Рисунок Дм. Ильина

 

 

 

Дорогие женщины!

Наверно, сейчас уже никто не вспомнит, кому в голову пришла идея отказаться от политики и праздновать 8 марта просто, как женский день.

Скорее всего, это получилось исподволь. Так сказать, народное коллективное творчество.

И это здорово!

 Потому, что весна. Природа оживает, и каждая женщина становится  немножко феей…

Ну, а если эта женщина постарше, она становится доброй волшебницей.

Поздравляем!

Желаем!

Любим!

                                                              Примите наши поздравления - и в шутку, и всерьёз.

                                                                                          Редакция МТОДА

 

  Юрий Пусов

Солнечная мама

 

- Лови! Лови!

- Сейчас ка-ак поймаю! Да ка-ак съем!!

Солнечный зайчик скакал по шкафам, стенам, по дивану, столу и стульям, а мама прыгала следом. Митя хохотал, управляя лучом, и думал, что у него самая лучшая мама на свете. Только его мама с удовольствием играет в мяч и прыгает на скакалке. Только ему мама разрешила купаться в пруду под дождем, а потом они вместе радовались радуге. И только они с мамой ходили ночью на берег искать забытую кепку и нашли ее, да еще и ежа видели на обратном пути. Митя задумался, вспоминая, улыбнулся и не успел отвести зайчика в сторону. Мама прыгнула и…

- Ам! Съела! – объявила она и встала, слегка запыхавшаяся, напротив раскрытого окна. Солнце осветило ее, выделило силуэт, а волосы в растрепавшейся прическе вдруг вспыхнули, словно протуберанцы в солнечной короне.

- Ты что, правда его съела? – удивился Митя.

- Конечно! Теперь мне будет всегда тепло! Даже зимой.

- И светиться будешь в темноте?

- Только тогда, когда это будет нужно!

С того дня Митя всё ждал, когда же мама вдруг засветится. Однажды вечером выключилось электричество, и мама принесла с собой свет. Митя обрадовался, выскочил навстречу, а у мамы в руке свечка горит.

- Мама, ну когда же ты покажешь, как светиться умеешь?!

Улыбнулась мама, обняла сына свободной рукой, поцеловала в вихрастую макушку.

- Всему своё время, сынок.

Папа, когда узнал, чего сын желает, вдруг серьезным стал.

- Люди светиться не умеют, - сказал. – Ты большой уже, понимать должен.

- Люди не умеют, - упрямо кивнул Митя, - а мама может всё!

И продолжил ждать. Каждый вечер, когда мама обнимала его перед сном, Митя чувствовал исходящее от нее солнечное тепло. А когда она гасила ночник, смотрел ей вслед, пытаясь уловить солнечный отблеск.

Но вот однажды Митя увидел как мама, стоя у зеркала, рассматривает и поглаживает свой округлившийся живот.

- Что случилось? – спросил он.

- У тебя скоро будет братик.

Мама посмотрела на Митю, ее взгляд лучился счастьем.

- Это солнечный зайчик вырос у тебя внутри, - понял Митя. – Скоро ты станешь мамой солнышка!

Митя крепко обнял мамин животик и подумал, что когда родится братик, мама точно засияет!

 

Рисунок Екатерины Румянцевой

 

Раиса Куликова

« Ра-ра-радости не скрою…»

 

Данилка! Данилка ! - зовет мама. Но   Данилка   не слышит, он играет в   новую пожарную машину. Он, Главный пожарный, а  под кроватью  пожар.   Но вот беда: вода в машине  закончилась. Тогда  Главный пожарный   вызывает по мобильнику  подмогу.

-         Данилка!  -   строго  говорит мама, входя в детскую.

-   ТРРРРР… Ну что тебе, мамуль? - недовольно  спрашивает   Главный пожарный, не отрываясь от тушения пожара.

-        Даня, почему ты опять не помыл за собой   посуду? – возмущается  она. -  Мы же с тобой сто раз  договаривались.

-         Женщина, не подходите близко,  сгорите! - строго предупреждает    Главный пожарный.

- Не  волнуйтесь. Женщина  сделала из  несгораемого материала, -  вздыхает  мама. -  Давай поговорим, сын. Ты же серьезный  человек - Главный пожарный.

-         Да, я - Главный, - говорит гордо Данилка. – Ппоэтому мне некогда    разговаривать. Главного пожарника срочно вызвали  в  Америку  на совещание по пожарам. Во-он, видите:  самолет  уже  прилетел…Трррррррр …»

-         Задержитесь на минуточку, господин  Главный пожарный. Самолет подождет. Давайте сначала  проведем совещание по посуде, - улыбается мама,  усаживая сына на диван.- Почему, ты не моешь ее за собой, Даня?

-         А ты не можешь  помыть? Ты же  работаешь мамой…

-          Я могу, но  у меня много дел. А  ты -  мой Главный   помощник. Не забыл?

- Помню.  Но мыть посуду, мамулечка,  такая скучная работа. Это же… это же   тебе не пожары  тушить.

- Воробышек,  послушай. У каждой работы есть две стороны. Одна скучная, а другая  интересная, веселая.  Поэтому надо на любое дело смотреть с интересной стороны, тогда оно быстрее   делается.

-Да?

-Да!  А у посудомоечной работы, между прочим,  есть даже ЧУДЕСНАЯ сторона!

- Что-то  мы ее  совсем не видим, мама, -  вздыхает Даня. -  Где  это чудо,  прячется?

-         А вот где!  – таинственно шепчет мама. - ГРЯЗНАЯ   посуда превращается в  ЧИСТУЮ,  на глазах  молодеет. Разве это не чудо?  Для этого только  и надо  ее помыть. А чтобы тебе было веселей мыть, я   сочинила посудомоечную песню… От твоего имени, конечно.

-          Лучше бы ты, мама, - улыбается Данилка,- от моего имени, посуду помыла.

Мама  тоже улыбается. Она  вместе с Данилкой    идет на кухню. 

На кухне  мама садится на   табурет и  начинает петь:

«Ра-ра-дости не скрою.

Я посуду мою, мою:

Две тарелки, поварешку,

Чашку,  блюдечко и ложку.

Это чудо! Просто чудо!

Стала чистою посуда!

-   Тра-ра-ра...- подхватывает Данилка. Песенка ему понравилась. Но мыть посуду надо!

-  Вот здесь потри и здесь…-  подсказывает мама.

-         Ладно…  Тру!  Тру! – говорит Данилка,  очень стараясь.

-          «Это чудо, просто чудо, стала чистою посуда»- поет мама, а Данилка  ей  вторит:

«Чудо. Чудо. Чудо. Чудо… «

-          Мама,  мама, смотри, смотри, что  выходит: ты рада, и я рад,  и вымытая посуда радуется, что стала чистой! Целый  вагон радости приехал к нам  домой!

-          Целый вагон! - улыбается мама. -  И  только оттого, что ты помыл посуду. Разве это не чудо, сынок?  Разве не чудо?

 

Эльвира Смелик

Неправильная мама

 

Мама долго уговаривала сына лечь спать, а тот без конца обещал: сейчас-сейчас, еще чуточки-пречуточки. Только мультик досмотрит. Или в машинки доиграет.

Мама начала сердиться.

- Смотри, Никитка. Завтра вставать рано. Опять тебя не добудиться будет.

- Что ты, мама! – возмутился Никита. – Я сам встану.

Он, и правда, сам встал. Проснулся и заметил: уже светлеть начало. А обычно, когда мама его будит, за окном еще темно.

Взглянул Никита на большие настенные часы, а там – без двадцати девять. А в школу к девяти надо.

Никита как подпрыгнул на кровати, чуть ли не до потолка, вскочил скорее, бросился в родительскую комнату.

- Мама! Проспали!

Мама лежала лицом к стене и даже не повернулась. Только недовольно пробурчала что-то и сердито ногой лягнула.

Никита затряс мамино плечо.

- Вставай, мамочка!

- Вот еще! Я спать хочу! – пробормотала мама и натянула одеяло на голову.

- Уже без пятнадцати девять! – отчаянно воскликнул Никита. – Мне в школу пора. А тебе – на работу.

Мама под одеялом зашевелилась, выглянула наружу, затянула несчастным голосом:

- Ой, Никитушка, что-то я сегодня плохо себя чувствую. Заболела, видимо.

И она громко и старательно закашляла. Совсем не по-настоящему.

Никита растерялся.

- А как же работа?

Мама расстроенно надула губы, но через секунду хитро сощурилась.

- Ты мне записочку напишешь, что у меня нога болела, и я ходить не могла.

- Какая нога? – опешил Никита.

- Вот эта! – мама выставила из-под одеяла правую ногу. – Палец большой болит. Ой-ой-ой! – громко застонала она и жалобно протянула: - Видишь, како-ой кра-асный!

Никита уставился на мамин палец.

Вовсе он не красный. Обычный – розовый.

- Ой-ой-ой! – опять застонала мама. – Как мне плохо!

А часы уже ровно девять показывали. На первый урок Никита точно опоздал. На второй бы успеть!

- Да что ты пристал со своей школой? – рассердилась мама. – Подумаешь, пропустишь денек. Ерунда!

- Как это – ерунда? – не согласился Никита. – А что я завтра Анне Юрьевне скажу?

- Придумаешь что-нибудь, - мама нехотя села. – Ну-у, что у нас трубу прорвало, все вещи из квартиры смыло, и мы их целый день по этажам ловили.

У Никиты глаза изумленно округлились.

- Чепуха какая!

- Тогда сам придумывай, - обиделась мама. – А я есть хочу. Чего там у нас на завтрак? – она вопросительно посмотрела на сына.

Обычно на завтрак у них были бутерброды или каша. Что мама приготовит.

Никита так и сказал, но сегодня мама готовить ничего не хотела, а бутерброды и каша, она заявила, ей уже надоели.

Мама проковыляла на кухню, демонстративно припадая то на правую, то на левую ногу, распахнула холодильник.

- О-о-о, Никитка. Да у нас со вчерашнего дня шоколадный торт остался. Им и позавтракаем.

Никита обрадовался.

Шоколадный торт вместо каши – здОрово!

Мама выбралась из-за стола первая, Никиту не стала ждать. Оставила на столе грязную посуду, прошлепала в комнату, включила телевизор.

- Ура! Мое любимое кино показывают! – воскликнула мама радостно, потом сказала: - Никитушка, ты там со стола убери, а я потом вымою. Вечером. Или завтра.

Никита нехотя составил тарелки в мойку и тоже прошел в комнату. Пробовал смотреть мамино кино, но оно совсем неинтересным оказалось. Герои в нем только и делали, что плакали да целовались.

Тогда Никита поплелся в свою комнату, вывалил из коробки солдатиков, но только расставил их для сражения, мама появилась.

- Пошли гулять. Нечего дома сидеть.

- У тебя же нога болит, - напомнил Никита.

- Какая нога? – удивилась мама, но сразу спохватилась и пробормотала смущенно: - Так она прошла. Я ее, наверное, просто отлежала.

На улице было неуютно. Небо – низкое и серое. И ветер, так и не высохший, так и не согревшийся после ночного дождя. Мокрый и студеный. Он сразу забрался под куртку и прогнал по Никиткиной спине отряды колких мурашек. А маме – хоть бы что! Выскочила со двора на улицу.

- Смотри, Никита, какая огромная лужища! У-у-у! Глубокая, наверное.

Не успел мальчик ничего ответить, а мама уже прошлепала до середины лужи. Прямо в своих красивых туфельках!

Стоит, ногами притоптывает, любуется на разлетающиеся брызги. А потом прыгать стала.

Руками размахивает. Еще и песню запела.

- На асфальте ме-елом ты рисуешь ле-ето. Ласковое мо-оре трогаешь ладонью.

Никита смотрит на нее с открытым ртом и, что ему делать, не знает.

- Тополиный пух, жара, июль… - на всю улицу восторженно завопила мама, да ка-ак подпрыгнула, да ка-ак потом приземлилась… Точнее - приводнилась. Брызги полетели выше Никитиной головы, засверкали серебром. А мимо, как назло, дяденька проходил. Толстый, лысый и недовольный.

- Женщина! Вы в своем уме? – сердито прикрикнул он на маму.

Мама ойкнула, и спряталась за Никиту. Даже немного вперед сына подтолкнула, прямо под суровый дяденькин взгляд.

Увидев Никиту, толстяк нахмурился еще сильнее.

- Ты, мальчик, плохо за своей мамой присматриваешь. Ай-ай-ай!

Потом развернулся и пошел своей дорогой. А мама ему вслед язык показала.

Тут Никита заметил, что дрожит. От холода. Или от страха. Или от стыда. А, может, от всего сразу. Схватил он маму за руку и повел домой.

Простудится же с мокрыми ногами!

Дома пообедать решили.

Мама приподняла крышку кастрюли.

- Фу-у! Суп! Не хочу!

Она полезла в морозилку, вытащила большой, покрытый инеем пластиковый контейнер, от одного вида которого Никите стало еще холоднее.

- Мороженное! Класс! Вот пообедаем!

Никита нехотя ковырял ложкой твердую ледяную горку. Он так замерз на прогулке, что горячий суп съел бы с бОльшим удовольствием. Никита даже представил, как кусочки мороженого лежат в его замерзшем животе и не тают, и задрожал еще сильнее. Согрелся он, только завернувшись в одеяло. А мама сидела довольная, уплетала мороженое за обе щеки и поговаривала:

- Каждый бы день так обедать!

Потом они на компьютере играли. До тех пор, пока у Никиты перед глазами не зарябило.

- Не могу больше, - жалобно простонал мальчик. – В голове шумит.

Поужинали конфетами и мармеладом. Никита из-за стола еле встал. Живот у него разболелся,а во рту было та-ак сладко, что просто противно. Никите казалось, что и сам он стал сладким и липким. Шел из кухни и боялся к чему-нибудь приклеиться. И спать он отправился без лишних напоминаний. Так устал, что едва до кровати добрался. Но заснуть долго не мог. Из-за живота. А еще оттого, что в голове без конца палили компьютерные танки, а пучеглазые компьютерные свинки испуганно визжали: «Что завтра будет?»

Утром разбудил мальчика мамин голос:

- Никитка, вставай!

- Сейчас, – пробормотал Никита и хотел натянуть на голову одеяло, но почему-то передумал.

- Беги скорей завтракать! – добавила мама.

Никита в один момент слетел с кровати.

- Мама! А на завтрак у нас что?

- Каша. Овсяная.

- Каша! – радостно повторил Никита и уточнил, на всякий случай: - А торта нет?

Мама замерла изумленно.

- Ты даешь, сын! Торт ему с утра подавай!

- Нет! – поспешно замотал головой мальчик. – Не надо торта. Я лучше кашу.

Вот такая история случилась с Никитой.

Не скажу, что после нее Никита превратился в идеального ребенка, послушного-препослушного. Но мороженое вместо супа он уже не требовал, а спать ложился, если и не по первому маминому требованию, то по третьему – точно.

 

Лидия Гусева

Сказка для Бабушки

 

       Сидела я и горевала: приехала к бабушке на лето в гости, по подружкам страх как соскучилась, а они взяли да записались в летний городской лагерь. Подружки мои старше были, уже первый и второй классы закончили, а я еще в школу не ходила. Приходили они только вечером, разговоров было море. Я завидовала их взрослой жизни и сидела, скучая.

- Бабушка, я тоже в летний лагерь хочу! Там все мои подружки!

- Который в нашей школе, что ли разместился?

- Да. Ведь близко. Запиши меня туда. – Ныла я.

- Да ты ж из другого города, и не учишься еще!

Я в слёзы.

- Ну, погоди, не реви. Я поговорю со знакомой учительницей. Может, и возьмут тебя. – Успокоила она меня.

Конечно же, всё у бабушки получилось, и я начала ходить в летний дневной лагерь. Там всё было по распорядку: зарядка, завтрак, обед и полдник, кружки всякие, игры спортивные, и даже дневной сон. Мне очень нравилось, а главное, с подружками вместе. В пятницу за нами должен был приехать автобус. Нас везли на целый день в Центральный Городской Парк, где карусели, аттракционы, лодки, а также очень хотелось попасть в комнату смеха. Бабушка, любительница посмеяться, решила ехать с нами. Вот и подошла пятница. Ух, как она мне запомнилась на всю жизнь!

Мы с бабулей поднялись в автобус, заняли хорошие места, я, конечно же, у окошка. Все расселись, а воспитательнице места не хватило, и она встала около нашего сиденья, держась за перекладину. Бабушка, увидев это, прошептала мне на ушко: «Уступи место воспитательнице», и встала сама. Я похлопала ладошкой по пустому сиденью и сказала: «Садитесь, Елена Петровна!» Только через секунду поняла, что сделала что-то невероятно плохое! Бабушка посмотрела на меня слишком серьёзно и с грустью.

- Садитесь, садитесь, пожалуйста. – Подтвердила она мои слова.

Воспитательница села. Я, спохватившись, начала просить бабушку занять моё место у окошка, но она не согласилась. Так и простояла всю дорогу. Больше я не могла поднять глаз на неё, мне было очень стыдно и совестно. Меня уже не интересовали виды из окошка, ни будущие карусели, тем более, комната смеха. Рот мой не открывался целый день, бабушка тоже была не весела. Вечером я мучилась, что бы придумать, как искупить свою вину? И тогда решила сочинить сказку про себя бестолковую и рассказать бабушке на ночь.

- Бабуленька, не сердись на меня. Я тебе сказку сочинила.

Она улыбнулась.

- Ну, вот слушай. Жила-была принцесса. По пятницам у неё был приемный день. В большой зале стоял высокий трон. Она садилась и принимала посетителей, которые приходили с просьбами или жалобами. Вдруг в зал вошла старенькая, престаренькая женщина с палочкой в руке. Ноги её еле передвигалась, вместо одежды были лохмотья. Принцесса тут же встала, подскочила к старушке и повела её к трону.

- Садитесь, бабушка, садитесь! Вам трудно стоять.

Старушка важно уселась, а придворные, которые стояли рядом, презрительно отвернулись и прикрыли нос платочком.

- С чем вы, бабушка, пришли? Что хотели попросить? – Начала беседу девушка.

Старушка как рассмеётся, да и говорит:

- А я и пришла просить – посидеть у тебя на троне!

Все вокруг начали хохотать.

Баба Дуся моя тоже прыснула от смеха, чему я очень обрадовалась, и продолжила свою сказку.

А старушка вдруг превратилась в красивую волшебницу, встала с трона и сказала:

- Хорошей ты будешь королевой, раз уступаешь место старшим! И принца настоящего ты повстречаешь! Мир и покой будет на вашей земле! – И она исчезла.

- Бабуль, ты меня не разлюбила? – закончила вопросом я. – Всегда- превсегда я теперь буду уступать старшим место.

- Ладно. Посмотрим. Проверим, - держалась бабушка строго, но я видела, как она сдерживала смех. – А ну-ка подвиньтесь, Ваше Величество! Дайте-ка прилечь старенькой бабушке! Уступите ваше королевское местечко!

Мы рассмеялись от души, крепко обнялись и счастливо заснули.

Рисунок Екатерины Румянцевой

 

Дмитрий Сиротин

Сказка на ночь

 

– Бабушка, расскажи мнесказку!

– Какую сказку, Мишенька? Про Курочку Рябу или про Колобка? А то давай «Репку»?

– Не-а, баб, лучше про Бэтмена!

– Господи! Что ещё за Бэтмен такой?!

– Как «кто такой»?! Это же супергерой, человек-летучая мышь! Крутейший чувачок!

– Да? Надо же… А я про него сказок не знаю…

– У-у-у, бабуль…

– Ну ладно, ладно, слушай, горе ты моё луковое! Жил да был этот твой…как его…

– Бэтмен!
– Он самый. Посадил Бэтмен репку…

– Какую репку? Ты что, бабуля?! Зачем Бэтмену репки сажать? Он преступников сажает!

– Милиционер, что ли?

– Что-то вроде того, только добрый и с крыльями. Ловит разных бандитов! Пуф! Паф!!

– Ну ладно, ладно, разбуркался – не заснёшь… Давай ручки под щёчку – и дальше слушай.

– Ага!

– Ну вот. Посадил, стало быть, Бэтмен бандита. Вырос бандит большой-пребольшой… Стал Бэтмен его из земли тянуть. Тянет-потянет, а вытянуть не может.

– Ты что, бабуль? Бэтмен же супермен! Силач! Как же он бандита вытянуть не может?

– Как-как! Шибко глубоко посадил – и вот результат. В общем, делать нечего, позвал Бэтмен бабку…

– Ха-ха-ха, какую ещё бабку?! Ему теперь другой супергерой нужен на подмогу! Терминатор, например!

– Бог с тобой, Тем… Темр… Терминатор так Терминатор! Чем бы дитё не тешилось… Вот, значит, Терминатор за Бэтмена, Бэтмен за репку… тьфу ты, за бандита… Тянут-потянут – а вытянуть не могут!

– Ха, слабачки!

– Да. Видно, мало каши кушали. Позвал тогда Тем… Трям… Трюминатор Жучку!
– Ха-ха-ха! Терминатор?! Жучку?!

– Чем тебе Жучка-то не супергерой?

– Ну, баб, ты не понимаешь… Вот Шрек – совсем другое дело!

– Мать честная, а это кто?!

– О, бабуль, это такой наикрутейший зелёный парниша!

– Наплодят нечисти, а дитё потом с ума сходит… Ладно уж. Давай по порядку, а то бабушка старенькая, могёт и запутаться. Значится, Шрек за Терминатора, Терминатор за Бэтмена, Бэтмен за бандита, тянут-потянут – а вытянуть не могут! Позвал Шрек Мурку…

– Мурку?! Да ты что, бабусь? Тут без Спайдермена не обойтись!

– Ой, лишенько, лишенько! Это ещё что за зверь?

– Бабуль, ну ты что, английский в школе не учила? Спайдермен – это Человек-паук! Давай я сам дальше расскажу, а то ты ничего не понимаешь! Ну смотри. Спайдермен за Шрека, Шрек за Терминатора, Терминатор за Бэтмена, Бэтмен за бандита, тянут-потянут – а вытянуть не могут! Ну, значит, без Годзиллы не обойтись! Позвали Годзиллу! Бум! Бах! Трах!! Деревня в руинах – Годзилла пришёл! Теперь Годзилла за Спайдермена, Спайдермен за Шрека, Шрек за Терминатора, Терминатор за Бэтмена, Бэтмен за бандита – тянут-потянут – и…. вытянули бандита! Ура! Браво, супергерои! О майн гот, это было нелегко! Бэтмен форевер! И Терминатор тоже! Годзилла – два раза форевер! Бабуль, кстати, а зачем они бандита-то вытягивали? А, бабуль?

– Хр-р-р-р…

– Бабуля!

– Хр-р-р-р…

– БАБУЛЯ-А-А-!!!
– А-а-а! Что?! Куда?! Зачем?! Кто здесь?!

– Это я, твой любимый внук Миша. Я только хотел спросить: зачем они бандита вытягивали?

– Какого бандита? Кто вытягивал?

– У-у, бабуль. Совсем ты у меня старенькая. Спи уж, а я тебе колыбельную спою.

Баю-баю-баюшки-баю,

Не ложися на краю.

А не то придёт Кинг-Конг

Поиграть тобой в пинг-понг!

– Хр-р-р…

– Ну вот. Заснула наконец, горе моё луковое… Теперь можно и в компьютер поиграть!

 

Ирина Корсакова

Лучшее средство для похудения

 

Раз в месяц, страшно сказать, Софья Петровна травила тараканов! На деле, это происходило так: внука Федю отправляли гулять с дедушкой, а бабушка… Бабушка усаживалась перед кухонной мойкой и жалобно говорила:

-Дорогие мои, все понимаю… Но, не могли бы вы, наконец, куда-нибудь переселиться? Сухари посушить не успеваю, ягоды для варенья убегают от меня врассыпную, сахара хватает только на пару чашек кофе. Мой многолетний брак находится под угрозой! Муж считает, что я на старости лет стала плохой хозяйкой…

Тогда вперед выступал предводитель тараканов и ответственно заявлял:

-Что ж… Мы готовы пойти на уступки, но только в одном случае.

Софья Петровна, вздыхая, но, не теряя надежды, соглашалась… И неизменно проигрывала.

На этот раз Федя на прогулке капризничал, топал ногами, и рассерженный дедушка, не вытянув положенного времени прогулки, решил, что пора домой. Каково же было удивление обоих, когда вернувшись, они  обнаружили в начале длинного коридора у входа в квартиру большой кусок пирога.

-Что еще за напасть! – проворчал дедушка.

-Не напасть, а единственное наше спасение! – донесся из кухни жалобный голос Софьи Петровны.

Федя, прошмыгнув вперед деда на кухню, обнаружил бабушку наизготове перед насыпанной солью и перцем стартовой дорожкой.

-Бабушка, ты тренируешься? – изумленно спросил он.

-Если бы, - охнула она, промокая лоб салфеткой. – Спасаю дом от тараканов. По взаимному уговору – без лишних жертв. Только, что-то наши экономические потери с каждым месяцем становятся все больше, а поблажек никаких! – сурово добавила она. – Осторожно, не наступи на соперника. Только что был фальстарт, у меня остался последний шанс выиграть этот забег.

Огромный таракан надменно расправлял усы возле перчено-соляной дорожки.

-Так-так, - сказал дедушка, ухмыляясь. – А как посмотрят наши собратья по планете на замену в команде, так сказать?

Таракан хмыкнул. В рядах его поддержки неодобрительно замахали флажками из спичек и кусочков сыра.

-Мы против.

-А знаете ли вы, что международными Олимпийскими правилами, еще со времен барона Кубертена каждая команда имеет право на замену? Да и вам же лучше. А то, вдруг Софья Петровна не туда наступит… А бегать в очках Олимпийским комитетом запрещено! – солидно произнес дедушка.

Тараканы посовещались. Из рядов немногочисленной тараканьей оппозиции донеслось:

-Стыдно соревноваться с пенсионерами! Так держать, дед! Даешь  реформы! У рыжего в прошлом месяце от упавших очков были травмы!

Тараканы выпихнули вперед своего собрата с забинтованными усами.

-Цыц! – сказал главный Таракан.

Упоминание имени барона де Кубертена произвело свое впечатление.

-Валяйте!

-Что ж. – Дед ласково взял жену за локоток. – Петровна, отдохни. Мы делаем рокировку. Финиш, я так понимаю, в том конце коридора – у пирога?

Таракан кивнул.

Дедушка что-то шепнул на ухо Феде, и тот с радостью сменил бабушку.

Бегуны приготовились.

-На старт, внимание, марш!

Зря тараканья группа поддержки махала палочками, кусала с досады сыр и презрительно бросала спички в сторону противников. Когда через некоторое количество времени их лидер достиг начала коридора, там уже стояло все семейство Васильевых. Федя держал кусок пирога.

Усы таракана безжизненно опустились. В сумерках тараканий табор покинул квартиру.

-Я сбросила 5 килограмм за полгода, представляешь? Бег, кофе без сахара… - хвасталась Софья Петровна соседке.

-Да, что ты! Надо попробовать! – соседка одобряюще кивала головой. – Вот только отказаться от сладкого, боюсь, у меня не получится.

-Ничего, ничего, - улыбнулась Софья Петровна…

 

Подготовила Татьяна Шипошина

 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Прочитано 262 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА

В ВАШИХ РУКАХ ВСЁ - ОТ РАЗВИТИЯ САЙТА ДО НОВЫХ КНИГ

Информация для истинных почитателей детской литературы

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением