Озорная и мудрая фея сказок. Ольга Яралек

Автор :
Опубликовано в: Десерт-акция. Проза.

Дорогие наши читатели, мы рады представить Вам еще одного нашего  автора.

 

Мы уверены Вам будет интересно  узнать о таких жизненно важных вещах, как например, правильно проложить первую лыжню или собрать металлолом, а главное, подружиться и дружбу сохранить, несмотря на все недоразумения, которые, конечно, случаются.

А кроме того, Вам откроется целый мир, где привычные вещи станут Вашими добрыми помощниками и друзьями. Кто и как, например, поможет выздороветь маленькой девочке, которая заболела перед самым Новым годом? Кто такая Мяпа, и откуда мы ее знаем? (Правда, правда, даже не сомневайтесь!)

Сказки Ольги Яралек любят как мальчишки, так и девчонки. В ее удивительном мире Вы не найдете «стрелялок», но зато там живет  удивительный компьютерный человечек Баг, ужасные крокозябры, которые прячутся под ногтями не только неопрятных девочек, но и мальчиков тоже.

Истории  Ольги Яралек интересны всем, у кого пытливый ум, кто любознателен и с интересом открывает для себя необычные вещи в самых простых явлениях и предметах.

  

Ольга Яралек родилась в литературной семье в Новосибирске в 1970 году.

Ее родители работали в сфере культуры, сочиняли сценарии для торжественных мероприятий и городских праздников, писали стихи.

Дед работал журналистом в одной из центральных сибирских газет, писал интересные рассказы. Многие из них были напечатаны.

Частыми гостями в их доме бывали друзья деда: сибирский поэт Александр Арефьев и известный в Новосибирске журналист Дмитрий Морозов.

В семье любили устраивать семейные чтения, которые стали для маленькой Оли одними из самых ярких впечатлений и одновременно незаменимой школой, воспитывающей её литературные пристрастия и вкус.

Ольга выросла, окончила школу, Новосибирский Государственный Педагогический Институт, поработала на кафедре ботаники по специальности физиология растений. 

В 1996 году вышла замуж, переехала в Москву, родила двух дочерей, и начала сочинять детские рассказы стихи и сказки. 

 

С 2008 года - член международного творческого объединения детских авторов (МТОДА)
С 2010 года редактор детской страницы ежемесячной газеты "Интеллигент"
С мая 2011 году выпускающий редактор детского электронного журнала "КВАНЯ"
Лауреат и призёр Всемирного союза деятелей искусств, лауреат и дипломант детских сайтов
Золотой дипломант национальной литературной премии «Золотое перо Руси 2012».

 

В 2013 году награждена специальным дипломом премии «Золотое перо Руси 2013» и МТДА  как редактор детского электронного журнала «КВАНЯ и Ко».

 

 Замечательные, волшебные, неожиданные истории Ольги Яралек можно прочитать на ее сайте, можно скачать как электронные книги или по старинке – купить в магазине. А еще прочитать интервью и задать ваши вопросы.

 Выбирайте и читайте с удовольствием!

 

http://www.yaralek.ru/about.html

http://www.woman.ru/kids/evolution/article/61287/ 

http://www.litres.ru/olga-yaralek/?utm_source=yandex&utm_medium=cpc&utm_campaign=litres_avtory&utm_content=%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B3%D0%B0%20%D1%8F%D1%80%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BA%20%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%87%D0%B0%D1%82%D1%8C

                                                           Каляка-Маляка 

Глава 1. Знакомство.

 Оля рисовала акварельными красками. Воспитательница в садике попросила детей сделать рисунки на свободную тему и девочка, с удовольствием окунув кисточку в краску начала рисовать. Краски на бумаге смешивались, перетекали друг в друга, и девочке никак не удавалась угадать, какой же цвет получится. Это её забавляло.

 – Поведу кисточку вверх… Закруглю… Глазик, – проговаривала Оля все свои движения. Ей очень понравилось забавное существо, которое смотрело с листа бумаги. Один глаз его был больше другого, носик торчал вверх, форма тела казалась непонятной. Но улыбка была доброй, и это радовало девочку.

 Когда рисунок был готов, подскочил Борька и, ухмыльнувшись, сказал:

– А это что ещё за каляка-маляка такая? Чепухень!

 – Никакая это не чепухень, – возмутилась Оля. – Она милая и добрая.

 – А какого она цвета? – спросила Варя, подошедшая на спор. – Cеро-буро-малиновая?

 – Чё, не видишь! Не-пой-ми-ка-ко-го-цве-та, – крикнул мальчик.

 – Она радужная! – со слезами в голосе крикнула Оля.

 – Каляка-маляка. Каляка-маляка, – дразнился Борька. – Страшила-пустошила! У тебя же мама художница! Чего ж не научит рисовать?

 Оля свернула свой рисунок в трубочку и убежала в раздевалку. Там забилась в уголок и, развернув бумагу заплакала:

 - Ты не страшная! Ты замечательная! Ты для меня самая красивая!

 Слёзы капали на рисунок, на иллюстрации появились подтёки. Казалось, нарисованные глазки тоже плачут.

  – Мама умеет рисовать, - причитала Оля, раскладывая вокруг свои рисунки. -  Она меня никогда не ругает за то, что я краски смешиваю. Почему же всем не понравятся мои рисунки?»

 – А я себе очень нравлюсь! Ты хорошо меня нарисовала! – раздался весёлый голосок, и на коленку Оле спрыгнула Коляка-Маляка. – Я такая весёлая! Такая праздничная! Не расстраивайся!

           – Ты живая?

 – Ещё какая живая!

 Каляка-Маляка потопталась на месте. Стало щекотно, на колене девочки остались разноцветные следы лапок забавного существа. Но они тут же пропали, словно их и не было.

 – Как у вас необычно, – проговорила Каляка-Маляка, оглядываясь по сторонам. – Серенько и скучненько. Поэтому и дети встречаются сердито-обзывательные. У нас совсем не так, как у вас.

 – А как у вас?

 Каляка-Маляка скатилась по ноге словно с горки и, усевшись на Олин тапок в весёлый цветочек приготовилась рассказывать. Ей явно нравились яркие и цветные вещи.

 – У нас один цвет перетекает в другой, они смешиваются и перемешиваются. От этого везде красиво и празднично.

 – Где же ты живёшь?

 – В стране Фантазии. Там не бывает неправильных рисунков. Все правильные и живём мы дружно, никогда не обзываемся.

 – Расскажи о себе!

 – Рассказать, – задумалась рисованная гостья. – Даже не знаю, что и рассказать. Я про себя никому ещё не рассказывала.

 – Расскажи кто твои друзья?

 Каляка-Маляка радостно кивнула:

 – Мои друзья это… Отгадай загадку!

 Разноцветные сестрицы

 Заскучали без водицы!

 

- Краски! – воскликнула Оля.

- Точно! Я дружу с Красная, Жёлтая и Синяя краски. Это самые главные краски палитры. Все остальные получаются из них! Конечно, кроме не цветных красок: чёрной, серой и белой.

 – Как это так?

 – А ты когда-нибудь краски смешивала?

 - Смешивала!

 - И что получалось?

 - Что-то ужасное, - засмеялась Оля.

 - А ещё я дружу с…

 

Кто косичку без опаски

                                                     Опускает, братцы, в краску?

 

- Кисточка!

 - Верно. Вот мы и дружим. Кисточка, краски и я. И каждый день играем в рисовалки, раскрашивалки и превращалки!

 Каляка-Маляка вскочила на ножки и запела:

 

Я смешная и цветная.

                                 Необычная такая. 

Я в альбомах появляюсь. 

Не дерусь и не кусаюсь. 

Все ребята меня знают 

И со мной играют. 

На рисунках у детей 

Ты найди меня скорей!

 

Каляка-Маляка так старалась, что даже вспотела:

 - Пить хочу!

 - Ты пьёшь?

 - Конечно! А ты нет?

 - Но я же человек. А что ты любишь?

 - Краскпот и красктейль.

 - Это что же такое? Компот и коктейль?

 - Ну, примерно, - тут Каляка-Маляка прищурилась, чуточку присела и, указывая рукой на какое-то пятнышко на бумаге, лежавшей на полу, закричала, - И ты здесь!

 - Кто? – удивилась Оля.

 - Это Ляп! Мой недруг!

 - Какой Ляп? Где? – ничего не могла понять Оля и завертела головой во все стороны.

 Каляка-Мяляка проворно поскакала к пятнышку. И тут удивлённая Оля увидела, как небольшое пятнышко на рисунке ожило, подпрыгнуло и бросилось удирать. Не успела девочка опомниться, как пятнышко бросилось в нарисованную речку Олиного рисунка и скрылось. Каляка-Маляка вернулась сердито шлёпая по полу.

 - Что это за Ляп такой? Почему ты с ним не дружишь?

 - Потому что он портит детские рисунки! Ляп, и на рисунке ненужное пятно.

 - Тогда я его хорошо знаю, - вздохнула Оля. – У меня часто бывает, что капля с кисточки падает и получается ляп!

 - Погоди у меня, - сердито погрозила крохотным кулачком Каляка-Маляка забираясь на лист бумаги, с которого сошла. – А тебя я научу, как с ним бороться. Об этом знают только настоящие художники.

 Тут раздался голос мамы:

 - Оля! Где ты? Я пришла! Идём домой.

 

Глава 2. Превращение

 

Девочка побежала к маме. Всю дорогу Оля молчала. Дома, после ужина девочка Оля подошла и тихо встала за спиной мамы, которая рисовала  стоя возле мольберта.

 – Что котик? – спросила женщина. – Нравится?

 Васильки нарисованные мамой были словно живые.

 – Очень. Мама, а я рисую плохо…. Как ты научилась?

 – Что значит плохо? Я считаю, что ты хорошо рисуешь. Не боишься экспериментировать с цветом и композиция у тебя отличная.

 Оля не поняла, что сказала мама, шмыгнула носом и протянула свой рисунок:

 – А в садике сказали, что я рисую страшил.

 – Ну-ка? Кто это замечательное существо? – заулыбалась мама.

 – Это моя Каляка-маляка.

 – Скажи, – заинтересовалась женщина, – а ты кого хотела нарисовать?

 – Я просто кисточкой водила…

 – Замечательно. Если ты никого специально не рисовала, то давай посмотрим на твою Каляку-Маляку внимательно. На кого она похожа? Она такая яркая, праздничная.

 Оля села маме на колени.

  – На разноцветный лоскутик? – неуверенно, спросила Оля.

 – Молодец! Ещё фантазируй.

 – На необычный цветочек? – обрадованно ответила девочка.

 - Замечательно!

  – А что ты видишь, мамочка?

 Мама взяла в руки рисунок и стала его крутить. Она прищуривалась, подносила его то ближе, то дальше.

– А я вижу крылышко волшебной бабочки, – наконец, ответила мама. – Хочешь, я превращу Каляку-маляку в бабочку?

  – Конечно! Ой! Подожди! Я сейчас спрошу. Вдруг она не хочет?

 Оля наклонилась к рисунку и прислушалась.

 – Хочет! Хочет! Оказывается, в стране Каляки-маляки есть такая игра - превращалка. Это её любимая игра.

– Хорошо!

 Мама взяла кисточку и начала рисовать. Через несколько минут на Олю смотрела необыкновенно красивая бабочка.

 – А сейчас, вот что, – заговорщически произнесла мама. – Неси свой альбом! Будем фантазировать!

 Оля бегом принесла альбом, а мама приготовила акварельные краски и зеркало. Она подмигнула дочке, окунула кисточку в краску и провела по зеркалу. Затем, ополоснув кисть, снова окунула её, но в другую краску и опять провела по зеркалу.

 – Что же ты делаешь? – удивилась Оля. – Я никакого рисунка не вижу? Просто разводы какие-то.

 – А я и не рисую, – засмеялась мама. – Я колдую. Главное не бояться сделать что-то неправильно. Здесь не бывает неправильно. Всё правильно!

   Затем женщина сделала удивительное, приложила альбомный лист к зеркалу и посмотрела на то, что получилось.

    – Что ты видишь? – спросила она.

 В затейливых разводах Оля увидела необыкновенный сад, сиренево-голубое небо, диковинные деревья и воскликнула:

 – Это страна Фантазия! Я точно знаю! Моя Каляка-маляка оттуда!

 – Теперь возьми кисточку и дорисуй этой стране то, что считаешь нужным, – предложила мама и передала кисточку Оле.

 Оля, немного подумав, дорисовала в небе птицу, на дереве фрукты, в разноцветной траве – цветы.

 – Мама, посмотри! – попросила Оля, но тут с кисточки на рисунок упала тёмная капелька. – Ай! Всё испортила! Это злой Ляп!

 – Ну-ка, ну-ка? Где?

 Мама взяла рисунок в руки и, посмотрев на Олю, покачала головой.

 – Мы же с тобой договорились, что испортить ничего нельзя. Случайно упавшая капелька здесь совсем не лишняя и если ты пофантазируешь ещё, то твоя картина станет не просто красивой, но и сказочной.

 Девочка посмотрела на красивую бабочку, которая несколько минут назад была Калякой-малякой и шёпотом спросила:

 - Так борются с Ляпом?

 Казалось, крылышки бабочки утвердительно качнулись. Оля пригляделась к своему новому рисунку и, подумав, превратила капельку в глаз. Потом нарисовала нос и губы. Получилось, словно волшебница выглядывает из-за деревьев. Девочка подмигнула Каляке-маляке. И тут произошло удивительное. Волшебная бабочка, затрепетала и взлетела с листа. Несколько раз махнула крылышками и перелетела в новый Олин рисунок.

 – Тебе нравится? – шёпотом спросила девочка. –  Это твоя страна?

 Бабочка вновь утвердительно махнула крылышками и закружилась над цветком. Потом перелетела на другой цветок и вскоре скрылась из виду.

 - Возвращайся! Я буду тебя очень ждать!

   Весь вечер Оля фантазировала и рисовала.

  На следующий день она принесла в детский сад: сине-сиреневую рыбку, зелёно-розового зайца, сине-голубого кита. И научила ребят через каляки-маляки заглядывать в удивительную страну, страну Фантазии.

  

 

                                                              Глава 3. Разноцветное настроение

 Оля посмотрела в окно и окунула кисть в жёлтую краску. Несколько дней тому назад она познакомилась с удивительной Калякой-малякой из страны Фантазии и с тех пор ждала новой встречи.

 - Каляка-маляка рассказывала, что жёлтой, красной и синей краской можно другие цвета сделать, а как не показала!

 Оля вздохнула и стала рисовать. Она водила кистью по бумаге и думала о необыкновенной стране, в которой живёт удивительное существо – Каляка-маляка. Девочка не заметила, как на рисунке сначала появился глаз, потом из-под кисточки нарисовалась вся Каляка-маляка.

 - Привет! – радостно сказала она.

 - Привет! А я всё тебя жду да жду!

 - Как же мне появиться, если ты в руки кисточку не бкрёшь!

 - Точно!

 - Но сегодня я виду возле тебя три моих друга: жёлтая, красная и синяя краски!

 - Я хотела попробовать, как это получать другие цвета. Помнишь ты говорила.

 -Помню, конечно! Покажем, друзья? – обратилась она к краскам.

 - Отчего не показать! – захихикала жёлтая краска.

 - Есть! Покажем непременно! – сказала красная краска.

- Всё покажем-всё расскажем, - добавила синяя.

 - Так, - важно сказала Каляка-маляка. – С чего начнём? С оранжевого цвета. Как сделать оранжевый цвет?

 - Нужно взять оранжевую краску, - уверено ответила Оля.

 Каляка-маляка засмеялась:

 - Ой, не могу! Взять оранжевую краску! А если подумать? У тебя какие краски есть?

 - Жёлтая и красная, - неуверенно ответила девочка.

 - Вот и смешай!

 Оля смешала красную и жёлтую краску. Получился яркий оранжевый цвет, словно апельсин. Добавила больше жёлтого, получился нежный оранжевый цвет чайной розы.

 - Здорово! – воскликнула Оля.

 - А теперь попробуй сделать лиловый цвет.

 Оля взяла красную и синюю краску. Смешала их между собой и получила лиловый цвет.

 - Как получить этот цвет я знала. Мне он очень нравится и я его часто смешиваю.

 - Отлично. А ты знаешь, что из этих же цветов можно получить бардовый и ультрамарин!

 - Нет!

 - Пробуй!

 Оля добавила больше красного и получился бардовый цвет, больше синего и получился фиолетовый. Девочка тут же нарисовала разноцветные цветы. Букет оказался ярким и красочным. Не хватало только стебельков и листьев зелёного цвета. Оля призадумалась, а Каляка-маляка хитро прищурилась.

- Что? Зелёный цвет не знаешь как добыть?

 - Не знаю, - вздохнула Оля.

 Каляка-маляка прыгнула в жёлтую краску, потом в синюю и потопталась на белом листе бумаги. К удивлению Оли следы были зелёными. Оля тут же макнула кисточку в жёлтый цвет, поводила по палитре, потом помыв в воде окунула в синий и смешала на палитре эти два цвета.

 - Зелёный! – радостно завопила девочка! – Разве такое может быть? Это волшебство?

 - Никакого волшебства. Просто если смешать жёлтый и зелёный цвет – получится зелёный. Если жёлтого больше – зелёный был похож на жёлто-зелёные виноградины, а если больше синего, то на сине-зелёное, как вода в море. Это, кстати, всё равно зелёный цвет, только разные его оттенки. Один тёплый, другой холодный.

 - Тёплый и холодный? – снова удивилась Оля. – Я так краски никогда не делила.

 - Всё очень просто! Если больше синего, то кажется, что холодно. Если больше красного и жёлтого, кажется что тепло.

 Тут откуда ни возьмись появился Ляп. Он прыгнул в чёрную краску и поскакал по Олиному рисунку. Каляка-маляка вскрикнула и кинулась за ним. Они исчезли в нарисованном Олей букете цветов так быстро, что девочка ничего не успела сказать. Оставшись одна, она смешав жёлтый и синий, дорисовала цветам стебли и листья. Потом обвела разноцветными кружочками следы Ляпа и дорисовала вазочку. Получилось, что она украшена пятнышками.

 - Без них было бы даже скучно, - удовлетворённо сказала сама себе Оля.

  

Глава 4. Цвет. Гармоничное сочетание цвета.

 Глава 5. Оттенок. Насыщенность. Позитив и негатив.

 Глава 6. Композиция.

 Глава 7.Красивый рисунок в подарок маме.

  

Герой

Каляка-Маляка

Ляп (Ляпик)

Ничегонеполучится и Никогданесмогу

Особенности

Не унывает

Оставляет следы лапок разноцветные, которые пропадают

Всегда молчит

Появляются, когда художник не уверен и боится

Говорят в рифму, продолжая мысль другого. Две строчки.

Привычка

Закрывает глаза и мечтает

Показывает язык

Один резко останавливается, другой на него натыкается.

Как меняется личность

 

Оля сначала злится на появление Ляпа, потом входит в азарт, как его можно исправить, потом ждёт с нетерпение. А Ляп, сначала радуется, что испортил картину, потом  удивляется, что его усилия прошли даром, потом сам начинает участвовать в игре, что нового получится.

В конец сказки пропадают.

Характер

Хохотушка.

Вредный, колючий. Но часто удивляется. Когда удивляется, замирает и смешно пучит глаза.

Нытики, трусы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Очень часто начинающие художники стараются «разглядеть» и нарисовать каждый предмет или даже каждую деталь предмета «отдельно», то есть вне зависимости от всего остального, или рисуют «по очереди» голову, плечи, руки, ноги, не глядя на всю фигуру в целом.

 Если не сравнивать, не сопоставлять предметы, не смотреть на все в целом, то трудно понять характерные пропорции, а значит и невозможно выразительно нарисовать натюрморт, пейзаж, портрет, фигуру человека.

 Глава 8. Ошибка композиции

 Глава 9. Ошибка в пропорциях и размерах

 

 

Разговоры горных лыж

 В одном небольшом сарайчике, сбитом из широких крепких досок, вдоль стен тянулись ряды с лыжами разного размера. Самые длинные стояли у стены, а самые маленькие, размером с чемодан, у прилавка. Зимой здесь сдавали лыжи на прокат.

 В небольшое окно светило солнце. Его косые лучи пересекали сарайчик. В лучах медленно, словно планеты в космическом пространстве, плыли крошечные пылинки. Было тепло и уютно.

 

У прилавка раздалось еле слышное поскрипывание. У стены кто–то вздохнул, в глубине сарайчика — пошевелился. Всё помещение было наполнено едва различимыми шумами.

 –– Ты спишь, что ли? – раздался шёпот, и правая лыжа из самой маленькой пары едва качнулась на месте.

 Детские лыжи были ярко-красного цвета с сиреневыми узорами у широкого носка. Эти узоры витиевато спускались к талии, самой узкой части лыж. И хотя лыжи были совсем маленькие, но ничем, кроме размера, не отличались от взрослых, солидных лыж: ни красотой, ни формой.

 –– Нет, что ты, я не сплю, –– раздался в ответ взволнованный голосок. –– Я мечтаю.

 –– О чём?

 –– О чём и все мы. Об искрящемся снеге, о крутой горке, о весёлом свистящем ветре. Я тоскую по зиме. Я так хочу кататься! – воскликнула левая лыжа.

 –– Молодёжь, — проскрипели старые синие лыжи. – Мечтают они. А ещё нужно помнить об опасностях, неприятностях и нерадивых лыжниках.

 – Надо, но не хочется, – вздохнули маленькие лыжи.

 – Сколько всего с нашим братом происходит за зиму! Можно книгу написать. Иногда такое случается, специально не придумаешь. Есть что вспомнить. И смешное, и страшное. Вы ещё маленькие. У вас ещё нет в памяти плохих воспоминаний, пусть  и не будет.

 Старые лыжи говорили не останавливаясь, а маленькие лыжи замерли и переглянулись между собой.

 – А у нас уже был такой случай. Помнишь, откуда у тебя эта царапина? – тихо спросила правая лыжа левую.

 Левая лыжа не ответила. Она словно оцепенела от тревожных воспоминаний.

  

Не хочу их больше видеть!

 Петя не умел кататься с гор и никогда до этого не видел горных лыж. Когда на белоснежном плотном снегу перед ним поставили красную лыжную пару, он даже присвистнул от восхищения. И тут же кинулся их надевать. Но не найдя способ вставить ботинки, Петя пнул левую лыжу и сердито отвернулся.

 – Дурацкие.

 – Не дурацкие. Нужно просто знать, как их застегнуть, – возразил мужской голос. – А делается это просто.

 Раздался щелчок, затем другой.

 – Вот и всё. Вставляй носок и щёлкни пяткой.

 Петя покосился на отца. Поставил носок в углубление крепления и с силой нажал пяткой. Но пятка встала криво и лыжа снова не застегнулась.

 – Тупые дрова! – и Петя с такой силой ударил носком ботинка по правой лыже, что она отлетела на несколько метров.

 – Не дрова. Пластик. Но мне не нравится, как ты обращаешься с лыжами. Ведь они повезут тебя на себе. Вы должны быть друзьями.

 Отец принёс отскочившую лыжу и помог Пете застегнуть крепления.

 – Очень больно? – шёпотом спросила левая лыжа правую. – Не раскисай! Мы научим мальчика кататься, и всё будет в порядке.

 – Научим, если захочет, но что-то пока не видно большого желания и, видишь, как подозрительно ведут себя Опасности с Неприятностями. То одна-две вылезут, а тут, смотри, их сколько! Не сосчитать.

 – Да… Они так себя ведут только в одном случае. Когда есть чем поживиться.

 – Петя просто хочет, чтобы получилось всё сразу, без труда. Ой! Смотри. Вот его Неприятность подкараулила, и он упал.

 – О! Ещё одна Неприятность. Опять упал. Он не хочет услышать, что подниматься можно только боком.

 Петя, пытавшийся подняться на небольшую горку и сразу съезжавший с неё вниз, очередной раз не удержался на ногах. Мальчик так разозлился, что затопал ногами, не снимая лыж.

 – У-у л-ы-ыж мо-о-ожет быть сотрясе-е-ение мо-о-озга? – спросила левая лыжа правую, подскакивая вслед за Петиными ногами.

 – Не-е-е зна-а-а-ю, – пропела правая лыжа.

 К Пете подъехал отец, и мальчик прекратил подпрыгивать.

 – Всему нужно учиться. Ты должен всё в точности повторять за мной.

 – Я и так всё знаю.

 Тут мимо Пети и его папы с воплем пронёсся такой же начинающий горнолыжник чуть старше Пети. Его лыжи с ужасом смотрели вниз, но ничего не могли поделать. А Опасности и Неприятности так и выпрыгивали из заснеженной горы. Похоже, лыжник забрался на гору необученным, решив, что ничего тут особенного нет  – скатиться с горы. Но набрав скорость, не смог её сбросить, потому что не умел тормозить.

 – Ма-а-мо-о-чка! – орал начинающий горноложник.

 Ударившись со всего маха о надувное ограждение, он замер. И тут же все Опасности и Неприятности попрятались с глаз.

 – Откатался один, – заметила левая лыжа.

 – Ты же знаешь, дураки в горах всегда очень быстро самоликвидируются. Не взял инструктора, вот и результат.

 – Надеюсь, ты не хочешь прокатиться, как тот юноша? – уточнил отец у Пети. – Тогда поднимайся боком и лесенкой, а спускайся для начала плугом так, как я показываю.

 Петя, закусив губу, поднялся на небольшую горочку лесенкой.

 – Ну, каким там ещё плугом?

 Петя всё делал со злом. Красные лыжи нервничали. Они огляделись по сторонам и увидели двух ухмыляющихся Опасностей да вылезающую из-под снега Неприятность. Поставив носки лыж углом, мальчик опять сделал ошибку. Носки лыж наехали друг на друга. Петя не удержался и очередной раз свалился.

 Неприятность показала лыжам язык и пропала.

 Тут же лыжи почувствовали, что мальчик не просто зол, а разъярён. Его душили обида и разочарование.

 – Ну, всё! – завопил он. – Не хочу я больше видеть эти поганые лыжи.

 Петя выхватил папину лыжную палку, которую тот протянул, чтобы поднять сына и со всего размаха вонзил в левую лыжу.

 – Ой, – только и смогла сказать лыжа. Вокруг неё всё потемнело. Снег стал чёрным, горка закружилась и пропала.

 *

 – Я почти забыла эту историю, – словно проснувшись, сказала левая лыжа.

 – Что-то неприятное вспомнили? Эх, малыши, – сочувственно ответили старые лыжи. – Поверьте, дети все разные. Большинство из них – хорошие. Но только дети умеют радоваться своим маленьким победам так, что всем вокруг становится весело и хорошо. Только дети могут прижаться к лыжам и сказать: «Спасибо». Да-да! Только дети могут начать говорить с вами! Это не значит, что они вас слышат, но взрослые-то с лыжами вообще не разговаривают. Мне даже кажется, что дети догадываются, что мы их чувствуем и понимаем.

 – А взрослые люди нет?

 – Взрослые – нет. Я точно знаю.

 – Жаль, – вздохнула левая лыжа.

 – Жаль. Это удивительное свойство, которое помогает нам почувствовать настроение лыжника и подстроиться под него, мы получаем от мастеров, которые нас делают. И чем мастер добрее и веселее, тем лыжи легче и быстрее. А некоторые мастера вкладывают в работу частичку своей души. Потому что работа им нравится, и хочется её сделать хорошо. Вот тогда лыжи начинают чувствовать всё то, что чувствует лыжник.

 – Мне тоже кажется, что маленькие лыжники догадываются, что мы не просто средство для спуска  с горки.

 – Дети наблюдательнее взрослых. Так что всё может быть, – ответили старые лыжи.

 – У нас уже была такая лыжница, – вспомнила маленькая левая лыжа и, качнув правую, добавила, – Помнишь бояку?

 – Конечно, помню!

  

Я больше не боюсь!

 

Марыся, стоя на месте, повторяла все движения за инструктором. Она очень боялась спуститься с горы. И хотя девочка не видела Опасности и Неприятности, а только слышала о них, смелости ей это не прибавляло.

 – Марыся, ты знаешь, что нельзя ставить лыжи параллельно друг другу и носом вниз. Если лыжи так стоят, то они поедут прямо, наберут скорость. Ты испугаешься и упадёшь.

 – Знаю.

 – Но так скрещивать лыжи носами друг к другу, чтобы не поехать с горы, тоже неправильно. Так ты на месте упадёшь.

 Марыся сопела в ответ.

 – Ты просто боишься.

 – Я боюсь не одна. Мои лыжи тоже боятся.

 – Лыжи бояться?

 – Да. Они дрожат.

 Левая лыжа посмотрела на правую и испуганным голосом произнесла:

 – Действительно, страшновато. Тем более, посмотри, сноубордисты весь снег смели, даже лёд появился на склоне горы. Видишь, там Опасность притаилась? Как тут Марысе проехать и не упасть?

 – А вот целый бархан из снега, – подхватила правая лыжа. – В нём большая Опасность зарылась. Если мы туда попадём, то завязнем, а неопытная Марыся на скорости не удержится и упадёт.

 – Это что. Ты туда посмотри, – левая лыжа показала носком вперёд. – Незаметное углубление продолбили. Если в него заехать, сразу случится Неприятность.

 – Чтобы не дрожали лыжи, нужно чтобы не дрожали ноги, – усмехнулся инструктор.

 – Чтобы не дрожали ноги нужно, чтобы не дрожали лыжи! – возразила Марыся.

 – А давай попросим лыжи, пусть они тебе помогут от страха избавиться.

 – Это как?

 – Очень просто. Чтобы не бояться, нужно знать, откуда ждать неприятности. Правильно? Что твои лыжи видят. Они видят те места, где ты можешь потерять равновесие и упасть. Ведь ты не просто чего-то боишься. Ты боишься упасть.

 – Да! Упасть.

 – Так, чтобы не упасть, давай посмотрим на спуск внимательно. Вон там выбоина. Видишь?

 – Вижу! Спряталась как! Сразу не заметишь.

 Тут же Опасность, сидевшая в выбоине, разочарованно исчезла под снегом.

  А вот здесь льдистый участок, а под ним – целый бугор из снега. Это всё опасные участки. Видишь? – продолжал инструктор.

 – Вижу! Вижу!

 Тут же ещё две Опасности, закатив глаза, провалились под снег.

 – Но если ты точно знаешь чего опасаться, то нужно не бояться, а действовать. Не позволяй, чтобы страх принимал за тебя решения.

 – А что это он говорит? Снять лыжи и спуститься пешком вниз к маме?

 – Конечно! Это не ты, это страх. Он тобой командует.

 – Ой! Боюсь! Мне нужно успокоиться.

 – И это страх говорит! Ах, какой хитрый. Ты не сможешь успокоиться, стоя на вершине горы. Да и нельзя тебе успокаиваться. Тебе нужно боевой дух в себе разбудить.

 Марыся сделала серьёзное выражение лица. Она собиралась с духом.

 – Давай, Марыся. Своей нерешительностью и сомнениями ты направляешь всю свою силу против себя. А нужно направить её на спуск. Ну, покажи, как нужно ехать змейкой. За мной!

 Инструктор поехал, и Марыся шагнула вслед за ним. Сердце девочки колотилось. Что-то щекотало внутри. Вот первый разворот, вот второй. Какое странное чувство. Оно перекатывается внутри, словно волны. Это не страх, нет. Это волнение! Марыся чуть выпрямилась. На лице появилась улыбка. Она повторяла движения инструктора с удовольствием и радовалась. У неё получалось.

 Лыжи почувствовали, как перестали дрожать ножки девочки. Как быстрая волна тепла побежала и оказалась внутри лыж. Защекотала, развеселила. А Марыся в это время кричала:

 – Я не боюсь! Я больше не боюсь!

 

***

 – Это было здорово! Как сейчас помню радость и волнение! – воскликнула левая лыжа.

 

 – Такое разве забудешь? – подхватила правая лыжа. – И никакие Опасности и Неприятности…

 – Кстати, про Опасности и Неприятности-то мы вам не рассказали, – прокашлялись старые лыжи. – Семейство Опасностей и Неприятностей уже много тысяч лет обитает на нашей горе. Летом они дремлют в травяных подстилках да покуривают сухие корешки, зимой выходят на поверхность и начинают свою охоту.

 Опасности, то есть те случайности, которые могут и не наступить, зыркают глазами вправо-влево, выискивая возможность насолить нам и доскам, как они называют сноуборды. А Неприятности, случайности, которые наступают, без конца похохатывают да строят рожи.

 – А почему они нас не любят? – спросили маленькие лыжи.

 – Да не почему. Просто из вредности. Характер у них такой. Ну так вот, каждую зиму мы с ними сталкиваемся. Столько лыж от них пострадало, не сосчитать. И людей, конечно. Но если лыжник старательный и вдумчивый, то бояться их нечего.

 – Да-Да! У нас уже была такая встреча.

  

Я качусь!

 

 Сашеньке было шесть лет. Она смотрела на красные лыжи с удивлением.

 – Они такие широкие, мама. Совсем не как мои, в которых мы ходим по лесу, – зазвенел весёлый голосок.

 – Это горные лыжи. Давай попробуем их надеть.

 Пока мама показывала Саше, как нужно ставить ботинок в крепление, лыжи насторожились. Они знали, что не у всех получалось надеть лыжу сразу правильно. Некоторые дети от этого начинали сердиться, а иногда и пихаться.

 – Самое главное – научиться гасить скорость, – говорила мама.

 – Что делать? – переспросила Саша.

 – Снижать скорость. На большой скорости ты не будешь успевать понимать, что делать. Поэтому для начала нужно научиться ездить медленно и плавно. Но ехать с горы медленно – это непросто.

 Саша внимательно слушала, и лыжи чувствовали, как наполняются интересом и лёгким волнением. Неприятности и Опасности время от времени появлялись и, зевнув, исчезали. Они не любили, когда дети слишком внимательно слушают, как нужно спускаться с горы. Но одна опасность пристала к левой лыже куском льда и пучила глаза.

 – Немедленно уходи! – шикнула левая лыжа.

 – Бя-бя-бя, – ответила Опасность, но никуда не делась.

 Ноги у Саши разъехались, и она шлёпнулась на снег. Лыжи опять насторожились. Они-то знали, как никто другой, что дети по-разному ведут себя, если неожиданно падают. Бывает, после такого падения лыжам пребольно достаётся. Но звонкий смех раздался над удивлёнными лыжами. Саша не могла подняться и от этого веселилась всё больше.

 – Какая смешная девочка! – радовалась левая лыжа.

 – Не сердится совсем! – добавила правая лыжа. – И голосок у неё такой весёлый. Ни с кем не спутаешь.

 Саша встала, увидев приставший кусок льда к лыже, стряхнула его и больше не падала. Она поняла, что забраться в горку возможно только боком. Увидела, что ехать нужно не выпрямившись палкой, а согнув в коленях ноги. Девочка внимательно слушала маму, смотрела на проезжающих лыжников и делала также. Скатившись, осторожно ставя лыжи плугом, Саша добилась того, что смогла спуститься без помощи мамы.

 – Ты подумай, какая упорная, – восхищалась левая лыжа.

 – И какая сообразительная! Всё схватывает на лету. Даже Неприятности все, зевая, спрятались, а Опасности задремали. Скучновато-то им.

 – Саша, пойдёшь со мной на высокую горку? – спросила мама через несколько дней катания.

 – Пойду, – уверенно ответила Саша.

 Её уверенность и решительность сразу передалась лыжам, и они почувствовали приятное волнение от ожидания высоты и скорости. Забравшись на гору, Саша начала спуск. Приходилось быстро менять направление. Лыжи радовались, водя носами то вправо, влево.

 – Хо-хо! Наконец-то и мы едем быстро и ловко!

 – Эге-гей! Вот он – настоящий спуск!

 Всё произошло неожиданно. Левая лыжа увидела надвигающуюся Опасность со страшным перекошенным от ярости лицом. Это была одна из тех видов опасности, которые таилась не в горе. На Сашу нёсся сноубордист. Столкновение было неизбежным. Лыжи видели, что Саша не замечает надвигающейся беды. Лыжи посмотрели друг на друга. В таких страшных ситуациях они всегда шли на маленький подвиг, сами отскакивая от детских ножек при столкновении, чтобы маленький лыжник ничего себе не сломал. Но не всегда такие действия заканчивались хорошо для самих лыж.

 Бах! Саша упала и покатилась кубарем. Левая лыжа отстегнулась первой и улетела за огражденье. Гора была высокой и правая лыжа зажмурилась, понимая, что больше никогда не увидит свою сестру. Сама она осталась лежать недалеко от Саши. Девочка открыла глаза. Всё лицо было в снегу. Огромная Неприятность с перекошенным лицом усмехнулась и, быстро вскочив на сноуборд, унеслась вниз. Саша поднялась и ковыляя дошла на своей лыжи.

 – Вот как получилось, – вздыхая, сказала девочка.

 Она не плакала, только тихая грусть проникла в правую лыжу. Тут же подъехала Сашина мама, ещё несколько человек помогли девочке отряхнуться. Все спрашивали, всё ли в порядке. Да, всё было в порядке. Только не было левой лыжи.

 – Нужно спускаться, – сказала Сашина мама. – Оставляй лыжу и пойдём.

 – Как оставляй? – удивилась Саша.

 – У неё больше нет пары. Непарные лыжи выбрасывают.

 Саша с ужасом посмотрела на лыжу. А лыжа, зная о том, что так оно и есть, почти перестала слышать и видеть от горя.

 – Мама. Подожди. Я сейчас.

 Саша осторожно подошла к краю спуска. Как такового ограждения не было. Только верхушки елей торчали частоколом. И тут между колючих лап Саша увидела свою лыжу. Он не упала в пропасть, а застряла в еловых лапах.

 – Мама! Мама! Помоги мне. Подержи! Я её вижу. Я смогу её достать!

 – Нет, что ты! Нет! Мы не сможем её достать.

 Правая лыжа слушала этот разговор, замерев. Она понимала, что решается не только судьба сестры, но и её судьба. Саша не успокаивалась. Он схватила маму за руку и повторяла:

 – Так нельзя её бросить, ты сама говорила, друзей в беде не оставляют.

 – Говорила на свою голову. Но это просто лыжа.

 – Не просто лыжа! Она меня кататься научила.

 Мама посмотрела на Сашу, вздохнула и ответила:

 – Тогда ты меня держи.

 Тут один очень высокий дядя, который остановился, чтобы передохнуть, услышал их разговор и сказал:

 – Хорошая у вас девочка. Давайте я попробую достать эту лыжу.

 Совместными усилиями лыжу смогли достать.

 

***

 – Да… Я помню этот случай очень хорошо, – сказала, вздохнув, левая лыжа и, прижавшись к правой, добавила. – Хорошо, что ты у меня есть.

 – А ты у меня. И здорово, что есть такие замечательные дети.

 Дверь скрипнула и отворилась. Вошёл молодой парень. Лыжи хорошо его знали. Это он выдавал их в прокат. Паренёк протёр пыль на стойке и приступил к осмотру своего инвентаря.

 – Что это? – с надеждой спросила левая лыжа.

 – Это пришла зима, – ответили старые лыжи.

 А на следующий день дверь отворилась, и лыжи услышали такой знакомый весёлый голосок:

 – Здравствуйте! А мои красные лыжи ещё никто не взял?

  

 



Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

В ВАШИХ РУКАХ ВСЁ - ОТ РАЗВИТИЯ САЙТА ДО НОВЫХ КНИГ

Информация для истинных почитателей детской литературы

Люди в этой беседе

Комментарии (1)

  1. Гость

Давно знаю Ольгу и уважаю за талант, скромность и цельность - в смысле преданности Сказке. Несколько лет назад Оля помогла мне найти книгу детства...

Давно знаю Ольгу и уважаю за талант, скромность и цельность - в смысле преданности Сказке. Несколько лет назад Оля помогла мне найти книгу детства "Приключения Жакони" сибирского писателя Юрия Магалифа - потому что она настоящий сказочник сама - и коллекционер сказок <br />Оля, удачи и творческих побед! Наташа. :-)

Подробнее
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением