Елена Янге: полёт фантазии.

Автор :
Опубликовано в: Десерт-акция. Проза.

 Материал подготовлен к публикации редактором отдела прозы Екатериной Лазаренко

«У каждого человека есть волшебная палочка. Её сила – в творческом воображении»

О творчестве Елены Янге

Елена Янге обладает удивительным даром писать так увлекательно, что возникает желание погрузиться в сказку. Произведения Елены Янге не только познавательны, но и наполнены  светом, теплом, огромной энергией. Они заставляют глядеть на мир с высоты и под другим углом зрения. Читатель открывает для себя новых героев, ловит новые мысли и, приподнявшись над землёй, оправляется в полёт. Он попадает в страну чувств, путешествует с гномами, знакомится с Эхом, слушает куклу Глафиру, сочиняет стихи и ищет таланты.

В произведениях Елены Янге много света, знаний, тепла отношений. Они из той категории, о которой говорила Астрид Линдгрен: «Если ты спросишь меня, какой должна быть детская литература, я после долгого раздумья отвечу - она должна быть хорошей. И ещё. Детская книга должна нравиться и детям, и взрослым». Романы и сказки Елены Янге отвечают этим критериям. Они имеют интересные сюжеты, написаны хорошим литературным языком, развивают воображение, учат любви и добру.

Елена Янге родилась и живет в Москве. Окончив Московский Государственный Университет им.Ломоносова, она занималась биосферными заповедниками, глобальным мониторингом, работала в Курортпроекте, преподавала, писала учебно-методические книги, занималась творчеством. Елена Янге – писатель, Отличник народного Просвещения, член Международного Творческого Объединения Детских Авторов, активный блогер Живого Журнала и Фейсбука, автор статей познавательного журнала «Школа жизни» в статусе «Профессионал» http://shkolazhizni.ru/authors/eyange/

Елена – генератор идей. У нее всегда есть множество интересных литературных проектов. Вот один из них - запустить серию книг «Путешествия с гномами». Это и литературные сказки, и развивающая литература нон-фикшн одновременно. Помимо сказочного сюжета, здесь и знакомство со странами, и приобщение к фольклору различных стран, и рисование, ибо герои заносят в альбомы то, что видят в каждом из путешествий. По замыслу автора в представленной серии рисунки играют особую роль. Это, так называемые, опорные сигнал-картинки - крупные мазки, позволяющие запомнить особенности той или иной страны.

А ещё у Елены Янге есть мечта возобновить традиции семейного чтения, ведь она работает в жанрах «современная проза», «детская проза» и «сказки». Елена мечтает о том, чтобы на прилавках наших магазинов появились книги, интересные детям и взрослым, чтобы, благодаря этим книгам, возникло желание ОБЩАТЬСЯ – по-доброму, содержательно, опираясь на опыт всех членов семьи.

Такие книги Елена Янге и пишет. В настоящее время ею написаны четыре романа для семейного чтения, ждущие своего издателя. Один из них - роман «Транс», главная героиня которого – девушка, больная ДЦП, любящая сказки и сочиняющая их. В 2014 году «Транс» был номинирован на премию «Ясная Поляна» (одну из самых престижных литературных премий России). Роман вошёл в лонг-лист «Ясной Поляны» в номинации «Детство. Отрочество. Юность», что, по мнению гл.редактора журнала «День и Ночь», издавшего «Транс» (журнал ДиН №4, №5 2013) подтверждает высокое качество произведения (http://magazines.russ.ru/authors/y/yange/).

"Роман - сильный. Уже тем, что воистину годится для семейного чтения.Там и психологическая драма стареющей матери и дочери-инвалида, и фольклор, и мистика, и катарсис под занавес - всё есть» (гл.редактор ДиН Марина Савиных).

И еще один отзыв. На сей раз, писателя, поэта, искусствоведа Елены Крюковой:

«Это сильно. Это - чисто. Это важно для БЕЗНАДЕЖНЫХ, но не только для них.
Это -  утешение.
 Это вещь очень нервная, тонкая, по такой грани - между бытием, сном, болью, любовью - идти всегда очень страшно... но автор это сумел. И - у этой книги будут благодарные читатели.... Уверена!  Это - Путь!»

Уже написаны романы, являющиеся продолжением «Транса». Это – романы «Здравствуй, Отец!» и «Может быть». Все они - для семейного чтения.

А теперь немного о литературных успехах.

Елена Янге - дважды Лауреат Международного Конкурса «Золотое Перо Руси» (2009, 2010г.г.) – номинация «Детская проза. Сказки»  (отрывок из романа «Загадочные подарки», «Сказки старого Хариуса»).

Победитель Международного Фестиваля «Русский Stil  2010» (Германия) - номинация «Сказки» (цикл сказок «Пчёлка Малышка и Эхо»)

Дипломант Международного литературно- педагогического конкурса «Добрая лира 2010» - повесть «Бабушка-шаманка».

Дипломант V Фестиваля русской речи «Русское слово» 2012 в номинации «За отличное владение русской речью».

Изданные книги:

«Предсказание по таблетке» (АСТ, Астрель, 2008),

«Великие имена на карте Москвы» (в группе авторов - Спецкнига, 2012),

«Ролевые игры для детей» (Феникс, 2013),

«Весёлые игры для развития воображения» (Феникс, 2013),

«Режимкина книжка» (Феникс, 2014)

Несколько сайтов, на которых можно приобрести книги:

http://www.livelib.ru/author/233014/latest

http://www.ozon.ru/person/4201584/?group=div_book

http://www.labirint.ru/reviews/goods/393651/

 

В продолжение нашего знакомства с замечательным писателем Еленой Янге мы рады представить читателям несколько произведений для детей.

«Путешествия с гномами» (цикл сказок)

Введение

Как только наступила новогодняя ночь, дед Мороз заглянул в дом к Паше и Даше. Он посмотрел на спящих детей, развязал мешок и достал сказочный глобус. Палец деда Мороза дотронулся до экватора, сделал оборот вокруг Земли, пробежался по меридианам, и, наконец, остановился на Северном полюсе. В глобусе что-то зажужжало, завыло, захрипело, и оттуда потянуло сквозняком. Дед Мороз вытащил из кармана отвёртку, вставил её в серебряный шуруп, и дверь на Северный полюс приоткрылась. Из неё высунулся нос, посиневший от холода.

-  Ну, что? – спросил дед Мороз. – Много сказок собрал?

-  Штук пятьдесят, - ответил простуженный голос.

-  Вылезай.

Дверь распахнулась, и на поверхность нарисованного Северного Ледовитого океана выбрался гном. Он был похож на деревенского старичка. На тощем теле – овчинный тулуп, на ногах - валенки, на голове - шапка-ушанка. Гном потёр озябшие руки и громко чихнул.

-  Тише. Детей разбудишь.

-  Замёрз, - виновато сказал гном. – Ветрище ледяной.

Услышав эти слова, из глобуса выскочил ветер. Он поднял занавески, припорошил снегом пол, выпустил ледяную струю. Дед Мороз нахмурился и поднял руку. Ветер  поджал хвост и юркнул в глобус.

-  Ишь, разгулялся, – проворчал дед Мороз. – Всё бы проказничать.

Свистнув в ответ, ветер затих. Гном снял варежку, и оттуда вылетела кружевная лента. Она потянулась к потолку, и в ней замелькали картинки. Пальмы, море, верблюды, горы, цветы…, а среди них – разноцветные слова. Дед Мороз улыбнулся.

-  Молодец, Трак. Отличная работа.

-  Старался, - скромно ответил гном.

-  Ну, что же. Первую сказку можешь рассказать прямо сейчас. Пусть дети порадуются.

Сказка 1

Путешествие в Таиланд

 Итак, Трак получил новогоднее поручение. Не от кого-нибудь - от деда Мороза.  Гном свистнул, и в комнате появились друзья – Луму и Саде. Первый держал обруч, второй – волшебные колпачки.

-  Пора начинать? – спросил Луму.

-  Самое время, - ответил Саде, посмотрев на часы.

Трак снял тулуп и вытащил из кармана варежку. Подхватив первую сказку, он подбросил её высоко вверх. Сказка отряхнулась, заискрилась и облачком опустилась на кровать. Дети проснулись. Они приподняли головы и увидели трёх гномов. Посреди комнаты стоял глобус, и из его глубин доносился чуть приглушённый голос:

Расскажи нам, гномик Трак,

Сколько, Что в стране, и Как?

Ты, любезный наш Луму,

Ответь на  наши Почему.

Ну, а маленький Саде

Колпачком покажет Где.

Где ваниль, а где лукум,

Где Бермуды, где самум,

Где каналы, где Непал,

Где метеорит упал?

Почему у нас зима, а в Сахаре всё жара?

Почему здесь Лимпопо, а в Италии - лишь По?

Брат с сестрёнкой улыбнулись

Маленьким своим друзьям

И отважно потянулись

К принесённым колпачкам.

В тишине большой квартиры

Вдруг послышались слова,

Те, которые учили

Вместе с гномами с утра.

Города, моря и страны,

Реки, горы, океаны,

Ночью, днём и по утрам

Мы летим навстречу к вам.

-  Мы с вами знакомы? – протирая глаза, спросила Даша.

-  Разрешите представиться, - улыбнулся Трак. – Гномы путешественники: Трак, Луму и Саде.

-  Очень приятно.

-  Настоящие гномы? – удивился Паша.

-  Можешь потрогать, - сказал Саде и прыгнул на кровать.

Паша дотронулся до курточки и взял гнома за руку.

-  По-моему, настоящий.

Даша смотрела на гномов и хмурила брови. Её мучил важный вопрос.

-  Как вы оказались в квартире? – спросила девочка.

-  Случайно, - ответил Саде.

-  Заглянули по дороге, - добавил Луму.

-  А говорящий глобус откуда?

-  Дед Мороз оставил, - сказал Трак.

-  Правда-правда?

-  Клянусь этой варежкой.

Трак приложил варежку к груди и церемонно поклонился. Даша посмотрела на брата и, что было силы, ущипнула его за руку.

-  Ой! – воскликнул он.

-  Что с тобой? – спросила Даша.

-  Выходит, мы не спим?

-  По-моему, нет.

-  Пять минут, как не спите, - взглянув на часы, сказал Саде.

Он протянул колпачки и добавил:

-  Надевайте на головы, и в путь.

-  Куда-куда? – не поняла Даша.

-  Мы приглашаем вас в небольшое путешествие.

Дети переглянулись.

-  В сказочное? – спросил Паша.

-  Можно сказать и так, - загадочно ответил Луму.

Дети спустились с кровати, надели колпачки и вместе с гномами вошли в обруч. Тот закружился, набрал высоту, и не прошло пяти минут, как путешественники очутились в огромном лесу. 

- Смотрите, – крикнул Трак. – Сиамэ, Таиланэ.

Ребята выпрыгнули из обруча и сразу увидели слона.

-  Ой, – прошептала Даша.

-  Не бойся, – успокоил Луму. – Слоны вас не тронут. Они – умные животные.

-  К тому же, рядом  – погонщик, - добавил Саде.

-  Вот бы на слоне покататься, – вздохнул Паша.

-  А почему бы и нет?! – воскликнул Луму.

Гном подошёл к погонщику и поклонился. Несколько слов на непонятном языке, и приветственный жест рукою. Похоже, Луму удалось договориться.

-  Ура! – закричали дети.

Путешественники забрались на слона, и тот углубился в джунгли. Дети притихли. Такого леса они не видели. Внизу темно и сыро, наверху - потолок из сплетённых ветвей. Ветви так плотно прикасались друг к другу, что солнечный свет пробивался с огромным трудом. Корни деревьев не прятались под землёй, а выходили наружу и напоминали огромные, узловатые ноги.

-  Смотрите.

Паша, сидевший впереди, присвистнул и нетерпеливо заёрзал.

-  Что ты увидел? – спросила Даша.

-  Огромную поляну. А на ней - сказочный дворец.

-  Нам повезло, – отозвался Саде. – Слон идёт к храму.

-  И кто же там живёт?

-  Будда, - ответил гном.

Ребята переглянулись. О Будде они ничего не знали.

-  Это – король? – спросила Даша.

-  Бог для многих народов, - ответил Трак. – В том числе,  для жителей Таиланда.

-  В Таиланде Будду боготворят, - заметил Луму.

-  И в честь него строят дворцы, - добавил Саде.

Слон вышел на поляну, и ребята увидели храм, перед которым сидел каменный великан.

-  Ну, и гигант, – воскликнул Паша.

-  Будда и был гигантом, - заметил Луму. - Не в смысле роста, в смысле ума.

Ребята подошли к каменному изваянию и достали альбомы.

-  Я нарисую Будду и джунгли, - тихо сказал Даша.

Вид дворца и его хозяина привёл девочку в трепет.

-  Угу, – кивнул Паша. – И добавь ещё кошку.

-  Шутишь?

-  Посмотри на развалины.

Даша обернулась и увидела кошку. Она была настоящей красавицей. Длинное тело, аккуратная голова, заострённые уши, миндалевидные глаза – словом, если у кошек существуют принцессы, то одна из них жила в этом дворце. 

-  Вспомни, что крикнул Трак, - сказал Паша.

-  Сиамэ, Таиланэ, – ответила Даша.

-  Сиамэ – значит, Сиам, - пояснил Садэ.

-  Ну, и что?

-  Значит, здесь и родились сиамские кошки.

Даша взялась за карандаш.

-  Я нарисую 

 

-  И не забудь подписать: ТАИЛАНД, - добавил Луму.

Пока Даша рисовала, сиамская кошка спрыгнула вниз и подошла к девочке. Она улеглась рядом и замурлыкала.

-  Видимо, ты ей понравилась, - сказал Трак.

-  Прелесть какая, – воскликнула Даша.

Кошка потянулась и замурлыкала ещё громче.

-  Думаю, в благодарность за комплимент она расскажет тайскую сказку, - сказал Трак.

-  Вот чудеса, – воскликнул Паша. – Неужели расскажет?!

-  А ты послушай.

Трак присел рядом с кошкой, и та замурлыкала.

-  Жила-была маленькая птичка, - перевёл Трак. - Однажды она нашла дерево, на котором росли красивые, спелые плоды. Их было так много, что птичке хватило бы на год. И главное – никого поблизости. Ешь, не хочу. Птичка пришла в восторг и опустилась на дерево. Она клевала то здесь, то там, и скоро насытилась. Затем села на ветку и пригорюнилась.

-  Почему? – не понял Паша.

-  Птичка испугалась, что другие это найдут дерево и захотят полакомиться плодами, - ответил Трак.

-  Ну, и пусть, - сказала Даша. – На дереве много плодов, всем хватит.

-  Слушайте дальше.

Трак приблизился к кошке и, заглянув в её раскосые глаза, продолжил:

-  Наконец, птичка встрепенулась и пронзительно закричала: «Это моё, моё!» Она кричала так громко, что её услышали все птицы леса. Они слетелись к дереву, чтобы посмотреть, кто так кричит. И тут они увидели сочные плоды. Ну и, конечно, склевали.

-  А птичка? – спросил Паша.

-  Маленькая птичка была в отчаянии. Она летала над деревом и кричала: «Это моё, моё!»

Кошка замолчала и, высоко подняв хвост, удалилась.

Даша и Паша задумались.

-  Зря птичка кричала, - заметил Паша. – Сидела бы на дереве и лакомилась плодами.

-  Ты не прав, -  воскликнула Даша. – Так поступают жадины. Думаю, в этом лесу так много таких деревьев, что фруктов хватило бы всем.

-  Согласен, – сказал Луму. – Таиланд –  страна фруктов.

Саде хлопнул в ладоши, и перед ребятами оказалась корзина. Чего в ней только не было! Ананас, розовые дракончики, манго, папайя, дуриан, похожий на ежа….

-  Саде, ты – настоящий волшебник, – глядя на корзину, прошептала Даша.

-  Точно, - подтвердил Паша. – У меня уже слюнки текут.

-  Слюни попридержи, - засмеялся Саде. - Дома поедите.

-  Почему дома?

-  Потому что пора возвращаться.

-  А море? Его здесь нет? – спросил Паша.

-  Конечно, есть,  - ответил Луму. – И называется оно - Сиамское.

-  Надо же, – удивилась Даша. – У моря кошачье название.

-  Как-нибудь слетаем к нему, - сказал Саде. – Главное – не спешить.

Трак свистнул, и обруч опустился на поляну. Водрузив колпачки на головы, путешественники вошли в обруч. Они помахали слону, погонщику, сиамской кошке и запели песенку:

Города, моря и страны,

Реки, горы, океаны.

Ночью, днём и по утрам

Мы летим навстречу к вам!

Обруч закружился, набрал высоту и через мгновенье оказался в квартире, где жили Даша и Паша. Трак махнул рукой, и корзина с фруктами опустилась на стол.

-  А теперь спать, – сказал Трак. – Вы же не доспали. Не так ли?

-  Даже не знаю, - ответил Паша.

-  Пусть вам приснится новое путешествие, - пожелал Саде.

-  Бай-бай, – ласково прошептал Луму.

-  Спасибо, – хором ответили Паша и Даша.

В ответ послышалось бормотание, свист обруча, мелодичный звон. Наступила тишина. Брат с сестрой выглянули из-под одеяла и перемигнулись.

-  Расскажи нам, гномик Трак, сколько, что в стране и как, - прошептал Паша.

-  Ты, любезный наш Луму, ответь на  наши почему, - весело продолжила Даша.

-  Ну, а маленький Саде колпачком покажет где…, - подхватили брат и сестра хором.

-  Здорово слетали в Таиланд.

Паша приподнялся на кровати и показал Даше большой палец.

-  И фруктов с собой привезли.

-  Когда вырасту, стану путешественником.

-  Я тоже, - сонно ответила Даша и закрыла глаза.

В тишине большой квартиры

Вдруг послышались слова,

Те, которые учили

Вместе с гномами с утра.

Города, моря и страны,

Реки, горы, океаны.

Ночью, днём и по утрам

Мы летим навстречу к вам!

Кукла Глафира

Сказка

1

Давным-давно в старые времена жила-была одна девочка. Жила она в доме у самого леса вместе с бабушкой-знахаркой и кошкой Лукерьей. Бабушка варила целебную микстуру, делала мази, лечила людей и животных. То белке коготь полечит, то медведю занозу вытащит, то зайцу шкурку зашьёт. В лесу жизнь так и кипит - всякое случалось. К дому знахарки вело много тропинок, но каждый  гость шёл по своей.

Нюся бабушке помогала – собирала смолу, сушила травы, ходила за родниковой водой. К семи годам чего только не умела. И дом уберёт, и перевязку сделает, и блинов напечёт. Словом, помощница.

Жили они не бедно и не богато. Спали на простынях, не голодали, время от времени ходили на ярмарку. В домике было тепло и уютно. Печь, две кровати, стол, дубовые лавки. За ситцевой занавеской висела одежда, в чулане лежали запасы еды, на окнах красовалась герань.

Всё бы хорошо, но по родителям Нюся скучала. Бывало, плакала втихомолку. И девочку можно понять. Год назад ушли отец с матерью по ягоды и не вернулись. Деревенские мужики искали-искали, но Нюсиных родителей так и не нашли. Куда они пропали, в какой стороне сгинули, неизвестно. В деревне решили, что унесла их нечистая сила. А где она живёт, в каком обличье ходит, никто не знал. Старики говорили о лешем, старухи поминали кикимору, а кузнец твердил о карлике - бородатом, в камзоле и с шапкой на седых волосах.

-  Давеча рубил дрова, - рассказывал кузнец. - Вдруг из-под земли выскочил карлик. Сверкнул глазами, топор и выпрыгнул из рук. Еле от него увернулся.

Мужику мало кто верил, но в лес стали ходить с опаской. Бог его знает, кто в чаще живёт. Может, лешак в виде карлика, может, и бандит поселился.

Бабушка ни слезинки не пролила, только морщинок на лице стало больше. Как-то, увидев плачущую внучку, она прижала Нюсю к груди и сказала:

-  Чует моё сердце, вернутся твои родители.

Нюся слушала удары бабушкиного сердца, и ей казалось, оно говорит: «Тук-тук, скоро. Тук-тук, верь».

Однажды в соседнем селе развернулась крупная ярмарка. Бабушка с внучкой принарядились и отправились в путь. Ветер колыхал ситцевые юбки, залезал в душегрейки, пулей пролетал мимо щёк.

-  Зябко сегодня, как бы ни простыть, - сказала бабушка. – Может, на ярмарку не пойдём?

-  Нет-нет, – воскликнула Нюся. – Обязательно пойдём.

Щёки девочки раскраснелись, белокурая прядь выбилась из-под платка, губы походили на цветы дикой розы.

«Хорошенькая, – подумала бабушка. - Вся в мать».

Чтобы согреться, Нюся побежала по дороге. Её платок мелькал, как осенний лист – то поднимется на холм, то пропадёт в ложбине. Наконец, девочка добежала до дуба, стоявшего среди поля. Она прислонилась к стволу и осмотрелась. Поле со сжатой стернёй походило на одеяло. Под ним копошились полёвки, укрепляли норы кроты, готовились к зиме жучки, паучки.

«Какая тишина», - подумала девочка.

И в это время послышался голос - слабый, дребезжащий, будто несмазанная телега.

-  Доброго тебе здоровья.

Нюся отпрянула от ствола и выбежала на дорогу. Смотрит, а под дубом сидит маленький старичок. Рыжий тулуп, старая шапка, нелепые башмаки. Глаза старичка светились и походили на пуговицы. Чёрные, блестящие, с редкими серебринками.

«Как же я его не заметила?» - подумала девочка.

Она почтительно поклонилась и сказала:

-  Здравствуй, дедушка.

-  Здорово. Глянь-ко что у меня есть.

Старик засунул руку в тулуп и вытащил тряпичную куклу. Пёстрое платье, красный платок, пшеничные косы.

-  Глафирой зовут, - сказал старичок. – Можно и Глашей.

Нюся смотрела на куклу,  у неё было ощущение, что Глафира – настоящая девочка. Пусть очень маленькая, но девочка.

-  Глафира и сказки знает, и говорить умеет.

-  Да, ну, – удивилась Нюся.

-  Ей, Богу!

-  Можно купить эту?

-  Нет, - ответил старичок. – Могу обменять.

Нюся взглянула на дорогу. Вдалеке показалась бабушка.

-  У меня есть то, на что обменять?

Длинные желтые зубы закрыли губу, и старик стал похож на белку. Старую, припорошённую временем.

-  Пожалуй, на платок поменяю.

Нюся не раздумывала ни минуты. Она сдёрнула с головы платок и протянула его старику.

-  Возьмите.

Платок был красив. На светлом фоне - осенние листья, в середине – ветки рябины. Старик протянул Нюсе Глафиру и аккуратно сложил платок.

-  Говорит кукла редко, - сказал он. – Только в луну. Как только луна станет большой, ты её и услышишь.

-  Как только луна станет большой, - повторила Нюся.

Девочка прижала куклу и почувствовала тепло. Ветер трепал волосы, задувал в затылок, однако Нюся не мёрзла. Вот что удивительно. Тряпичная кукла согревала грудь и заставляла сердце биться так, как при беге.

-  Что это, раскрывшись, стоишь? – послышался голос бабушки.

-  Смотри, что у меня есть.

Нюся протянула Глафиру, и увидела бабушкины слёзы. Большие, прозрачные - они катились из глаз и падали на морщинистые щёки.

-  Знала, что вернутся, - почему-то сказала бабушка.

Нюся решила поблагодарить старика, но тот пропал. Его не было ни на дороге, ни под дубом, ни на поле. Будто растаял. Девочка подняла голову и среди пожелтевшей листвы увидела белку. Серые уши, рыжеватый хвост, цепкие, проворные лапки. Белка застыла на ветке и смотрела вниз.

-  Пойдём домой, милая, - сказала бабушка. – Хватит нам впечатлений.

Нюся кивнула. Она засунула куклу в душегрейку и взяла бабушку за руку. Та глубоко вздохнула и пробормотала:

-  Хороший сегодня день. Светлый.


2
Старичок-боровичок


           С тех пор, как появилась Глафира, Нюся с куклой не расставалась. Шла ли в лес, играла ли с кошкой, убирала ли дом – Глафира всегда была рядом. Нюся окрепла, похорошела и перестала плакать.

«Скоро Глафира заговорит», - глядя на луну, думала девочка.

-  Зима будет морозной, - глядя на муравейник,  сказала бабушка.

О зиме Нюся не думала. Когда ещё будет. А вот Глафира может заговорить в любую минуту.

«Вдруг пропущу, - беспокоилась девочка. - Вдруг не услышу».

-  Бабушка, когда луна будет круглой?

-  Недели через две.

Бабушка не знала тайну Глафиры - Нюся ей не поведала. Бабушка и не спрашивала. Поплакала на дороге и забыла. Нравится внучке кукла, ну и, хорошо.

Чтобы не пропустить разговор, Нюся брала нож, выскальзывала из дома и ставила отметину на заборе. Когда их набралось четырнадцать, девочка потеряла покой.

-  Что с тобой? – спросила бабушка. – Места себе не находишь.

-  Тебе показалось.

Наконец, бабушка легла отдыхать. Нюся смотрела в темноту и ждала чуда. По потолочным доскам пробежала дорожка света. Бледная, синеватая, она приблизилась к лежанке, опустилась на кровать и скользнула по кукольному лицу.

-  Спи, Нюся. Спи, – услышала девочка.

Голос был таким тихим, будто шёл снизу - из глубокого подвала.

-  Закрой глазки и слушай.

Нюся затаила дыхание.

-  В тридевятом царстве,  - начала Глафира, - в тридесятом государстве жил-был старичок-боровичок.

Нюся приоткрыла ресницы и взглянула на куклу. Та смотрела на лунную дорожку. Вышитые губы не шевелились, однако слышно было каждое слово.

Тот старичок был похож на гриб. Белая ножка, шляпка набекрень, с неё лист берёзы свисает. Стоило кому появиться на опушке, старичок-боровичок оживал. Выглянет из-под шляпы, и ну прятаться. Туда, сюда, за ёлку, под пенёк.

Глафира будто вздохнула.

-  И люди за стариком бегали, и ежи, и зайцы. Всех он приводил к старому пню. Как только доведёт, тут же исчезнет. Будто и не было его. Ищут его, ищут, а найти не могут. Траву разгребают, в иголках копаются – нет никого. А тут подворачивается сучок. Только на него наступят, как все летят в подземное царство.

-  Какое оно? – тихо спросила Нюся.

-   Страшное и печальное, - ответила Глафира. – Ни один луч света не проникает туда. Подземное царство освещают болотные огни, светлячки и гнилушки.

Нюсе стало не по себе. Она помнила, как после дождя бродила по лесу. На небе висели тучи, из чащи ползли тяжёлые сумерки. И вдруг что-то засветилось. В одном месте, в другом, в третьем. Приглядевшись, Нюся увидела мерцание. Бледное, холодное – будто блуждающие огоньки. Помнится, она наткнулась на пень. Он тоже светился. Девочка ткнула его ногой, и пень, рассыпав холодный огонь, развалился на куски.

-   А правит этим царством злой карлик, - продолжала Глафира. –  Его ничего не волнует – только золото и драгоценные камни. На них он смотрит часами.  Откроет кладовую, а там сундуков видимо-невидимо. В одном – рубины, в другом – золото, в третьем – сапфиры….

-  Зачем ему это богатство?

-  Кто его знает. Может, владыкой хочет стать, может, какая болезнь.

Лунная дорожка поползла к окну, и Глафира заторопилась.

-  В подземном царстве работают рабы. Одни промывают золотой песок, другие добывают драгоценные камни, третьи их очищают, четвёртые гранят. Помимо людей здесь есть и белки, и зайцы, и вороны, и летучие мыши. И каждый при деле. Белки складывают камни в сундук,  зайцы толкают тележки, вороны роются в кучах – не оставили ли чего.

-  А старичок-боровичок? – спросила Нюся.

-  Он на земле ловит рабов, а под землёй за ними следит. Бегает по коридорам, к разговорам прислушивается, новости хозяину несёт. Старичок-боровичок под землёй в паука превращается. Шустрого, быстроногого. А звать его Чух. У карлика тот Чух - первый помощник. И считать умеет, и писать, а главное – умножать. Попросит карлик умножить триста двадцать пять на семь, тут же – ответ: две тысячи двести семьдесят пять. Вот какой умный.

Глафира замолчала. Её лицо побледнело, глаза стали больше, рот превратился в точку.

-  Никто не выходит из подземного царства,  - наконец, прошептала кукла. – Ни одно живое существо. Только Чух и карлик поднимаются на поверхность. Остальные погребены заживо.

-  Как же туда попасть?

-  С волшебным пером.

Туча закрыла луну, и дом погрузился в темноту. Глафира замолчала и не проронила больше ни слова.

Рис. Эдуарда Валеева

Аришины истории

(роман для семейного чтения)

Царевна Лебедь

В коммунальной квартире в ванную попасть непросто. И не мудрено. В квартире жило шестеро взрослых и трое детей. В ванной всегда кто-то стирал, мылся, брился, стриг волосы или ногти. Как правило, Ариша занимала очередь и терпеливо ждала, когда ванная освободится.  Она любила мыться, и, как говорила мама, была уткой от природы. Попав в ванную, Ариша играла, фантазировала и могла полоскаться в воде час и даже больше.

Такое купание соседям не нравились, и они жаловались Аришиной маме. В ответ мама вздыхала и, постучав в дверь, говорила:

-  Ариша, выходи. Сама понимаешь, мы не одни.

Как-то днём, когда в квартире, кроме мамы, никого не было, Ариша решила поплавать. Она налила воды и бросила в ванную стакан из-под зубных щёток и пластмассового лебедя. В её представлении стакан изображал бочку, лебедь – царевну. Ариша нагнала волны, и, глядя на прыгающую «бочку», зашептала:

-  Ты волна моя, волна. Ты гульлива и вольна….

Огромная волна перепрыгнула через край и, оказавшись на полу, понеслась к двери. Ариша не обратила на это никакого внимания - она была в образе.

-  Топишь берег ты земли. Подымаешь корабли….

Четыре мыльницы слетели с умывальника и оказались на полу.

-  Не губи ты нашу душу, - с завыванием пропела Ариша. -  Выплесни ты нас на сушу.

Девочка приподнялась и, подхватив стакан, перевесилась через ванную. Она смотрела на лужу и не видела её. В данный момент перед Аришей был берег. На нём лежала бочка, из которой выходил князь Гвидон. Ариша почувствовала, что замерзает, и опустилась в воду. В ней плавал одинокий лебедь. Верней, царевна-Лебедь.

Ариша напрягла память. «Сказка о царе Салтане» была её любимой книжкой. Яркие картинки на каждой странице, причудливые вензеля, крупные буквы с завитушками. Книжка Арише нравилась, и её читали каждый день - то папа, то мама. Наконец, наступило время, когда Ариша начала читать сама. Вернее так. Сказку она выучила наизусть и знала, какие слова находятся около каждой картинки. Временами Ариша выносила книжку в холл и поражала соседей умением «быстро читать».

Так вот, сидя в ванной, Ариша вспомнила сцену борьбы коршуна и царевны Лебедь. Борьба была не на жизнь, а на смерть. Ариша так ясно представила эту картину, что перед глазами появилась огромная птица. Пронзённая стрелой она погрузилась в море, а царевна Лебедь, изогнув шею, топила птицу изо всех сил. Ариша схватила мочалку и, пронзив зубной щёткой, стала опускать её на дно. Наступил трагический момент. Теперь уже не пластмассовый лебедь был главной героиней, а сама Ариша. Волосы девочки погрузились в воду, губы изогнулись в нечеловеческом страдании, одна рука прижимала мочалку ко дну, другая била по воде. А как Ариша говорила! В голосе девочки была и усталость, и грусть, и благодарность одновременно.

-  Ты, царевич, мой спаситель,

Мой могучий избавитель,

Не тужи, что за меня

Есть не будешь ты три дня….

Ариша встала во весь рост, «лебедь» поднялся к «небесам»,  и в этот момент раздался грохот.

-  Бесстыдник, – послышался мамин голос. - Вот чем ты занимаешься.

Ариша замерла. Ей было ясно, мама ругает Толика.

-  Ну-ка, вон из кухни!

Как оказалось впоследствии, Толик, придя из школы, решил помыть руки. Дверь в ванную была заперта, и мальчик пошёл на кухню. Там ему пришла в голову мысль посмотреть, кто моется в ванной. Осуществить желание было просто – окно ванной выходило на кухню. Толик встал на табурет и, взглянув на пластмассового лебедя, парившего в «небесах», свалился вниз.

Вечером Аришина мама рассказала об этом проступке тёте Марусе-толстой. Толик получил подзатыльник, что его нисколько не тронуло, а затем услышал приказ:

-  Будешь сидеть дома.

-  И в школу не пойду?

-  Ишь, чего захотел.

Тётя Маруся-толстая схватила веник и шлёпнула сына по заднице.

-  После школы сразу домой. Скажи спасибо, что отцу не скажу.

-  И сколько мне дома сидеть? -  бросив злой взгляд на Аришу, спросил Толик.

-  Три дня. Только попробуй выйти на улицу.

Наказание было серьёзным, и задело Толика за «живое». Затаив обиду, он объявил Арише войну. Толик мстил при каждом удобном случае. То прятал игрушки, то подбрасывал в карман жуков, то сморкался в Аришино пальто. Словом, делал всевозможные пакости. Ариша не жаловалась. Она боролась, как могла, и это противостояние принесло свою пользу. Девочка поняла: в жизни, как и в сказке, зло и добро живут рядом, и находятся в вечной борьбе.



Транс

(роман для семейного чтения)

Глава 25

Август подходил к концу. Вечером холодало, и чуть ли не каждый день появлялся туман. Пыхтя и отдуваясь, он выбирался из реки, полз по лугам и накрывал деревню. В такие вечера казалось, что, кроме нас с Аней, в деревне никого нет. Мы смотрели в окно, затянутое пеленой, и разговаривали. Тихо-тихо. Чтобы не спугнуть туман.

-  Я буду с тобой всегда, - как-то сказала Аня.

Мне стало тепло и… немного щекотно. Как если бы очутилась в сказке. По телу пробежала волна, и волшебство вошло внутрь.

Аня обняла меня и вздохнула (всё-таки, грусть и туман – настоящие друзья).

-  Зимой будем в городе жить, а летом в деревне.

-  Договорились, - ответила я.

-  Представь себе, зимний вечер, фонари, газоны в снегу.

-  И снежинки, летящие на асфальт, - добавила я. - Посланники Лунного Зайца.

Аня улыбнулась.

-  Протянем к ним руки, и снежинки сядут на варежки.

-  И мы загадаем желание.

-  И не одно.

-  Верно.

В моей копилке - два заветных желания. Первое – ходить, второе – сочинять сказки. Эх, хорошо бы.

Я потянулась за книгой. Вздохнула. Глубоко - от души. И ещё, от предвкушения чуда. Открыла страницу и улыбнулась. Кому? Ёжику, конечно. И Медвежонку с Зайцем.

«Ежик глядел на Медвежонка тихими глазами и молчал.

-  Ну что ты молчишь?

-  Я верю, — сказал Ежик».

Что за прелесть. Ни прибавить, ни убавить. «Тихие глаза» и фраза: «Я верю».

«-  Давай никуда не улетать. Давай навсегда сидеть на нашем крыльце.

-  А зимой — в доме, а весной — снова на крыльце, и летом — тоже, - добавил Медвежонок.

-  А у нашего крыльца будут потихоньку отрастать крылья. И однажды мы с тобой проснемся высоко над землей. «Это кто там бежит внизу - такой тёмненький?» — спросишь ты.

-  А рядом — еще один?

-  Да это мы с тобой, — скажу я.

-  «Это наши тени», — добавишь ты».

Аня затопила лежанку  и перенесла меня на кровать. Вместе с любимой книжкой.

-  Полежи. Я за молоком, и обратно.

Хлопнула дверь. Тишина. Тепло и таинственно. Огонь приподнял голову и что-то сказал. Голос у огня – трескучий, хвастливый. Я прислушалась. Огонь глотал слоги, но я понимала.

«Гребешок. Золотой. Мать – это пламя. Отец…».

Дальше ворчанье.

По стенам побежали тени. Остановились, вытянулись, задумались. «Отец – это жар», - сказала первая тень. «А может, пыл?» - спросила другая.

Я смотрела на горящие дрова и щурилась от наслажденья.

«Это кто там бежит внизу - такой темненький?»

Перелистнула страницу.

«Вот слушайте, что мне приснилось, — сказал Заяц. — Будто я остался один в лесу. Будто никого-никого нет — ни птиц, ни белок, ни зайцев, — никого. «Что же я теперь буду делать?» — подумал во сне. И пошел по лесу. А лес — весь в снегу, и никого-никого. Я туда, я сюда, три раза весь лес обежал, ну, ни души, представляете?»

Я представила сказочный лес. Ни следов, ни голосов. Даже вороны улетели. Ёлки в снегу, на небе – вата. И тут я превратилась в Зайца. Вернее, в Зайчиху. Стою и озираюсь. Одна во всём мире. Вдруг пень приподнялся, и появился Медвежонок. «Не горюй, - сказал он. - Все мы — одни». Подошел, обнял меня и ткнулся лбом в лоб. И стало так хорошо, что в глазах появились слёзы.

«Я не одна, и одна. Как странно».

Медвежонок заплакал, и я заревела за ним. Видимо, слёзы заразны. И вот стоим мы в лесу и плачем. Почему, трудно сказать. То ли от жалости друг к другу, то ли от одиночества. И тут появился Ёжик. «Привет, – сказал он. - Знаете, кто вы для меня? Вы самые-самые лучшие из всех, кто есть на земле». Я всхлипнула. До чего хорошо сказал. И вообще…. Сказки Козлова – удивительные. Они ложатся на душу и сердце. 

Мелькнула мысль -  может, я и есть Ёжик? Может, моё место в лесу? Полянка, тридцать комариков, сорок лунных зайцев, белая лошадь, туман….

Я вздохнула и тут же заснула. Перед глазами появились старые сны. В них я ходила, прыгала, ползала, легко говорила. Сны закружились, и я увидела карусель. На ней сидели Лошадь, Заяц, Медвежонок и Ёжик. Они кружились вокруг меня и кивали. Дескать, привет-привет. «Добрый вечер», - ответила я. Что-то отвлекло внимание. Ба, да на зверях кто-то сидел. Движение замедлилось, и появились «наездники». Андрей, Аня, девочка из сна, бабка Натаха. Знакомые лица. А матери среди них не было. 

Карусель набрала обороты и превратилась в юлу. Она оторвалась от земли  и… поднялась. Выше. Ещё выше. Бух!!! Взорвалась, как петарда. С неба посыпались искры. Странные искры. Похожие на волны.

Равнина. Я лежу на траве. Надо мной - разноцветные волны. Идут одна за другой. Первая коснулась лица, и я увидела вспышку. За ней – цепочку. Будто кинолента.

Облако, тьма, две звезды. Мерцают, словно глаза. Ненависть и тоска. Лечу по туннелю. Вот остановилась. Встала на ноги. Глаза превратились в шары. Свет хлынул навстречу. Вместе с ним адская боль. Ноги подкосились. Упала. На меня опустилось душное покрывало.

Знаю-знаю. Это – мой сон. Осознанный сон. Он не исчез. Съёжился только. И прилетел с первой волной.

А вот вторая волна. Опустилась и что-то шепнула. И тут же возникла картинка. Душная ночь. Пустыня. Я стою на песке. Озираюсь. Бетонная стена. И шаги. Один, другой, третий. Мои шаги. Забралась на стену. Увидела равнину. Четыре пейзажа одновременно. Девочка. Похоже, зовёт. Пытаюсь спрыгнуть. Не получилось. Девочка пошла по равнине. Уходит всё дальше и дальше. Скрылась в весеннем лесу. А я по-прежнему на стене. Смотрю и вздыхаю. В весенний лес пока нет пути. Для меня нет.

Третья волна. Похожа на блёстки. Окутала. Посеребрила. Интересно, день или ночь? Море лизнуло ноги. Боже, какая вода! Цвета серебра и бронзы. Ночь опустилась на море. Вот и волна. Бежит по лунной дорожке. Следом за ней - страх. Жаль, что исчезну в пене. Рядом послышался голос. Я обернулась. Девочка с большими глазами. Я протянула руку. Та же стена. Калитка. Мы окунулись в зиму. Ёлки, сосны, берёзы. И большая поляна. Снег начал таять. Подснежник. Дом, лежанка, огонь. С всполохами - новая мысль. Надо же, вся в снежинках. Тех, что от Лунного Зайца. Ну-ка, её поймаю. Раз. Она на ладони. Ишь, как искрится на солнце. Я улыбнулась. Кивнула. «Цветы растут и под снегом».

Четвёртая волна. Золотая. Она унесла меня в осень. Лес в золотой одежде. Бабка Натаха. Избушка. Вкусная каша из жита. И золотые буквы: «Старые мысли, как листья».

Ну, их. Пусть улетают.

Шелест. Летят. Упали. Вот я опять в лесу. Осень. И много листьев. Вьются, шуршат под ногами. Я напрягаю слух. Жаль, ничего не слышу.

Последняя волна. Изогнулась. Я взглянула на небо. Господи, как же красиво! Радуга. Мост. Разноцветье. Вспомнила пятый сон. Листья, трава и стебель. Кто-то ползёт. Наелся. Замкнутое пространство. Щель и поток света. Нож прикоснулся к щели. Нет ни силы, ни воли. Рядом большая рука. Голос бабки Натахи: «Чтобы вылететь, нужна сила». Выползла. Греюсь на солнце. Где-то внутри - таймер. «Вре-мя, вре-мя…». Я теперь – это терпение. Время пришло. Полетела. Глянула вниз. Опустилась. И… захлебнулась от счастья.

Аня вошла в дом, и я приподнялась на кровати. Огляделась.  В лежанке сверкали драгоценные камни.  Аня поворошила угли. Синие огоньки вспыхнули и тут же погасли.

-  Пора закрывать заслонку. Как бы тепло не ушло.

Я кивнула. Верно. Всё уходит - и тепло, и мысли, и сны.

-  Мамка не раз говорила: «Всякая птица ищет тепло», - сказала Аня.  -  Знаешь, почему? Где тепло, там и добро; а где добро, там любовь.

Аня улыбнулась.

-  Разве не так?

Тепло, добро, любовь…. Мне показалось, что в голове просветлело. Мало того, я физически ощутила перемены. Старые мысли развернулись и направились к выходу. Они оглядывались, кряхтели, устраивали передышки. Ждали, что их позову. Я заёрзала на кровати.

«Как бы ни так. Быстрее. Ну же, катитесь к чёрту!»

Подготовила Екатерина Лазаренко

 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Прочитано 805 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА

В ВАШИХ РУКАХ ВСЁ - ОТ РАЗВИТИЯ САЙТА ДО НОВЫХ КНИГ

Информация для истинных почитателей детской литературы

Люди в этой беседе

Комментарии (1)

  1. Елена Янге

Спасибо МТОДУ за доброжелательность, дружбу, поддержку!<br />Спасибо Татьяне Шипошиной и всем тем, кто умеет дарить радость!

  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением