Писатель, переводчик, бард

Автор :
Опубликовано в: Десерт-акция. Проза.

Борис Вайнер родился в 1948 году в посёлке Буревестник на острове Итуруп (Курилы). По образованию и опыту работы - педагог и  журналист.  Как детский поэт и прозаик публиковался в "Колобке", "Искорке", "Трамвае", "Кукумбере", "Веселых картинках", "Мурзилке", "Огоньке", "Читайке" и т.д.. Автор ряда книг, прежде всего детских, вышедших в различных издательствах России и СНГ:  “Нинзя из Самураевки”, “Ни капельки не страшно”, “Чудесное зеркало”, куда вошли лучшие стихи, сказки, рассказы и переводы Бориса Вайнера.  По его сценариям  снимались сюжеты "Ералаша", в театрах поставлены несколько его пьес-сказок - последняя на данный момент премьера состоялась весной этого года в казанском театре кукол "Экият" ("Сказка"). В Казани, где Борис Григорьевич живёт, он известен также как бард, автор-исполнитель песен, в том числе детских.

http://video.yandex.ru/#search?id=28741164-05-12&where=all&text=%D0%91%D0%BE%D1%80%

D0%B8%D1%81%20%D0%93%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%B

5%D0%B2%D0%B8%D1%87%20%D0%92%D0%B0%D0%B9%D0%BD%D0%B5%D1%80

Борис Вайнер - член Союза писателей России и Татарстана,  заслуженный деятель искусств Татарстана. Он удостоен премии имени Горького (2007), Более десяти лет он является литературным консультантом молодежного творческого объединения “Белая ворона”, председателем жюри Открытого фестиваля поэзии и авторской песни “Галактика любви”, а также членом жюри многочисленных конкурсов детского творчества.

 

ВАРЕНЬЕ

 

  Варенье удалось на славу. Бабушка зачерпнула из медного тазика полную деревянную ложку, полила из неё на блюдечко и хитро прищурилась.

 - Сегодня оно у меня необыкновенное! – сказала она.

 Было жарко. О стекло веранды бились, не находя форточки, две глупые осы. Борька отложил кубик-рубик, с которым возился уже минут десять, и посмотрел скучающе:

 - А чего в нем такого? Варенье как варенье.

 - А вот и нет! Кто его попробует, сразу поумнеет.

 Борька хмыкнул.

 - Хочешь верь, хочешь проверь, - добавила бабушка.

 Борька зевнул. Он жил на свете девятый год и к чудесам относился скептически.

 Бабушка накрыла тазик большим полотенцем и вышла.

 Осы перестали биться о стекло.

 Затем одна из них прожужжала мимо Борькиного носа  и приземлилась прямо на блюдце. Борька молча наблюдал, как она старательно набирает в хоботок бабушкиного варенья. Закончив с этим, оса снова прожужжала мимо и вылетела в раскрытую форточку.

 А над вареньем уже трудилась другая оса.

 Форточку она тоже нашла с первой попытки.

 Борька сидел и смотрел.

 Через пару минут в форточку влетела целая ватага ос. Они строем спикировали на стол и таким же строем промчались назад, оставив блюдце пустым.

 Борька схватил деревянную ложку, набрал из тазика и вылил на блюдце.

 Осиный рой его даже напугал, хотя осы не обратили на него никакого внимания. Когда они наконец улетели, Борька зачерпнул полную ложку варенья и залпом проглотил.

 Он мучил кубик целый час.

 Кубик был как заколдованный.

 В конце концов Борька его бросил и весь остаток вечера думал о том, как всё-таки скучно в этом мире: ни привидений тебе, ни динозавров, ни инопланетян. И вообще ничего такого.

 А за окном жужжали две осы.

 - Ну-с, -  говорила первая, - а как вы объясните феномен нашего юного друга? С игрушкой не справился!

 - Полагаю, это особый случай, - отвечала вторая.

 - Слабо развитое пространственное мышление?

 - Именно. Тут ложечкой не обойдёшься. Вот разве банку.

  

Домашние

(Истории из цикла)

 

 ШУР ШУРЫЧ

 

 Шур Шурыч всегда всем недоволен.    

 - Дома им не сидится!..

 Вчера у Алёны были гости.

 - Вон сколько мусору нанесли!.. А я убирай!

 Он ходит по углам и подбирает фантики, обломки печенья, пуговицы, резинки для волос, ленточки, лоскутки, засохшие листики, клочки кошачьей шерсти, отставшие от ботинок сухие кусочки земли и много чего ещё, не говоря уже о пыли. Он залезает под стол и под тахту, возится на шкафу и за шкафом, роется под вешалкой, копошится между стеной и холодильником, карабкается на книжные полки.

 - Да когда ж это кончится! – говорит он. – А ведь вчера всё блестело!

 Вчера он говорил то же самое. И позавчера. И неделю назад.

 Иногда он обнаруживает что-нибудь особенно возмутительное.

 - Что это?! –  восклицает он, потрясая трофеем. Хотя прекрасно видит, что это  не кремовое пирожное и не птичка колибри, а шарик для пинг-понга. Но ему важно высказаться.

 - Почему ЭТО на полу? – продолжает он. – ЭТОМУ место в коробке! ЭТИМ можно подавиться! ЭТО можно раздавить, и потом точно придётся выкинуть!

 С ним никто не спорит, потому что Шур Шурыч всегда прав.

 Жвачку он ненавидит.

 Он топчется вокруг неё битый час, пытаясь отодрать от стула или спинки кровати. Обычно сил у него не хватает, и Алёне приходится помогать.

 - Ох попадись мне тот, кто её выдумал! – пыхтит он.

 Вряд ли Тот-Кто-Выдумал  или хотя бы Тот-Кто-Прилепил ему попадутся. А интересно было бы посмотреть.

 Однажды на кухне, в углу под буфетом, он поймал Мышь.

 Мышь была тёплая и шевелилась, и Шур Шурыч растерялся. Он никак не мог определить, должен ли он иметь с ней дело. Тут Мышь пискнула, и Шур Шурыч решил, что не должен. Тогда он смущённо кашлянул и отпустил ЭТО. И потом долго мучился сомнениями.

 С пылесосами такое тоже бывает.

 

  МОТЯ

 

 Холодильник Мотя бегает за Юлькой по квартире  и канючит:

 - Я полный! Полный я!.. Ну возьми чего-нибудь! Съешь кусочек!

 - Отвяжись! – отвечает Юлька. – Я сама полная! Восемь кило лишних! Весь класс на физкультуре смеется!..

 Мотя переключается на Женьку:

 - Жень! Ну хоть ты выручи! Варенья хочешь?

 - Да-а, варенья! – говорит Женька. – Я вон позавчера съел баночку, пока никого не было, так потом живот болел!..

 - А ты только ложечку!

 - Знаем мы твою ложечку! В тот раз уговорил, а вышло до дна!  Вон Томке предложи.

 Томка с пустышкой во рту спит в коляске. Мотя на всякий случай заглядывает туда, а потом уныло брёдёт на кухню. 

 Оживляется он только вечером, когда приходят взрослые.

 - Марина Львовна, дорогая, – мурлычет он. – У меня, между прочим, на  средней полке –  ваши любимые шанежки. Домашние!.. А на нижней!.. Андрей Сергеич! На нижней – шашлык!..  А, генацвале?

 Родители переглядываются и качают головой.

 - У нас диета, - виновато говорят они. – И мы ещё минералки по пути дёрнули, червячка заморить.

 - Червячка! Вы раньше меня уморите!.. – Мотя шлёпает к бабушке. – Варвара Петровна! На вас последняя надежда! Холодец в морозилке! Свежий!

 Бабушка вздыхает:

 - А печень?

 - Есть печень! – радостно вздрагивает Мотя. – Жареная!

 - Моя печень! – говорит бабушка. – Она этого не перенесёт!..

 Мотя снова ковыляет на кухню и забивается в свой угол: «Ничего, ничего! Ночью поглядим, какая такая у вас диета. Небось до утра ко мне бегать будете!..»

 

 

 БРОНЯ

 

 - Вот возьму и не откроюсь! – говорит Броня.

 Броня – это дверь. Ударяйте Броню правильно – на первый слог.

 - Почему это ты не откроешься?

 - Потому. Кто меня ногами пинал?

 - Когда это? – возмущается Пашка.

 - Вчера.

 - Я не пинал. Я ботинки стряхивал.

 - Ага!

 - А что мне – мокрый песок домой заносить?

 - Это твоё дело. Стряхивай на лестнице.

 - Ты же всё равно из нержавейки!

 - А это моё дело.

 Пашка пытается повернуть в замке ключ. Ключ не слушается.

 - Бронь, ты чего – серьёзно?

 - А что у тебя с ключами?

 - Что у меня с ключами?

 - Это я спрашиваю: что? Ты чем вчера открывал?

 - Ключом.

 - Каким?

 - Ну, от подвала. Перепутал.

 - Ага! Ты путаешь, а я виновата.

 - Ну извини. 

 - Бабуля потом полчаса с замком возилась.

 - Я же сказал – извини. Слушай, мне вообще-то уроки делать надо!

 - Надо же, вспомнил. Есть, что ли, хочешь?.. А живопись видел?

 - Какую ещё живопись?..

 На стене напротив Брони нарисовано сердце со стрелой и написано: «Паша плюс Катя получится…».

 Пашка краснеет.

 - Это не я. Я сотру.

 - Ещё бы ты тут упражнялся! А что за Катя?

 - Из параллельного…

 - Это рыженькая такая, на день рожденья приходила?

 - Ну.

 - Симпатичная.

 - Ну, - Пашка грустнеет на глазах. – Только она со Славиком ходит. Из «Б» класса.

 - Да-а?..  – говорит Броня. – Погоди-ка. А фонарь под глазом у тебя случайно не из «Б» класса?

 Улыбка у Пашки получается кривая.

 - Ну, допустим… А что?

  Наступает тишина. Затем ключ в замке поворачивается сам собой.

 - Ладно уж. Заходи, горе моё.

 

 

                                   ПАША И КЕША        

 

 Паша и Кеша – это стол и стул. Они знают друг друга давно и очень дружат. Если к ним прислушаться, можно узнать немало новенького. Или во всяком случае того, о чём вы никогда не задумывались.

 -  А у тебя такой спинки нет! – говорит Кеша.

 -  Футы-нуты, ножки гнуты! – отвечает Паша. – Зато и радикулита!

 На Кешу никогда не стелют скатерть и не водружают огромного блюда с пирогом. А на Пашу стелют. А что на него ставят, до утра можно перечислять.

 Когда на Кешу садятся – это в порядке вещей. А когда на Пашу – верх невоспитанности. А ещё встречаются люди, которые сидят на Кеше, а на Пашу кладут ноги. Кеша в подобных случаях просто опрокидывается от возмущения.

 Кеша стройнее. Ему идут костюмы и платья. Он отлично танцует. А иногда и скачет не хуже лошади. А Паша… Можете вы вообразить, чтобы стол танцевал? Зато Паша крепче. Не зря стулья на столы время от времени ставят, а наоборот – никогда.

 Особенно доволен собой Паша бывает на следующий день после праздников.

 - Видал? – говорит он чуть устало. – Одних тарелок сорок четыре!

 - Видал, – говорит Кеша. – Зато меня Зинаиде подставили.

 Зинаида поёт в группе  «Шестнадцать тонн». И чуть меньше весит.

 - Да-а… – говорит Паша. – Ты как себя чувствуешь?..

 Сам Паша уверен, что выдержит и штангу, и цирковых силачей с гирями. Просто пока не случилось.

 Кеша может складываться и раскладываться.

 Как зонтик или палатка.

 А Паша – складываться и раскладываться, а еще – раздвигаться и сдвигаться.

 Как дверь в японском доме. Или как брови.

 На Паше играют в игры. В шашки, нарды, пинг-понг и даже в хоккей. А на Кеше – никогда.

 В честь Паши названа целая комната – столовая. И большой город – столица. А в честь Кеши – ничего.

 Зато у Кеши масса родни – скамейки, табуретки, кресла, лавки, пуфики, шезлонги и даже качели. А у Паши – школьные парты да бильярд. Столы вообще очень одиноки. Ну сколько столов может быть в комнате? А стульев с родичами – сколько угодно.

 На днях Паша с Кешей слегка поссорились.

 Они выясняли, кто из них родственник Рэмбо. Вы не скажете, он  всё-таки СтОллоне или СтУллоне?

 

 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Прочитано 1807 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА

В ВАШИХ РУКАХ ВСЁ - ОТ РАЗВИТИЯ САЙТА ДО НОВЫХ КНИГ

Информация для истинных почитателей детской литературы

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением