Писатель с душой ребёнка. Михаил Смирнов.

Автор :
Опубликовано в: Десерт-акция. Проза.

О писателе Михаиле Смирнове: по статье Андрея ОВЧИННИКОВА в информационно-публицистическом еженедельнике «ИСТОКИ»

12.09.2012

http://www.istoki-rb.ru/index.php?article=3052

Михаил Смирнов – человек непростой судьбы. Поначалу, казалось, все складывалось: родился 27 сентября 1958 года в городе Салавате, учился в школе № 12 (ныне Первый лицей), где помимо уроков с увлечением занимался живописью и резьбой по дереву. Окончив техникум, Михаил становится художником-реставратором, женится. Далее – рождение двух любимых дочерей. На последнем месте работы, на комбинате здоровья «Агидель», Михаил занимается реставрацией и ручным изготовлением эксклюзивных образцов мебели. Но в феврале 2000 года в семью Смирновых постучалась беда. У старшей дочери, тогда студентки колледжа, обнаружили серьезное заболевание. Впереди ждали две операции, длительное лечение и особая диета. Нужны были деньги.

Чтобы их заработать Михаил трудится по 16–18 часов в сутки практически без выходных, отказываясь от больничных листов. Работа с древесной пылью и химическими веществами вредного производства сделала свое дело. 28 марта 2003 года Михаил попадает в больницу, откуда выписывается инвалидом второй группы. Болезнь прогрессирует. Пришлось отказаться не только от любимых выездов на природу, но даже от прогулок вне квартиры, а также заново учиться банальным вещам – разговаривать, писать, ходить (поначалу с клюшкой), держать ложку. Единственная связь с внешним миром – телефон и Интернет. Многие в таких случаях замыкаются в себе, опускают руки. Но Михаил из породы других людей – тех, кто не сдается никогда, ни при каких обстоятельствах. Он решает начать писать.

Будучи страстным рыболовом, Михаил начинает свой творческий путь с рыбацких баек и рассказов. В начале 2006 года он пишет несколько этюдов на тему этого поистине всенародного увлечения. Найдя в старой газете адрес, отправляет свои работы в редакцию. Вечером 23 февраля в квартире Смирновых раздается телефонный звонок от известного по телепередаче «Диалоги о рыбалке» главного редактора московского еженедельника «Рыбак рыбака», Алексея Цессарского, который сообщает Михаилу, что его рассказы не только опубликованы в газете, но и примут участие во всероссийском конкурсе.

Первый успех воодушевил Михаила. Купив в кредит компьютер, он начинает увлеченно трудиться над своими текстами. Из-за бессонницы пишет и по ночам. Такая трудоспособность не могла не принести результата. Его рассказы печатают СМИ Башкортостана, Челябинска, Нижнего Новгорода, Москвы.

Но настоящую славу ему приносит Интернет. Участвуя в различных конкурсах литературных порталов Сети, Смирнов становится лауреатом ряда литературных премий. Среди наград: почетная грамота Содружества литературных сообществ «Золотое перо Руси», знак особого отличия «Серебряное перо Руси», медали «Русский Stil», «За красоту, гуманизм, справедливость» имени Ф. М. Достоевского, «За воспитание, обучение, просвещение» имени Л. Н. Толстого, «За заслуги в культуре и искусстве». Михаил Смирнов печатается в сборниках и альманахах «Звезды Внеземелья – 2010», «Русский Stil – 2010», «Согласование времен – 2010», «Спасибо тебе, ветеран!», «Острова волшебника».

Росту писательского мастерства, несомненно, поспособствовало знакомство с известным салаватским литератором Сергеем Матюшиным. Михаил Смирнов считает его литературным учителем – наряду с любимым писателем Василием Шукшиным. После плодотворного сотрудничества с мэтром тексты начинающего писателя становятся зрелыми, приобретают должную пластичность и глубину.

Глаз художника помогает Михаилу видеть и описывать красоту окружающего мира, выделять из общей картины главные детали, которые передают авторские чувства и переживания читателю. Писатель в своих рассказах о рыбалке является настоящим певцом пейзажа. Хотя мелодии его прозы часто звучат в ностальгическом миноре, ему все же удается передать богатство красок и радость от общения с природой.

С детством у человека связаны лучшие воспоминания, и Михаил Смирнов не исключение. Светлые эпизоды детства становятся лейтмотивом его прозы. Он начинает писать повести, рассказы и сказки для ребятишек. И здесь его талант раскрывается особенно ярко. Душой писатель остался ребенком, и потому его проза искренняя и светится солнечным (летняя пора – любимое время года писателя) светом. А детей не обманешь, они сердцем чувствуют.

Пришла очередь и официального признания. Летом 2010 года издательство «Китап» выпустило в свет книгу Михаила Смирнова «В поисках графских сокровищ» тиражом три тысячи экземпляров. Весь тираж был мгновенно распродан, а книга стала библиографической редкостью. Окрыленный успехом, автор пишет продолжение, но из-за финансового кризиса выпуск цикла приостанавливается.

На помощь приходят новые технологии и Интернет. Уфимское издательство «Вагант» выпускает электронную версию серии книг Смирнова – «Поиски графских сокровищ», «Тайна старого подземелья», «По следам Ворона», «Исчезновение в ночи, или Долгий путь домой», «Неразлучники».

И наконец, 24 мая 2012 года, как сообщило агентство Башинформ, в Государственной думе прошла церемония награждения лауреатов Международного конкурса детской и юношеской литературы имени А. Н. Толстого. Среди лауреатов есть и представитель Башкортостана – Михаил Смирнов, удостоенный диплома в номинации «Проза для подростков» за повесть «Верни потерянное детство».

У Михаила, как литератора, есть все, что определяет состоятельность произведения, – чувство языка и стиля, зоркость писательского взгляда. Ему удается вычленять из многообразного жизненного материала необходимые фабульные ходы, подробности, развитие характеров – и все это претворять в художественный текст, основанный на живой и противоречивой жизни.

Как человеку ему не хватает одного – внимания со стороны властных структур  к бытовым трудностям, с которыми сталкивается человек с ограниченными возможностями. Поговорка верно гласит: талантам надо помогать, бездарности пробьются сами.

Хочется пожелать автору чаще радовать читателей своими произведениями и дарить светлые эмоции от прикосновения к ним.

 

 

«КРАСНАЯ МОСКВА»

– Ребята, не шумите, – в класс вошла Нина Сергеевна, – Волченков, Мельникович, Грицаевский! Кому я сказала?

– А чё сразу на нас? – проворчал Андрей Грицаевский, приглаживая взъерошенные волосы. – Все кричат, а мы виноваты. Да, пацаны?

Ребята, сидевшие за соседней партой, тихо засмеялись, быстро поправляя пиджаки и вытирая вспотевшие лбы после шумной возни, которую устроили, пока не было учительницы.

– Андрей! Успокойся и сядь на место, – сказала классная руководительница, – я видела, что за борьбу вы устроили. Чуть парты не перевернули. Поставьте их ровно. Понятно? Так, а теперь все слушают меня! Из колхоза, где мы работали летом на прополке свеклы, перечислили деньги. И…

– Ура, дождались! – раздались восторженные возгласы учеников.

– Тихо! Не перебивайте, – повысила голос Нина Сергеевна, – и тем, кто ездил в трудовой лагерь, завтра стану выдавать деньги.

– Сколько? – спросил Андрей, ерзая за партой.

– За две недели, ребята заработали по десять рублей. – Ответила она, взглянув на лист бумаги, который держала в руках.

– Ух, ты! – Андрей толкнул Волченкова в спину. – Слышь, Санька, куда такие деньжищи потратишь, а? Может, в кино сходим и мороженого наедимся, как думаешь?

– Нет, мамке отдам. – Помедлив, ответил Саша.

– Да, ну-у-у! – опять толкнул его Андрей. – Твои же деньги.

– Ну и что? – сказал Саша. – Сам бы поехал в колхоз, поработал на свекле и узнал, как тяжело. Нет, Андрюха, я домой отнесу деньги. Мамке они нужнее, чем мне. И не приставай, а то в лоб получишь! Понял, сачок? Лучше не забывай, что после уроков пойдем на тренировку. Скоро на соревнования поедем.

Вечером, вернувшись, домой, Саша быстро сполоснулся под душем и, надев старенькое трико, прошел на кухню, где мать готовила ужин. Налил чай в бокал, поставил на стол и присел на табуретку.

– Мам, – шумно отхлебнув немного чая, сказал Саша, – учительница объявила, что завтра мы деньги получим за прополку свеклы.

– Правда? – спросила она, глядя на его смущенную улыбку, – это же хорошо, сынок! Твои первые трудовые деньги. Первая зарплата, а ее, как говорят, всегда тратят на себя.

– Почему? – не понял Саша, отпивая маленькими глоточками чай.

– Так принято, – засмеялась мать, – кстати, а сколько ты получишь? Ого, богач! Можешь на эти деньги купить все, что захочешь.

– Все-все? – переспросил Саша.

– Да. Рубашку, книги, хоть конфеты. Это твои деньги.

Саша помолчал, о чем-то думая, потом хмыкнул:

– Конфеты… Я же не смогу такую кучу съесть. Нет, не хочу…

– Что понравится, то и покупай. Понял, сынок? – мать провела рукой по его влажным волосам, взъерошив их, – вот и ты первые деньги в дом принес. Ладно, иди учить уроки, а я ужин приготовлю, пока остальные не вернулись.

Поднявшись, Саша сполоснул бокал, поставил на полку и направился в комнату. Там у окна стоял большой стол, сделанный отцом, который умер незадолго перед его рождением от старых ран, полученных на войне.

Саша провел ладонью по поверхности, как всегда он делал, достал учебники, тетради. Аккуратно разложил на столе, уселся на старенький стул и, вспомнив о завтрашнем дне, стал думать, что купить: «Эх, хорошо бы приобрести лыжи «Россия»: узкие, легонькие, многослойные, как у тренера. Жаль, денег мало, а они дорогие. Ничего, погоняю на «Зеленодольских». Валентин Леонидыч обещал дать на соревнования свои. Ух, хороши! Всех на лыжне обставлю. Кубок наш будет. Точно! Ботинки лыжные купить? А зачем они без лыж? Ходить же в них не стану. Рубашку? Нет, не буду тратить деньги. Вовка сказал, что подарит на день рождения. Книги? Своих много, да в библиотеке возьму, если понадобится. Во! Столько денег, а не знаю, что купить. Не понимаю, как мамка может ими распоряжаться? Знает, какую дырку заткнуть, как она всегда выражается. А-а-а, надоело уже думать! Завтра что-нибудь в магазине присмотрю, а сейчас лучше задачки порешаю, через два дня контрольная будет».

Достав черновик, Саша стал в нем писать, изредка задумываясь и посматривая в окно, где виднелась за забором их школьная теплица, в которой проходили уроки труда.

– У-у-у, куркуль! – Саша вздрогнул, когда услышал рядом голоса старших братьев. – Сидит, размечтался!

– Задачки решаю…

– Видим-видим, как уроки учишь, – засмеялись они. – Гадаешь, куда деньги девать? Не жадничай, а по-братски поделись.

– Ага, разбежались, – буркнул Саша, закрывая учебник. – Вы потратили на себя, когда ездили в лагерь, теперь моя очередь настала.

– Санька, пошли на кухню. Мамка позвала ужинать, – сказал Славик, легонько щелкнув Саше по затылку, – вставай…

Выходя из комнаты, Саша мельком взглянул на комод, приостановившись, и засмеялся, поняв, что надо купить.

– Что с тобой? – спросил старший брат, глядя на его радостную улыбку.

– Так, ничего…, – запнувшись, сказал Саша, – кушать хочу.

– Ну-ну, так я тебе и поверил. Говори, что задумал! – нарочито грозно нахмурился брат.

– Отстань! – оттолкнув Володю, Саша прошмыгнул на кухню и быстро уселся на табуретку возле окна. – Царь-гора! Вот так!

Это у них было игрой – занять место у окошка, чтобы можно не только есть, но и одновременно наблюдать за футбольным полем, на котором гоняли мяч взрослые парни с их квартала.

На следующий день, Саша торопливо умылся, позавтракал, надел школьную форму, выскочил в подъезд, громко свистнул и стал спускаться по лестнице. Услышал, как хлопнула дверь, и раздался звонкий голос Андрея:

– Санька, подожди! Куда так спешишь?

– Догоняй! – ответил Саша, выходя на улицу и направляясь по узенькой дорожке к школе, находившейся рядом с домом.

– Ну, Саня, пойдем сегодня в киношку? – запыхавшись, спросил Андрей.

– Нет, – коротко сказал Саша.

– Почему?

– Так, дело есть одно…, – буркнул Саша и добавил. – Все, хватит об этом болтать. Надоело!

– Ну, как знаешь, – обиженно протянул Андрей, – друг, называется…

– Греца, потом я все расскажу. Хорошо? – сказал Саша, распахнул дверь и направился на второй этаж, где находился их класс.

– Привет, Рыжик! – он поздоровался с Володей Мельниковичем и, взглянув на его пальцы, спросил, – опять гитару мучил?

– Ага, – сказал тот и отдернул руку, – Санька, у меня получилось подобрать аккорды для песни, которую Наташка любит. Расписал их для всего состава.

– Отлично! В субботу начнем на репетиции разучивать. – Громко сказал Саша, не заметив, что в класс вошла Нина Сергеевна.

– Волченков! Те6я в коридоре слышно, – сказала учительница, положила на стол журнал, тетради и позвала, – Саша, иди сюда. Распишись…

– Как? – спросил он, нерешительно склонившись над столом.

– Как обычно, – засмеялась Нина Сергеевна, – привыкай. На следующий год опять поедем.

Саша аккуратно написал фамилию и, не удержавшись, в конце пририсовал какую-то закорючку.

– Все? – спросил он.

– Нет. Держи свои заработанные деньги. Поздравляю с первой получкой!

– Спасибо, – смутившись, ответил Саша, положил деньги в карман и быстро направился к своей парте.

– Не раздумал? – спросил Андрей, – ну, хоть мороженого нам купи, а?

– Нет, – сказал Саша, – не могу. Завтра сходим, если получится, а сегодня я занят.

Он сидел, с нетерпением ожидая конца уроков. Изредка доставал деньги, рассматривал, словно впервые видел и опять прятал в карман. Думал о матери, как она умудрялась на свою крохотную зарплату содержать большую семью, при этом забывая о себе. Замечал, как, накормив всех, мать выпивала чай и продолжала заниматься домашними делами, пока они учили уроки.

Саша вздрогнул, когда прозвучал резкий звонок и ученики стали собираться домой. Он положил учебники в портфель и направился к выходу.

– Санька,- крикнул Андрей, – нас подожди!

– Нет, я в другую сторону пойду, – ответил Саша и выскочил из класса.

Остановившись на крыльце, осмотрелся и решительно пошел в сторону площади, рядом с которой находился парфюмерный магазин.

Открыв тяжелую массивную дверь, он оказался в просторном зале. Растерявшись, Саша стал внимательно осматривать витрины и, заметив в дальнем конце на полках флаконы с духами и одеколоном, пошел к прилавку.

– У вас есть духи «Красная Москва»? – спросил Саша у продавца.

– Есть. Какие нужны? Цена у всех разная.

Достав десять рублей, Саша положил на прилавок.

– Хватит? – несмело, спросил он.

Продавец протянул, как показалось Саше, большую коробочку с духами и остатки денег:

– Кому купил, паренек?

– Мамке, – сказал тихо Саша, положил аккуратно духи в портфель, сдачу сунул в карман и, поблагодарив, быстро выскочил из магазина.

Он шел по улице и думал, как удивится и обрадуется мать его подарку. Это были ее любимые духи, но слишком редко она покупала их, да и, то лишь самый маленький флакончик. И всегда мечтала, говорила, что когда у них будет больше денег, она позволит себе купить большой. И вчера, выходя из комнаты, Саша заметил, что духи закончились, и тогда он понял, что лучше купит большуший флакон и поставит на видное место. Вот уж мать обрадуется!

Он взбежал по лестнице, тихонечко открыл дверь и тут увидел, что мать стоит около прихожей.

– Сашок, ты чего крадешься? – спросила у него, – почему задержался после школы?

– Я.… Так… По магазинам ходил, – запнувшись, сказал Саша.

– Тогда хвастайся, что приобрел, – сказала мать и подошла к нему.

«Эх, не получилось, как хотел»! – подумал он, открыл портфель, достал и неуклюже протянул матери духи, – Мам, мне ничего не нужно, правда - правда, а ты всегда о таких мечтала. На, это для тебя. Вот даже еще деньги остались. Можно ребят мороженым угощу? Я им обещал. Ладно, мам?

 

СЛАДКОЕЖКИ

       – Мальчишки, что вы шумите? – донесся голос матери, и она вошла в комнату. – Даже в подъезде слышно. Опять стрельбу устроили?

       – В войнушку играем, – вылезая из-под кровати, сказал Женя и, тут же ему в лоб попала бумажная пулька. – Ай-яй, Петька, так нечестно!

       – А зачем ты выбрался? – спросил Петя и выглянул из-за покрывала, которое свисало со стола. – Сам виноват. Зато как я точно попал! – сказал, снимая с пальцев тонкую резинку и, спрятал ее в карман. – Мам, а ты что так поздно пришла с работы?

       – Много работы было, – сказала мама. – Надо успеть все сделать до Нового года. Да, ребята, я купила к празднику ваши любимые конфе…

       – Ура, «Гусиные лапки»! – перебив маму, закричали мальчишки и, отталкивая друг друга, побежали на кухню.

       – Ух, ты, – зажмурившись от удовольствия, причмокнул Петя, когда увидел на столе большой кулек с конфетами, – столько много! Женька, сейчас наедимся, – и протянул руку.

       – Ну-ка, не трогайте! – взяв кулек, строго сказала мама. – Это на Новый год. Понятно? Потерпите, ничего с вами не случится. Если получится, куплю еще шоколадные конфеты и сделаю вам подарки.

       – Мам, все равно нам отдашь, – шмыгнув, сказал Женя. – Зачем праздник ждать? Давай мы сейчас их съедим, а?

       – Ишь, хитрюги! – засмеялась мама и, достав конфеты, дала каждому по одной штучке. – Держите, сладкоежки, и больше не просите. Пока спрячу их. На Новый год получите. И не ищите!

       – Ну, мам…

       – Нет, нет и нет, – нарочито нахмурившись, мама посмотрела на мальчишек. – Если вам отдать, тогда через полчаса останутся одни фантики от конфет. Терпите…

       – Ну, мам, еще дай по конфетке, а? – начали упрашивать ребята.

       – Сказала – нет! Идите, играйте, а я пока ужин приготовлю. Уже поздно, пора спать. Все, не мешайте! – и подтолкнула сыновей к двери.

       Усевшись на кровать, мальчишки медленно перекатывали конфеты во рту, стараясь, как можно дольше насладиться их вкусом. Петя сидел, задумавшись, потом быстро захрустел карамелькой и прошепелявил:

       – Слышь, Женька, – сказал он братишке, – а кулек-то здоровенный! Утром, когда мамка уедет на работу, мы найдем его, вытащим несколько штук, и она не заметит. Понял? Мы же сколько раз так делали, и мамка даже не догадывалась, что мы брали. Грызи быстрее конфетку, и поиграем, пока она ужин готовит. Эх, вкуснятина! – и причмокнув, он вытащил рогатку и полез под стол.

       Вечером, уже засыпая, Петя пробормотал:

       – Жень, не забывай про конфетки. Мамкины тайники-то мы знаем, – и, повернувшись, он засопел.

       Утром, почувствовав, что его толкают, Женя недовольно заворчал, повернулся на другой бок и с головой укрылся одеялом.

       – Женька, вставай, хватит спать, – раздался голос брата. – Мамка уже давно на работу ушла, а ты все еще валяешься. Мы же хотели конфеты найти, какие мамка принесла к Новому году.

       Ух, «Гусиные лапки»… Женя вспомнил, что вчера мать принесла после работы большой кулек с их любимыми конфетами. Принесла, но дала каждому всего по одной штуке и сказала, что остальные спрячет от них до Нового года, иначе, конфеты не долежат до праздника. И вечером, пока мамка была на кухне, они договорились разыскать кулек, чтобы взять еще несколько, а то мама сразу же догадается.

       Откинув одеяло, Женя поежился от холода и, быстро натянув трико и рубашку, побежал в ванную. Зевая, он торопливо почистил зубы, умылся, вытер лицо и, распахнув дверь, крикнул:

       – Петька, а что будем кушать?

       – Мамка пожарила картошку, – сказал брат. – Слышь, Жень, может, конфеты поищем, а потом позавтракаем?

       – Ладно, – поддернув трико, сказал Женя, – а где будем искать?

       – Ха, не знаешь, куда обычно мамка прячет от нас конфеты? – засмеялся Петя. – Мы же все ее тайники отыскали, ты в зале ищи, а я в спальне и в кладовке.

       – Петька, возьмем по штучке или по две, и хватит, – сказал Женя. – Мамка будет ругать, если заметит. Понял?

       – Ладно, ладно, – направляясь в комнату, сказал брат. – Посмотрим…

       Женя проверил все места, но кулька нигде не было. Посидел на диване, подумал, снова просмотрел тайники, другие места, где можно было бы спрятать, но ничего не обнаружил.

       – Петька, нашел? – крикнул он.

       – Не-а, – пропыхтел брат. – В комоде пусто, в спальне пусто, в кладовке все перевернул, и тоже ничего нет, словно испарились. Странно, куда мамка могла их засунуть? Женька, на кухне смотрел?

       – Проверил…

       – А в ванной комнате?

       – Смотрел…

       – Не нашел?

       – Не-а…, – сказал Женя. – Петь, я кушать хочу. Даже чай не успел попить из-за конфет.

       – Успеешь. Когда найдем, тогда и покушаем. Странно, – брат вышел из спальни, сел на диван и задумался, оглядывая зал. – Не могла же она с собой на работу забрать? Может, плохо искал?

       – Все перерыл, – шмыгнув, сказал Женя. – Даже книжки перебрал. Думал, за ними лежат. А мамка не могла соседям отнести?

       – Нет, ты что? – отмахнулся Петя. – Их Сережка сразу бы съел, если узнал. Нет, конфеты где-то дома спрятаны. Давай-ка, еще разочек проверим.

       Долго мальчишки разыскивали кулек, вытаскивая все вещи из шифоньера, из комода, из кладовки. Даже нашли давно утерянные игрушки, но конфеты исчезли. Запыхавшись, Петя сел на диван, посмотрел на беспорядок в квартире, потом взглянул на часы и вскрикнул:

       – Женька, скоро мамка на обед придет, а мы все разбросали. Ох, попадет нам! Поднимайся, будем уборкой заниматься.

       Ребята начали быстро раскладывать вещи по местам, расставлять книги, укладывать белье. Затем подмели пол, торопливо протерли его мокрой тряпкой и уставшие, зашли на кухню, налили чай, положили в него сахар, сели на табуретки и стали тихонечко, чтобы не обжечься, отпивать маленькими глотками.

       – Эх, сейчас бы конфетки…

       – С сахаром попьешь, – буркнул Женя.

       Нахмурившись, Женя держал в руках чайную чашку и смотрел на новенький, белый, полиэтиленовый бидончик для молока, висевший на стене на самом видном месте, который недавно купила мама. Внимательно приглядевшись, он заметил какие-то пятна, словно чем-то испачкали внутри. Поднявшись, Женя протянул руку, постучал по нему пальцем, прислушиваясь к звуку, осторожно снял крышку, заглянул и, толкнув брата, удивленно присвистнул. В нем лежали конфеты, которые они полдня разыскивали в квартире, перебрав кучу вещей.

       – Ничего себе! – воскликнул Петя и протянул руку. – Конфеты перед нами, а мы даже не заметили. Сейчас наедимся! Дай-ка, штучку…

       – Отстать, – Женя оттолкнул руку и закрыл бидончик. – Я уже так наелся, что на них смотреть не хочу. «Гусиные лапки», «Гусиные лапки», – передразнил он, – пришлось из-за них не только все вещи перебрать, все книги, но даже полы вымыть. Не хочу! – медленно, с расстановкой, повторил Женя, сполоснул чайную чашку, поставил ее на полку и пошел в зал, – я лучше до праздника потерплю, чем буду мамкины тайники искать…

 

РАЗМАЗНЯ

– Снова размазня, – Саша поморщился, набрал в ложку клейкое месиво и, размахнувшись, шлепнул опять в тарелку вязкий кусок. – Надоело! Не буду есть. Скорее бы мамка приехала…

– Заставлю. Куда денешься? – сказал Коля и, взглянув на младших братьев, добавил. – Помните, как мать сказала? Кушайте все, что найдете. Голодными не сидеть. Это ее слова.

– Ага, – пробурчал Саша, глядя, как Валера, морщась, доедал геркулесовую кашу, – ты забыл добавить, что мамка велела тебе готовить все, что душе угодно, лишь бы мы сытыми были. Вон, полный холодильник продуктов. Только успевай варить. А ты, кроме овсянки на воде, ничего не делаешь. Скоро начнем ржать, как лошади. Что молчишь, Валерка?

Тот поставил пустую тарелку в раковину, налил в бокал чай и, усевшись на свое место, сказал:

– Чего с ним спорить? Все равно Колька сделает так, как ему удобней. Лучше размазню, чем сидеть на одном чаю.

– Предатель! – проворчал Саша и, получив подзатыльник, отскочил от стола. – Все расскажу мамке. Понял, Колян? Свою Любку по киношкам водишь и в подъезде с ней целуешься, а нам даже на мороженое не даешь. Жадина!

– Это кто целуется? – угрожающе спросил Коля. – Ты видел?

– Видели-видели, – Саша подтянул старенькие штаны, – пацаны рассказывали, что вас застукали. Ох, мамка узнает и задаст жару!

– Тогда ей скажу, что ты тройку исправил на пятерку…

– Ха, напугал! – перебил его Саша. – Сейчас же каникулы. Забыл, как сам помогал мне трояк переправить. Тебе влетит больше, чем мне. Правильно, Валерка?

Но Валера молчал, допивая чай.

Саша не унимался, продолжая переговариваться с братом.

– Тоже мне – нашел невесту! – ворчал он и отошел подальше от брата, чтобы тот не поймал. – Только и знаешь, как в кино водить да полдня на диване просиживать. Лучше бы она кушать нам приготовила…

– Ишь, размечтался! – сказал Коля. – Мать тоже вам задание дала, чтобы дома порядок наводили.

– Да? Сам дрыхнешь до обеда, а мы не успеем начать, как твоя Любка приходит, – и, услышав стук в дверь, добавил. – Вон, уже появилась. Встречай невесту…

И получив еще один подзатыльник, насупившись, Саша замолчал.

– Привет, мальчишки! – в квартиру вошла высокая стройная девушка – их соседка, Люба. – Что вы тут ругаетесь? Даже у нас слышно. Сашок, что такой взъерошенный? Коля вас обижает?

– Дождется. Узнает, когда…, – и, заметив, как брат показал ему исподтишка кулак, запнулся, а потом спросил у Любы. – Ты готовить умеешь?

– Конечно, а что? – удивленно сказала она, присаживаясь на диван.

– И пельмени можешь? – хитро сощурился Саша, поддернув сползающие штаны.

– С мамулькой дома делаем, – ответила Люба, – а, что случилось?

– Щас, скажу, – он прошмыгнул мимо брата на кухню, что-то зашуршало, загремело, и Саша выскочил обратно, – так, мука и мясо на столе. Колька с Любкой пусть занимаются пельменями, а я побежал на речку. Валерка, пойдешь с нами?

– Не-а, лучше им помогу и первым наемся, а ты иди, иди…

Коля, сидевший на диване, переводил недоуменный взгляд на Любу, Сашу, Валеру и, опомнившись, произнес:

– Слышь, шустрый, а кто уборкой-то займется?

– Сделаю…, – запнувшись, сказал Саша, – когда вернусь и увижу на столе обещанное.

– Что? – не поняла Люба. – О чем вы говорите?

Брат не успел и рот раскрыть, как Саша его опередил, направляясь быстрее к выходу:

– Поспорили... Умеешь ты готовить или нет. Кто проиграет, тот в квартире убирается.

И заметив, что Коля рванулся за ним, быстро выскочил и побежал по лестнице вниз.

Весь день, находясь на речке, Саша мечтал о пельменях и думал, сделают их или нет. К вечеру, подгоняя ребят, он торопился домой. Взбежал по ступеням, открыл дверь, вдохнул воздух и зажмурился от удовольствия. Настряпали!

Быстренько скинул обувь, торопливо направился на кухню, где увидел на столе большую полную чашку. Схватил вилку, плюхнулся на табуретку, придвинув пельмени к себе, и не сказал, а выдохнул:

– Дождался…

Почти не пережевывая, Саша быстро съел несколько штук и тут заметил, что возле стола стояли братья с Любой и внимательно смотрели на него, как он кушал.

В душе, у Саши, появилось нехорошее предчувствие. Подозрительно взглянул на них исподлобья, перестал жевать и спросил:

– Не пойму, а что вы около меня столпились, а?

– Мы? Так просто. Ешь, Санька, ешь…

Почуяв неладное, он осмотрел пельмень со всех сторон, немного надкусил его и снова поинтересовался:

– Что уставились на меня? Не видели, как едят, или внутрь чего-нибудь натолкали? Признавайтесь: соль, перец или пятак, чтобы я зубы сломал, да?

– О чем говоришь, Санька? – возмущенно ответил Коля и, переглянувшись с Валерой и Любой, сказал. – Мы выполнили твое условие. Уборка за тобой. Вкусные пельмешки, Сашок? Ты кушай, кушай…

Ох, лучше бы он не говорил эти слова…

Саша, зная аппетит братьев, оценивающим взглядом окинул содержимое большой чашки, посмотрел на них, о чем-то задумался, осторожно откусил и начал медленно жевать, стараясь понять, что внутри.

– Тьфу! – подбежав к раковине, выплюнул и показал на стол. – Ну и повара! Что это приготовили? Словно травы наелся, как корова. Вот накормили! Теперь я должен каждый пельмень солью посыпать с перцем и луком заедать, стряпухи? Любка, а ты куда смотрела?

– На них понадеялась. – Ткнула пальцем в братьев.

– Ну, спасибо! Лучше я буду каждый день есть Колькину размазню, чем это, – указал на чашку, поддернул штаны и добавил ехидно, сощурившись, – теперь можете втроем браться за уборку – поварята, а я гулять пошел. Пацаны заждались…

 

 Подготовил Рустам Карапетьян

 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА

В ВАШИХ РУКАХ ВСЁ - ОТ РАЗВИТИЯ САЙТА ДО НОВЫХ КНИГ

Информация для истинных почитателей детской литературы

Люди в этой беседе

Комментарии (1)

  1. Светлана Видерхольд

Правда, душевные рассказы, человечные. Читаешь, и хорошо на душе становится.

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением