Никиты немного закружилась голова, а дракон повернул морду к своим пассажирам и доложил:

- Почти прилетели. Когда скомандую, сразу прыгайте.

- Как это – прыгайте? – возмутился Никита. – Если мы упадём с такой высоты…

Он даже договаривать не хотел, что тогда может случиться.

- Не упадёте! – убеждённо заявил дракон. – Просто прыгайте. И всё! Уж поверь.

- Хорошо, - ответила Ариша за брата, перекинула обе ноги на один бок.

Никита крепко схватил её за руку, а в другую его руку вцепился Тот.

- Внимание! – рыкнул дракон. – Марш!

Втроём одновременно они оттолкнулись от тёплого чешуйчатого бока и прыгнули вниз, опять нырнув в белый облачный туман.

- Пока, принцесса! – долетело до них сверху.

«Ох, что сейчас будет!» – испуганно подумал Никита и…

Раз! – и они плюхнулись прямиком на мягкую Аришину кровать.

Никита приподнялся и посмотрел на потолок.

Никакой дыры не наблюдалось. А ведь там ещё крыша и три верхних этажа. И много-много метров от облаков до дома. И всего секунда полёта!

Тот сполз на пол, пригладил растрепавшийся мех.

- Загулялся я тут с вами! – и юркнул под кровать.

Но скорее всего, не оттого, что устал или торопился, а оттого, что за дверью раздались тихие, мягкие шаги. Мамины!

Дверь открылась.

- Вот вы где? – мама подошла к детям. – А ты, Аришенька, уже в пижаме? Вот умничка! Только хотела тебя напомнить, что спать пора. – Она обратилась к Никите. - Смотрела, в комнате тебя нет. Куда подевался?

- А я … - немного растерялся мальчик, но тут взгляд его упал на торчащую из-под подушки книжку. – Обещал Аришке сказку дочитать.

- Правда? – удивилась мама.

Уж кому, как ни ей, знать, что Никита – небольшой любитель чтения. А уж почитать сестрёнке…

- Правда – правда! - воскликнула Ариша. – Никита очень хорошо читает! Лучше всех!

- Это уж точно! – улыбнулась мама. – Вы у меня в любом отношении лучше всех!

- Согласен, согласен! – подтвердил от дверей заглянувший в комнату папа.

«В королевском замке уже начался переполох. Лучший отряд королевской гвардии отправился на поиски пропавших детей. Дозорные на стенах внимательно вглядывались вдаль. Король и Королева бегали по залам и раздавали приказы.

Вдруг стражник, стоящий на самой высокой башне, закричал:

- Дракон! На нас летит Дракон!

- Пушки на стены! – немедленно скомандовал Начальник Охраны.

- Нет-нет! Никаких пушек! – испуганно воскликнул Король и выскочил на балкон. – Стрелять в Драконов запрещено. Они занесены в сказочную Красную книгу. Как исчезающий вид.

- Понимаете, - обратился Король к Начальнику Охраны, - учёные доказали, что они вовсе не такие злобные, как о них рассказывают некоторые сказочники.

И через несколько минут Начальник Охраны лично убедился, что слухи о кровожадности Драконов весьма преувеличены. Потому что на спине у подлетавшего к замку чудовища сидели пропавшие дети. Они радостно болтали ногами и махали руками взрослым, столпившимся на стенах замка.

С тех пор Дракон часто наведывался в королевский замок: поиграть с детьми, полакомиться пирожками, обсудить с Королем поведение рыцарей, но главное – встретиться с Принцессой-Пушинкой. Уж очень она ему нравилась!

Иногда он часами сидел в королевской библиотеке и листал толстые книги с заклинаниями и рецептами чудодейственных снадобий: а вдруг найдётся волшебство, способное превратить ужасного Дракона в Прекрасного Принца! Или хотя бы в самого обыкновенного мальчишку».

Никита закрыл книгу.

- Хорошая история! – донёсся из-под кровати приглушённый голос.

- Угу! – ответил ему другой голос, потом прошелестел глубокий вздох, и наружу выплыло маленькое белое облачко дыма.

 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Прочитано 1134 раз

Последнее от Эльвира Смелик * Редактор портала "Дети книги"

В ВАШИХ РУКАХ ВСЁ - ОТ РАЗВИТИЯ САЙТА ДО НОВЫХ КНИГ

Информация для истинных почитателей детской литературы

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением