Подготовила Эльвира Смелик

Новогодние праздники уже закончились, зима в самом разгаре.

Дедушки Морозы нас поздравили, а как же Снегурочки? 

Снегурочки решили не отставать!

Правда, в школе началась третья четверть. Самая длинная. И самая важная, как любят говорить учителя. А на улице мороз и снежные сугробы. Самое время для зимних забав. Хочешь, катайся на лыжах или коньках. Хочешь, съезжай с высоких снежных город на санках или ледянках. Хочешь, лепи снеговика. Или, например, снежную морковку для снежного зайца. А, если повезёт, встретишь на улице свою Удачу.  Только не забудь одеться потеплее.

 

Кристина Стрельникова

Одежда для бегемота

 Представьте себе бегемота в платье. На ногах у бегемота – гамаши. Вид у бегемота страдальческий. Пыхтящий бегемот, неуклюже приплясывая, пытается втиснуть толстые ножки в огромные сапоги. Втиснул. Отдувается. Поверх платья у маленького бегемота  вязаный свитер, для которого остригли, наверное, целую отару овец. Бегемот представляет, как овцы ходили какое-то время голыми и мёрзли, бедняги, и всё для того, чтобы ему было душно в их шерсти. На бегемота в платье, в свитере и в гамашах напяливают пуховик. Сверху нахлобучивают шапку с помпоном, на который не лезет капюшон пуховика. Капюшон всё же натягивают, помпон сплющивается как может, и ворот куртки тут же сдавливает бегемотово горло. Но пытка не закончена. На страдающего бегемота ещё не накручен шарф, который, как гипсовый воротник, должен обездвижить шею, и без того придушенную свитером.

Бегемот крутит шеей и пытается сопротивляться.

 – Терпи, здесь тебе не Африка. На улице – тридцатиградусный мороз! – подбадривает бабушка бегемота.

Измученный, вспотевший, не видящий собственных ног из-за гипсовой шеи, он вываливается в тёмное зимнее утро.  

Бабушка машет из окна. Она довольна: внучке-бегемучке тепло.

Бегемот видит бабушку краем глаза и пытается повернуть к ней мордашку, чтобы улыбнуться в ответ. Он разворачивается вместе с шеей и туловищем, крепко привинченными друг к другу шарфом. Наконец маленький бегемот поднимает лапу в толстенной рукавице и плавно машет бабушке. Так, наверное, махали перед взлётом космонавты в скафандрах.  

У подъезда уже поджидает другой бегемот, по имени Юля.   

 Юля дышит в шарф: «Привет». А может, это и не Юля, как их различишь? Поздоровался – значит знакомый.

 И вот уже два бегемота бредут по улице, тяжело проваливаясь в снег. А справа и слева топают бегемоты, слоны и даже, кажется, мамонты. Ноги у них – как фонарные столбы. На одном, похоже, бронежилет под курткой, так она выпирает. А другого, судя по его экипировке, сегодня же отправят в космос.

  Куда же все идут? Вот они поднимаются на высокое крыльцо большого, ярко освещенного здания. На входе стоит охранник. Наверное, это какое-то секретное место. Кроме охранника плотной стеной стоят дежурные и придирчиво оглядывают всех входящих. Наверное, это сверхсекретное место.

  Бегемоты и слоны входят в специально отгороженные раздевалки и разоблачаются. Они сдирают с себя толстые шкуры и становятся всё тоньше и тоньше. На скамейки летят скафандры и бронежилеты, гамаши и болоньевые штаны, а также тонны овечьей шерсти.

Бегемоты вдыхают полной грудью, потом выдыхают с громкими криками и превращаются в учеников младших классов. 

Они уже узнают друг друга. Это видно по тому, как радостно они приветствуют друг дружку: толкаются и бьются рюкзаками. Ученики легко взбегают по ступенькам и буквально влетают в свой класс: видимо, им очень хочется учиться.

  Но учитель их разочаровывает.

– Ну чего вы пришли? – говорит он в нос. – Сегодня учиться нельзя. Мороз. По радио объявили. Идите по домам.

 Галдящая толпа скатывается по ступенькам в раздевалку. Там школьники снова превращаются в секретных бегемотов и слонов-космонавтов.

 Если нельзя учиться, это ещё не значит, что нельзя гулять! – решают бегемоты и бегут на горку.

 Мамонты, слоны и бегемоты просто обожают кататься с горки, и не придумали ещё такой одежды, которая могла бы им в этом помешать. 

 

Юлия Иванова

Заяц в холодильнике (в сокращении)

Аня с Бутявкой собирались на улицу. Ночью была самая настоящая метель: намело такие снежные сугробы, что девочке просто не терпелось в них поваляться.

  …Провожая дочку с собакой на прогулку, мама спросила:

  - Анечка, вы снеговиков лепить не собираетесь?

  - Обязательно слепим! - радостно ответила Аня, предвкушая удовольствие от прогулки.

  - Может быть, заодно слепите несколько морковок для снежных зайцев?

  - Для кого? - переспросили Аня с Бутявкой.

  - А я разве не говорила вам, что после первой зимней метели просыпаются снежные зайцы? - удивилась мама.

  - Нет, не говорила, - пожала плечами Аня.

  - Они просыпаются голодные, потому что спали всю весну, лето и осень, - как ни в чём не бывало, объяснила мама. - Так что если хотите сделать доброе дело, налепите им из снега морковок.

  …- А где их искать, мам, этих зайцев? - спросила Аня.

  - Увидеть их трудно, ведь они людям почти не показываются. Так что вы просто отыщите самый большой сугроб и оставьте около него морковки - зайцы их сами найдут. У них очень хорошее обоняние, - ответила мама.

  - Ладно, мам, мы пошли, - попрощалась Аня и запрыгала вниз по лестнице. Бутявка поковыляла следом - все-таки в скафандре прыгать было не очень удобно.

  На улице было чудесно. Зимнее солнышко ярко светило, и свежевыпавший снег весело искрился в его лучах. Аня попробовала слепить снежный комочек. Снег был мокрый и хрустел в руках - самый лучший снег для лепки снеговиков. Во дворе играли дети и с удовольствием катали снежные шары. Пара снеговиков уже таращились на окружающих глазами-шишками и улыбались нарисованными ртами.

  - И где же тут самый большой сугроб? - оглядываясь вокруг, спросила Бутявка.

  Аня внимательно оглядела двор. Снег лежал везде почти равномерно, только в тех местах, куда его сгребли дворники, высились большие кучи.

  - Нашла! - воскликнула Бутявка и показала на большой сугроб рядом с детской площадкой. Аня посмотрела туда. Действительно, расчищая детскую площадку от снега, его складывали в большую кучу. Видимо, попозже из этой кучи должна была получиться ледяная горка. А пока это был самый высокий сугроб во дворе.

  - Отличный сугроб! - одобрила Аня. И они с Бутявкой направились на площадку.

  - Никогда не лепила морковки из снега, - сказала девочка, не зная, с чего начать.

  - А ты лепи сардельки, - посоветовала Бутявка. - Сардельки слепить легче, и они ничуть не хуже морковок. Зайцы не догадаются.

  - Ты думаешь? - с сомнением спросила Аня.

  - Снег - он и есть снег! - уверенно сказала собачка и отошла поздороваться со знакомым бульдогом.

  А девочка начала лепить колбаски. Снег был такой "правильный", что колбаски лепились просто замечательно. Аня сделала уже десяток морковок и сложила их в кучку рядом с большим сугробом, когда к ней подошли знакомые мальчишки, Ванька с Данькой.

  - Привет, чего делаешь? - спросил Ванька.

  - Привет, - отозвалась Аня. - Морковки леплю.

  - Чего-чего? - удивился Данька.

  А Ванька засмеялся:

  - Все нормальные люди снеговиков лепят, а наша Анька - морковки!

  Бутявка тут же очутилась рядом с хозяйкой:

  - Нечего смеяться! Мы с Аней доброе дело делаем!

  - Какое такое дело? - непонимающе спросили мальчишки. С Бутявкой они были давно знакомы и уже не удивлялись, что она разговаривает.

  - Собираемся накормить голодных снежных зайцев! - важно ответила собачка.

  - Чего-чего? - снова удивился Данька.

  А Ванька насмешливо воскликнул:

  - Да что ты, Данька, веришь им что ли? Зайцев каких-то придумали!

  - Можете не верить, - сказала Бутявка. - Только не мешайте.

  Аня во время разговора сосредоточенно работала, и кучка со снежными морковками постепенно росла. Девочка не знала, стоит ли рассказывать мальчишкам про снежных зайцев. Во-первых, она и сама была не уверена, что мама не подшутила над ней. А во-вторых, если зайцы всё же покажутся, не станут ли ребята их ловить? Или обижать? Кто их знает, этих мальчишек, что им в головы взбредёт?

  Поэтому она помалкивала и надеялась, что Ванька с Данькой оставят их в покое. Так и получилось. Мальчишки потоптались немного рядом, понаблюдали за Аниной работой и, действительно, вскоре куда-то убежали.

  - У тебя хорошо получается, - похвалила Бутявка Анину работу. - Замечательные толстые сосиски.

  - Это морковки, - поправила её Аня.

  - Не важно, - сказала собачка и села рядом с кучкой. Охранять.

  Чуть погодя совсем рядом раздались шаги. Аня подняла голову и увидела, что это вернулся Данька. Один.

  - Может, тебе помочь? - предложил он. - Морковки лепить?

  Аня так удивилась, что даже не сразу ответила.

  - А ты умеешь? - спросила Бутявка.

  - А чего тут уметь? Катаешь колбаску, складываешь в кучку, - ответил мальчик и слепил первую морковку. - Тяп-ляп - и готово!

  - Тяп - ляп нам не надо, - улыбнулась Аня. - А помочь, пожалуйста.

  - А вы потом дадите на этих снежных зайцев поглядеть? - спросил Данька, присоединяясь к работе.

  - Это мы ещё посмотрим, - строго сказала Бутявка.

  - Мы сами не знаем, появятся ли они, - призналась Аня. - Я бы и сама хотела на них взглянуть.

  Данька хмыкнул, но продолжал лепить.

  - А где твой приятель? - спросила Бутявка.

  - Вон там, играет в снежки, - отмахнулся Данька. - Там много ребят, он не заскучает.

  Аня с Бутявкой переглянулись и больше решили мальчишку ни о чем не спрашивать. Лепить втроем было веселее.

  Вскоре гора снежных морковок стала таких размеров, что ребята решили пока закончить работу.

  - Ещё чуть-чуть и наша гора станет выше, чем самый большой сугроб, - сказала Бутявка. Она хоть и не слепила ни одной морковки, но искренне считала, что внесла посильный вклад в общее дело - развлекала ребят разговорами.

  - Да, на сегодня хватит, пожалуй, - согласилась Аня.

  - Не знаю, какой там аппетит у снежных зайцев, но тут морковки хватит, чтобы снежных динозавров накормить, - засмеялся Данька. - Что теперь будем делать?

  - Давайте поиграем во что-нибудь, - предложила Аня. - Только надо отойти подальше, чтобы зайцам не мешать, если они захотят попробовать наше угощение.

  Ребята так и сделали. Отошли в сторонку и решили слепить снеговика. Потом, скатав один нижний шар, передумали.

  - Что у нас во дворе всё снеговики, да снеговики? Скучно как-то, - сказала Бутявка. - Давайте слепим снежную собаку, например. Или снежного зайца.

  - Точно, давайте зайца! - поддержал Данька.

  - И собаку! - согласилась Аня.

  И они слепили сначала длинноухого зайца, а с ним рядом смешную собаку. А потом присоединились к Ваньке и другим ребятам на спортивном поле и стали играть в снежки. Только Бутявка не играла со всеми, а пряталась в ледяной крепости - она боялась, что снежный снаряд нечаянно залетит к ней под капюшон и там растает.

  День пролетел незаметно. Наступили сумерки. Дети стали разбредаться по домам - ужинать.

  Аня, Данька и Бутявка тоже собрались возвращаться. Мимо пробежал Ванька и крикнул им:

  - А вы видели, что там ваши заячьи морковки кто-то растаскал?

  - Шутит, наверное, - сказал Данька, но они всё же направились к высокому сугробу, чтобы самим посмотреть, что там произошло.

  Морковок на месте не было!

  Ребята переглянулись.

  Вместо кучи морковок осталось пустое место, а вокруг было полно следов. Их собственных, Бутявкиных и каких-то ещё.

  - Снежные зайцы? - неуверенно спросил Данька.

  - А кто же ещё? - ответила Бутявка и принюхалась.

  - Может, кто-то пошутил? - предположила Аня.

  - Чужаками не пахнет, - сказала собачка.

  - А чем пахнет? - спросил мальчик.

  - Пахнет нами и снегом, - ответила Бутявка. - И ещё Ванькой. Он долго стоял тут и на что-то смотрел.

  Они помолчали немного, а потом услышали крик:

  - Данька, давай домой! - это мальчика позвал папа.

  - Ну, мне пора, - сказал Данька. - Вас проводить?

  - Нет, спасибо, мы ещё задержимся, - ответила Аня.

  - Тогда до завтра, - попрощался мальчик и убежал прочь.

  А Аня присела на корточки рядом с тем местом, где лежали морковки:

  - Как ты думаешь, Бутявка, тут побывали снежные зайцы?

  Собачка не успела ответить. Послышался какой-то тоненький плач. Еле слышный. Аня даже не обратила внимания, но Бутявкины уши встали торчком.

  - Ты слышишь? - и она повернулась в ту сторону, откуда донеслись звуки.

  Плач послышался снова, теперь и Аня его заметила, потому что прислушивалась.

   - Кто это может быть?

  Они осторожно прокрались по детской площадке туда, где стояли слепленные ими заяц и собака.

  Бутявка обошла снежные фигуры кругом и остановилась.

  - Кто там, Бутявка? - спросила Аня и подошла к собачке. Прямо у подножья скульптуры сидел маленький пушистый зайчонок. Ушки его были прижаты, а глаза зажмурены. Он был похож на снежный комочек с лиловым носом и покрытыми инеем усами.

  - Это же снежный заяц! - ахнула Аня. Она ни секунды не сомневалась, что перед ней именно снежный заяц, хотя никогда в жизни не видела ни одного из них. - Почему он плачет?

  - Ты почему плачешь? - спросила Бутявка у снежного комочка.

  Зайчонок открыл глаза и что-то ответил. Аня не разобрала, что именно, потому что ей послышалось что-то вроде:

  - Мне-ме-ме-ка, по-те-ря-ка.

  Как ни странно, Бутявка перевела:

  - Он потерялся!

  - Ты его понимаешь? - удивилась Аня.

  - А ты нет? - удивилась Бутявка.

  - Мни-ни-не-ка, ме-ме-ка, вкус-ня-ка, - пролепетал зайчонок. А потом разразился целым потоком "мемеков" и "неняков".

  - Что он говорит? - спросила Аня.

  - Он говорит, что его зовут Хрусталик. Говорит, что зайцы целый день таскали наши морковки к себе в норки. А потом пришёл какой-то мальчишка и долго смотрел на то, что осталось от кучки. Зайцы попрятались кто куда. А наш зайчонок испугался и спрятался здесь. Он так боялся высунуться наружу и сидел с закрытыми глазами, что не заметил, как настал вечер. А вечером все снежные норки закрываются до утра.

  - Мне-не-ме-ка боя-ка, - грустно добавил зайчонок.

  - Он боится, - перевела Бутявка.

  - Какое красивое имя - Хрусталик, - сказала Аня. - Как же нам ему помочь?

  - Давай возьмём его домой? - предложила Бутявка. - Переночует у нас, а утром вернём его сюда. При свете он найдёт дорогу домой.

  - Хорошая идея! - сказала Аня. - Предложи зайчонку пойти с нами.

  Некоторое время Бутявка объясняла Хрусталику, что они придумали. Снежный зайчонок что-то "мемекал" в ответ.

  - Он согласен, - наконец, доложила собачка. - Ты можешь взять его на руки.

  Зайчонок оказался лёгкий, пушистый и очень холодный. Холоднее, чем кусок льда. Даже сквозь варежки у Ани сразу замёрзли руки.

  - Ой, он щиплется холодом! Пошли скорее, - позвала она Бутявку, и они

  бегом бросились домой.

  Запыхавшись, взбежали по лестнице и вошли в тёплую квартиру.

  - Ме-ка-та-ю! - вдруг слабо проговорил зайчонок.

  - Что-что? - переспросила Аня.

  А Бутявка испуганно перевела:

  - Ему, кажется, нехорошо...

  - Что тут у вас? - спросила мама, выходя в коридор. Увидев на руках у Ани снежного зайчонка, она сразу скомандовала: - Скорее, в холодильник его!

  Девочка прошла в кухню, открыла дверцу холодильника и посадила Хрусталика рядом с овощами на нижнюю полку, но мама возразила:

  - Нет, нет, не сюда. Сажай в морозилку.

  - В морозилку? - испуганно переспросила Аня.

  - Конечно, в морозилку. Ему нужна температура ниже нуля, иначе он растает, - объяснила мама. Она открыла морозилку и стала поспешно освобождать там место для снежного зайчонка. - И вообще, зачем вы принесли его домой, ведь это не игрушка?

  - Он потерялся и сказал Бутявке, что на ночь все снежные норки закрываются, - объяснила девочка. - Мы не могли его бросить.

  - Тогда понятно, - кивнула мама. - Ну вот, сажай его сюда, рядом с цветной капустой.

  Аня послушно пересадила Хрусталика на замёрзшую полку, и мама закрыла дверцу. Бутявка приложила ухо к холодильнику и прислушалась:

  - Кажется, он снова заплакал.

  Мама приоткрыла дверцу и спросила:

  - Что случилось?

  - Мне-ме-ня-ка, боя-ка тем-но-та-ка, - ответил зайчонок.

  - Он боится темноты, - перевела Бутявка.

  - Ой, а что же делать? - расстроилась Аня. - Ему там всю ночь сидеть.

  - Нам нужно найти что-то, что светится в темноте, - сказала мама. - Давайте вместе подумаем.

  - Фонарик? Свечка? Ночник? - предлагала Аня, но мама только качала головой. Всё это было не то.

  - Я знаю, знаю, я придумала! - запрыгала вдруг Бутявка. - Звёзды!

  - Какие звёзды? - спросила мама. А Аня сразу поняла, что имела в виду Бутявка.

   - Молодчина, Бутявище! - воскликнула девочка и поцеловала собачку в нос. - Мам, она про наши, потолочные звёзды!

  У Ани в комнате потолок был украшен светящимися наклейками в виде звёзд. Они днём вбирали в себя свет, а ночью отдавали его обратно. Получалось, что когда в комнате гасили свет, на потолке неярко загорались светло зелёные лучистые огоньки. И можно было представить себе, что над кроватью раскинулось настоящее звёздное небо.

  Чтобы достать наклейки с потолка, пришлось двигать стол и подключать к этому делу папу. Папа у Ани был такой же замечательный, как и мама. На странные просьбы реагировал спокойно и без лишних вопросов: один раз даже починил волшебный телефон. Так что с заданием достать "звёзды с неба" (то есть, с потолка) справился легко.

  Снятые звёздочки немного подержали под лампой, чтобы они вобрали в себя побольше света, сложили в прозрачное блюдечко и поставили в морозилку.

  Снежный заяц пристроился рядом со звёздочками и что-то благодарно "промемекал". Бутявка сказала, что он теперь он доволен, но хочет есть.

  Аня всплеснула руками:

  - Что нам теперь, на улицу за снегом бежать?

  Мама предложила:

  - Попробуй дать ему погрызть льдинки. Может быть, Хрусталику понравится такое угощение.

  Аня достала из второго отделения морозильной камеры формочку для льда и высыпала фигурные льдинки в стаканчик. Они были в форме сердечек, и Хрусталик с аппетитом захрустел ими, как карамельками. Хруст был слышен даже сквозь закрытую дверь холодильника.

  - Мне-ме-ме-ка, - послышалось оттуда.

  - Спасибо, говорит, - радостно перевела Бутявка.

  Аня устало улыбнулась. Она и представить не могла, что от маленького снежного зайчика может получиться столько хлопот.

  …Утром, чуть свет, мама подняла её.

  - Отнеси зайчонка в сугроб, пока людей на улице мало. Так ему проще будет найти своих - снежные зайцы не любят показываться людям. Только тем, кому могут доверять.

  Верная Бутявка тут же вскочила, чтобы сопровождать девочку.

  Аня стояла на пороге в двойных варежках, а мама, тоже в варежках, передала ей зайчонка из морозилки. Всё делалось быстро, чтобы Хрусталик не успел почувствовать себя плохо в тепле.

  …Около большого сугроба их ждал сюрприз. Ночью снова шёл снег и укрыл всё белоснежным, никем пока нетронутым покрывалом. И только детская площадка вдоль и поперёк была усеяна маленькими лёгкими следами.

  - Кажется, снежные зайцы искали Хрусталика, - догадалась Аня и опустила зайчонка на землю. Тот встал на задние лапки и тихонько позвал:

  - Мама-ка!

  И вдруг со всех сторон из снега приподнялись длинные пушистые ушки. Их было много, больше десятка, но до этого момента Аня и Бутявка видели вокруг только непримечательные снежные холмики. А это оказались снежные зайцы! Аня просто поразилась их умению прятаться!

  Хрусталик торопливо запрыгал к симпатичной зайчихе, которая приняла его в свои пушистые объятья.

  - Это его мама, - объяснила Бутявка, но Аня и сама уже об этом догадалась. Она улыбалась и разглядывала удивительных созданий.

  Вдруг раздался скрип шагов по снегу, и в одно мгновение все снежные зайцы прижали ушки и исчезли. Превратились в незаметные снежные кочки.

  - Вот это маскировка, - уважительно протянула Бутявка.

  А на площадке появился Данька. Вид у мальчика был заспанный и взъерошенный, первым делом он спросил у Ани:

  - Ну что, видели снежных зайцев?

  Аня с Бутявкой переглянулись и кивнули друг другу.

  - Вон они, прячутся, - тихонько сказала Аня, показывая на пушистые холмики в снегу.

  Данька вглядывался изо всех сил:

  - Кажется, что-то вижу, - неуверенно сказал он.

  Бутявка с сомнением посмотрела на него, а потом вышла вперёд и сказала снежным зайцам:

  - Это наш друг, его можно не бояться. Между прочим, он помогал лепить для вас морковки.

  Слова собачки произвели нужный эффект - опять показались длинные любопытные ушки, лиловые носы и белоснежные усы.

  - Вот это да! - выдохнул Данька и сел в сугроб.

  Зайцы захихикали, Аня с Бутявкой тоже. Но мальчишка на них не обиделся - он был слишком впечатлён увиденным. А когда пришёл в себя, принялся старательно лепить новые снежные морковки.

  Хрусталик прыгнул к Бутявке и сказал ей на ухо:

  - Мне-ме-ме-ка вкус-ня-ка кол-ба-ка!

  Собачка фыркнула и с довольным видом обернулась к Ане:

  - Он говорит, что наши вчерашние морковки на вкус как колбаски! Но зайцы не против, если мы налепим ещё.

  И Аня с Данькой принялись за работу. Зайцы радостно прыгали вокруг них и разбирали свежевылепленные морковки, пока во дворе не появились другие дети. Тогда ушастики дружно попрятались в свои потайные норы.

  А Хрусталик на прощанье сказал:

  - Мне-ме-ме-ка лю-бя-ка А-ня-ка и Бу-тя-ка! - он помахал своей пушистой лапкой и исчез в снегу.

  А Аня пробормотала с улыбкой:

  - Кажется, я поняла, что он сказал.

  - Даже я понял, - хмыкнул Данька из-за кучи снежных морковок. И добавил: - Надо налепить им еды побольше. Про запас.

  Бутявка согласно кивнула и уселась рядом со снежно-морковной горой. Охранять.

  Настроение у собачки было прекрасное. Потому что ведь это же просто здорово, когда кто-то "лю-бя-ка Бу-тя-ка"!

 

Эльвира Смелик

Урок физкультуры

    Каждый раз наступление третей четверти Катя встречала с содроганием. Нет, ее не пугали мысли о том, что эта четверть являлась самой длинной и, как настойчиво убеждали учителя, самой решающей. Больше, чем чтобы-то ни было, Катю ужасали сдвоенные уроки физкультуры. На лыжах! Из-за которых, помимо неподъемной сумки с учебниками и тетрадями, приходилось тащить в школу раздувающийся пакет со специальной формой: свитером и непромокаемыми утепленными брюками. Хорошо хоть сами эти чертовы лыжи выдавали на месте.

Со стороны, конечно, могло показаться непонятным: а что тут плохого? Выбраться из душных классов, вдохнуть чистого морозного воздуха, покататься по хрустящему снежку. Не двадцать скучных кругов вокруг школьного стадиона, а один, проложенный в березовой роще на берегу реки.

От школы до рощи – десять минут ходьбы. Пересекаешь шоссе, всем классом нарочно вывалив на дорогу перед особенно густым потоком машин. Идешь еле-еле, нахально рассматривая недовольные лица водителей за лобовыми стеклами. Физрук взволнованно бегает взад-вперед, подгоняет. И вот - распахнутые настежь железные ворота, которые никто никогда еще не видел запертыми, да начало лыжни.

Катя стартует одной из последних. Бегает на лыжах она так себе. В основном, классикой. Ширк-ширк по уже проторенной лыжне. Коньковым получается иногда. Случайно.

Хорошо, если можно неторопливо проширкать весь урок, упиваясь открывающимися усталому взору красотами. Но в основном бегать приходится на время, а это для Кати – предприятие абсолютно безнадежное.

Катя старательно прибавляет скорость, хотя прекрасно знает, что за первым же сугробом поджидают ее всяческие неприятности.

Лыжи начинают проскальзывать, цепляться друг за друга. Катя пыхтит, делает вид, что не испугают ее разные трудности. До тех пор, пока одна из лыж не натыкается на другую, и Катя, не удержавшись, бухается в снег.

Задравшиеся кверху лыжи складываются в красноречивый знак - крест. Крест на «пятерке» по физкультуре. Крест на Катиной серьезной репутации. Иногда даже крест на школьном инвентаре.

В прошлом году физрук долго размышлял над Катиной четвертной оценкой. Ни один зачет по лыжам она так и не сдала. Когда бежали два километра, у нее размочалился тот выступ на ботинке (интересно, есть у него название?), который зацепляют креплением, и она прикатила на финиш не по лыжне, а по прогулочной дорожке, как в старой песне «на честном слове и на одном крыле». При пересдаче у нее отвалился загнутый кверху носок правой лыжи. А когда был забег на дальность, через замершую реку, мимо монастыря до соснового бора, она неудачно скатилась с горы. Едва не задавила подбадривавшего ее физрука, влетела в кусты и расцарапала до крови щеку.

И вот опять – сдвоенная физкультура на лыжах. А вокруг такая красота!

Белизна снега плавно переходит в белизну березовых стволов. Четкие яркие тени пересекаются с черными штрихами на коре, образуя невероятные геометрические узоры, и продолжаются в плавных изгибах темных ветвей, оплетающих сияющее синевой небо.

Летом здесь совсем по-другому. Катя хорошо знает. Зеленый сумрак, шепот листвы, щебет невидимых птиц. Только небо все такое же, пронзительно синее. Хотя из-под густых крон разглядеть его еще труднее. Вся Катина жизнь прочно связана с этой рощей.

Девочка неспешно катила между березами, но вот белые стволы расступились, и Катя выехала к реке. От ровной ледяной поверхности, чуть припорошенной свежим снежком, отделяли ее только два склона. Один – высокий, плавный, будто специально созданный для любителей лыжных и саночных спусков. Другой – короткий, но очень крутой.

Волшебно искрящийся на солнце снежный ковер начинался от носков лыж и тянулся до другого берега реки, а потом еще дальше, и, наверное, заканчивался только там, где касалась поверхности земли ясная синева небес. Белые стены монастыря казались тоже вылепленными из снега, а золотые кресты сияли в высоте словно необыкновенные дневные звезды.

Катя, глубоко дыша, смотрела сверху на этот простор и понимала: сейчас она вовсе не обычная мелкая девчонка. Сейчас она с легкостью способна обхватить руками раскинувшийся перед ней мир и восторженно прижать его к груди.

Катя думала: «Это все мое! Все-все! Моя зима. Моя река. Моя роща. Мой город. Моя жизнь».

Из-за деревьев выехал физрук, увидел застывшую перед спуском ученицу.

- Что, Мохрозова! – прокричал издалека, как обычно насмешливо копируя непоставленную Катину «р». – К лыжне пхримехрла?

Катя не ответила. Не услышала.

Физрук подкатил, пристроился рядом, хотел еще съязвить, но, проследив за девчоночьим взглядом, тоже зачарованно замер.

Так они и стояли вдвоем на верхушке склона, и заснеженные мир сверкал у их ног огромным драгоценным камнем, которому нет цены.

 

Художник О. Граблевская

Евгения Шапиро

Моя удача

Ярослав проснулся сам и к бабушке Тае сразу не побежал. Вспомнил, как она говорила, что в январе у него День Рождения.
          Будут дарить подарки и приготовят что-нибудь вкусное. Из кухни уже доносился аромат ванили.

Значит, бабуля уже печёт его любимое печенье. Он не станет ей мешать и оденется само. После Дня Рождения он станет на целый год старше. А взрослый мальчик должен всё делать сам. Малыш уже надел колготки, рубашку.

В это время он услышал, как бабушка кому-то говорила по телефону:

- Главное, чтобы Удача всегда с тобой рядом была.

Значит, Удача с каждым должна рядом быть? А где же его Удача?

Внимательно осмотрел Ярослав свою комнату: на диване сидел любимый медвежонок, с которым он раньше вместе спал. Его точно зовут не Удача.

Что же такое рядом с ним, о чём он не знает? Он посмотрел игрушки в коробке. Он знал название каждой. Больше всего было разных машинок. Удачи среди них не было.

У его второй бабушки Ани есть четыре кошки, но Удачей  ни одну из них не зовут.

Значит, Удачу надо искать здесь.

Ярослав посмотрел на окно. Отодвинул штору, потом залез под кровать — нигде в комнате не было незнакомой вещи, которую он смог бы назвать Удачей. А баба Тая сказала, что та главная и рядом с каждым. Неужели у одного Ярослава нет Удачи? Надо спросить у бабушки.

Тая вытаскивала из духовки любимое печенье внука. Малыш не стал мешать и ушел в свою комнату. Задумчивый, он смотрел на две ёлочки под окном. На зелёной ветке одной из них сидела маленькая нахохлившаяся синичка, которая пыталась что-то достать клювом из самодельной кормушки. Вчера они с бабушкой насыпали там пшено. А под другой ёлкой копошился маленький светлый комочек.

В этот момент в комнату зашла бабушка.

- Ярослав, посмотри, какая Удача! Такой симпатичный зайка сидит под ёлочкой. Это он, точно, пришёл тебя навестить.

Она быстро взяла фотоаппарат и сделала фото зайчика под ёлкой.

Заяц повертел головой, прижимая уши. Потом стал столбиком, и, словно почувствовав опасность, дал стрекача.

- Бабушка, это что, моя Удача от меня убежала? - карие глаза Ярослава были распахнуты и смотрели серьёзно. Бабушке заметила в них обиду и недоумение.

- Что ты, Ярослав. Это заяц убежал. А Удача — это то, что мы с тобой успели сделать такое замечательное фото. Теперь мы это фото поставим на твой стол. Все увидят, какой замечательный подарок тебе зайка сделал.

"Значит, Удача — это фото зайчишки", - подумал малыш, а вслух произнёс:

- Бабушка, а теперь Удача будет всегда со мной рядом?

- Конечно, Ярослав.

  Татьяна Шипошина

Подарок от Ангелов

    

    Нет, никак Маша бабушке покою не давала!  Следующим  вечером снова расспрашивать начала:

- Бабушка, а ещё про какое-нибудь чудо расскажи!  

   Бабушка отнекивалась:

- Ох, внучка! Чудеса тебе подавай, прямо по заказу.  Только знай - «по заказу» чудеса не появляются!

- А когда они появляются? – не отставала Маша.

   Вздохнула бабушка:

- По-разному бывает... Главное – чтоб сердце человека было открыто. Чтоб жили в этом сердце доброта и бескорыстие. И любовь. Не бывает чуда «за что-то». Чудо – это Божья благодать. А уж как она проявится, и когда –  только Богу ведомо.  Божьей Матери ведомо. Да  Ангелам Его, духам служебным, которые по воле Божьей на Землю спешат, да чудеса вершат.

   Задумалась Маша.

   Бабушка на задумчивую Машу посмотрела, улыбнулась, и говорит:

- Ладно, слушай. Как-то раз, под Рождество…

   За окошком уже стемнело. Тихо-тихо падали с небес на Землю лёгкие снежинки. Смотрела Маша за окошко, и казалось ей, что Ангелы небесные спускаются с высоты, чтоб по воле Божьей совершать на Земле чудеса.

- Жила-была на свете одна женщина. Не старая ещё. Одна воспитывала дочку – муж у неё уехал далеко-далеко, и долго-долго вестей о себе не подавал. А у девочки день рождения – двадцать четвёртого декабря. Звали девочку Ниной.

- Бабушка, а сколько лет той девочке исполнилось?

- Пожалуй,  постарше тебя… лет десять.  Да… Решила эта женщина дочери на день рождения подарок купить. Только в те времена  у многих  с деньгами плоховато было. Вот женщина подкопила немножко и купила дочке дорогой зимний комплект: варежки, шарфик и шапочку с помпоном.  Да такие красивые вещицы, такие пушистые! Белые, пуховые, с голубыми вывязанными снежинками. Купила, сложила в разноцветный пакетик, и подарила дочке.

- А она обрадовалась?

- Конечно! Ведь она именно о таких и мечтала. До этого мама с дочкой вместе в магазин ходили, и комплект такой видели. Правда, комплекты  продавались  двух видов: белые, с голубыми снежинками, и голубые, с белыми снежинками.  Девочке, честно говоря, больше понравились тогда голубые. Но она и белому комплекту радовалась, и маму поцеловала от души. Виду не подала, что ей больше голубой понравился! Только потом рассказала…

- А где же чудо?

- Подожди! Не забегай вперёд. Будет тебе и чудо.  Прошёл день.  Только денёк покрасовалась Нина в своих новых варежках, в новом шарфике и в новой шапочке. Пришла из школы, и рассказывает маме: «Мам, у нас в школе, под Новый год,  собирают подарки для детского дома».

«Хорошее дело» - отвечает мама.  А девочка посмотрела на маму грустно-грустно, и говорит: «Только сказали, чтоб мы старьё не приносили. Новое что-то надо…»

- Ой! – всплеснула руками Маша.

- То-то и «ой»… Ничего в их доме нового, из детских вещей, не нашлось, кроме…

- Неужели она отдаст? Такие беленькие варежки, такие пушистенькие… Жалко!

- Жалко, верно. Расплакалась Нина. Ей тоже жалко стало варежки да шапочку отдавать. А уж шарфик-то – и того жальче! Плачет, слёзы утирает. Потом обняла маму, и говорит: «Я богатая! У меня мама есть! А в детском доме у ребят никого родненького нет … так пусть хоть шапочке белой какая-нибудь девочка порадуется. И варежкам! И шарфику!»  Мама девочку обняла, и сама расплакалась. Уж не знаю, от чего.  

   Маша тоже захлюпала носом.

- Ба, она их отдала?

- Да. В цветной пакетик обратно сложила, и наутро отнесла в школу. Сама же свою старую шапочку надела, и старый шарфик повязала. Вот так…

   Приумолкла бабушка. И Маша помолчала немного. Но недолго!

- Ба! А чудо где же?

- Чудо? Может, чудо-то уже произошло?

- Ну, какое же это чудо?

- Доброе. Какая-то девочка в детском доме в белой шапочке ходит – разве это не чудо?

- Чудо…

- Ладно, ладно… Есть у истории продолжение, не менее чудесное, чем начало.  В Рождественскую ночь та женщина с дочкой отправились на службу в храм.  Тогда ещё в храм немногие  открыто ходили, как сейчас.

- Почему? – не поняла Маша.

- Боялись. Случались, из-за веры,  тогда у людей неприятности. И на работе, и так, в жизни.  Даже в тюрьму посадить могли. Подрастёшь – расскажу подробнее.  

- А как же та женщина? Не побоялась?

- Побаивалась, но пошла.  Верующей она  была, и дочери своей о вере рассказывала.  О муже помолиться хотела.

   Бабушка взглянула в окошко, на летящий снег, и сказала:

-  А как на Рождественской службе хорошо! Душа словно в небо взмывает, вместе с Ангелами…

- Бабушка, я тоже в храм люблю ходить!

- Вот и правильно. Ну, слушай дальше.  Возвращаются они домой рано утром.  Глядь,  а на площадке, возле их квартиры, стоит большой пакет.  И никогошеньки рядом нет. Взяли они пакет, пощупали – мягкое что-то. Занесли  в квартиру.

- Зачем? Может, кто-то мусор выбросил!

- А как же чудо? – улыбнулась бабушка. – Открыли они пакет. А в пакете…

- Что?

- Хочешь, верь, хочешь, не верь, но…

- Варежки?

- Шапочка, варежки и шарфик! Пуховые, только голубые, с белыми снежинками. А ещё – синяя курточка с капюшоном, отороченная белым мехом. И конвертик, а в нём записочка: «Поздравляю Нину с Рождеством».

- Ба, они радовались?

- Прыгали до потолка! Нина тотчас нарядилась, и стала похожа на Снегурочку.

- Ба, а кто курточку принёс?

- Неизвестно!

- Может, Ангелы?

- Наверно, Ангелы…  А вот маму твою как зовут?

- Нина.  Ба, так это – про тебя история? И про маму?

- Может быть, может быть… Может, и про то, как дедушка вернулся... Да про то, что Ангелы ему на ушко прошептали.

   Последние слова бабушка произнесла тихо-тихо. Маша их и не услышала…

 

Художники Ольга и Юрий Крупенковы

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Прочитано 718 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА

В ВАШИХ РУКАХ ВСЁ - ОТ РАЗВИТИЯ САЙТА ДО НОВЫХ КНИГ

Информация для истинных почитателей детской литературы

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением