Весна - она уже вот-вот. Где-то она уже вовсю, где-то – пока еще только неуловимым предчувствием. Наверное не зря раньше новый год связывался скорее с приходом весны. Потому что это всегда рождение нового, чистого, светлого. Когда «звенят ручьи, слепят лучи, и тает лед, и сердце тает». Пусть она не всегда ранняя, пусть переменчивая – мы ей это простим. Она же – Женщина!

                                                                                                 

                                                                                                   

Любовь Шубная  

                                                                                              ВЕТОЧКА

 

   Зимняя веточка проснулась в огромной хрустальной вазе и засмущалась:      

- Ой, как стыдно! Ваза такая красивая, а мне и надеть-то нечего, и спрятаться негде… Лучше бы уж я в саду замёрзла…

     Она выпрямилась и прижалась спиной к стенке вазы:

- Пусть думают, что я сплю…        

     К столу подошла маленькая девочка:      

- А я тебя знаю! Это ты стучала в окошко, когда на улице мела метель. А потом сосулька упала с крыши, и ты отломилась от мамы-калины. Не бойся, тебя никто не обидит. Видишь, тебя в самую-самую лучшую вазу поставили, потому что ты красавица!

      Веточка посмотрела на своё отражение в воде и вздохнула:        

- Где она красавицу увидела? Просто успокаивает…        

      Девочка разговаривала с нею каждый день. Вернее, девочка говорила, а веточка молча слушала. Однажды девочка удивилась:        

- Что это? Из домиков-почек листочки в окошки выглядывают! Они проснулись! Листочки, листочки, выходите поскорей!        

Через несколько дней веточка стала зелёной. Теперь ей не было стыдно, и она с удовольствием хвалилась нарядом:        

- Посмотрите, какие нежные у меня листочки! Один, два, три, четыре, пять… Их так много! Скоро я зацвету! Обязательно зацвету! Пущу корешки, и для меня найдут в саду самое светлое место. Я вырасту и не буду бояться сосулек. Зимой ко мне в гости будут прилетать птицы. Я стану угощать их ягодами и слушать песни! Весной надену красивое белое платье. Летом спрячу тебя от жары, девочка! А осенью подарю самые красивые желтые листья!          

- Я буду тебя поливать и охранять,- отвечала девочка.- Расти, веточка!        

         Веточка хорошела и крепла с каждым днем.        

          Но однажды в дом пришла беда: заболела бабушка, которую девочка очень любила. Она не вставала с постели и всё время спала. Лишь изредка открывала глаза и вздыхала:

- До весны не доживу…          

        Внучка гладила её беспомощные руки и плакала. Веточка тоже пригорюнилась, когда подружка рассказала ей о своей печали. А потом захлопала зелёными ладошками от радости:

- Да я же и есть весна!            

        Девочка взяла веточку и понесла бабушке.          

- Уже весна,- обрадовалась та.- Как долго я спала!

      Она очень быстро поправилась. Даже доктор удивился:          

- Чудеса! Первый раз такое вижу! Чем бабушку лечили?

          Бабушка улыбнулась и ответила:          

- Добротой.

 

Не знаю, как у вас, а у меня настоящая Весна всегда приходит 8 марта. Когда все девочки, девушки, женщины, чуть подуставшие за зиму от бесконечных морозов и бесчисленных теплых одежд – вдруг словно цветы распускаются, расцветают. И даже если на 8 вдруг случится пасмурный день – никто этого даже не заметит, так осветят его своим присутствием наши дорогие женщины.

   

Анна Никольская

                             ПРИНЦЕССА АЛИСА – ЭТО Я! 

 

    В одном небольшом городе жила-была одна небольшая принцесса. Звали её Алиса, и фамилия у неё была настоящая, принцессина — Ромашкина (ну, или почти принцессина). И волосы у неё были, как у настоящей принцессы — золотые, до пояса. И туфельки — самого маленького размера, который только можно было найти в обувном магазине.
    И всё бы ничего, вот только никто вокруг почему-то не замечал, что Алиса — принцесса. Все кругом думали, что Алиса — обыкновенная девочка. Даже Алисины родители — король с королевой — так думали, представляете? Они даже на работу каждый день ходили, вместо того, чтобы сидеть на троне и отдавать слугам приказы. Папа ходил работать на завод, а мама — в парикмахерскую.

«Вот почему всё так несправедливо устроено? — думала Алиса. — Ведь я же принцесса, а меня заставляют пылесосить и выносить мусорное ведро! И ещё в музыкальную школу ходить три раза в неделю!»
    Но вот однажды утром Алиса проснулась и поняла. Она всё вдруг поняла! Ведь принцессы же что делают? Они же носят короны! А у Алисы никакой короны никогда не было.
«Куплю себе корону и всем покажу!», — пригрозила кому-то кулачком Алиса и пошла покупать корону.
    Она пришла в магазин. Там было много всяких разных шляп и даже были купальные шапочки, а корон не было ни одной!
— Вы не знаете, где тут поблизости продают короны? Такие, небольшого размера? — спросила Алиса у продавщицы.
    Но продавщица не знала. Она предложила Алисе купить вместо короны панаму — от солнца.
— Не нужна мне панама, спасибо большое! — сказала принцесса Алиса и пошла в исторический музей.

   Она купила билет, зашла внутрь и сразу увидела кучу всяких разных корон! Они были такие красивые! Золотые! С алмазами! И разными другими камнями! У принцессы Алисы даже глаза разбежались — она не знала, какую лучше купить.
— А сколько стоят ваши короны? — спросила она у директора с бородой.
— Они очень дорого стоят, — строго сказал директор.
— Ну, хотя бы вот эта, маленькая? — опять спросила принцесса Алиса, ткнув пальчиком в самую крошечную корону в витрине.
— Короны не продаются, — отрезал директор.
— Но вы поймите, — сказала Алиса, — я же принцесса! Мне без короны никак нельзя!

 

Директор с бородой внимательно посмотрел на Алису, кашлянул и сказал:
— Ну, ладно...
    С этими словами он подошёл к невидимой витрине, вынул из кармана невидимый ключ, открыл им невидимую дверцу и достал с полочки невидимую корону. Затем он закрыл невидимую дверцу невидимым ключом, подошёл к Алисе и надел невидимую корону ей на голову.
— Ну как, нравится? — торжественно спросил директор.
Принцесса Алиса посмотрела на своё отражение в витрине и восхищённо выдохнула:
— Очень!

   Принцесса Алиса шла по улицам, и на голове у неё сверкала корона! Золотая, вся в алмазах и ещё каких-то камушках! Это была самая красивая корона, которую Алиса видела в своей жизни! Теперь она была настоящей, самой настоящей принцессой. Прохожие улыбались ей и почтительно кланялись до земли. А некоторые снимали с головы свои шляпы. Вот прошёл мушкетёр в широкополой шляпе с пером. А вот — почтенная дама в шляпке с вуалью. А вон идёт королевский повар в крахмальном колпаке. А это — трубочист в испачканном сажей цилиндре. Принцесса Алиса грациозно вышагивала по тротуару, стараясь не уронить корону (она была ей чуточку велика) и махала рукой своим подданным.

   Нагулявшись, Алиса зашла в булочную, купила батон, как просила её мама, и почувствовала себя абсолютно счастливой.
   И вечером, когда Алиса с мамой и папой ужинали котлетами, это её счастье никуда не подевалось. Хотя папа с мамой, кажется, так ничего и не заметили.
    Ведь теперь у принцессы Алисы была корона, пускай и невидимая, зато самая настоящая. Для полного счастья Алисе не хватало только воздушного замка. Но это тоже дело поправимое!

 

 

А если присмотреться, то у каждой женщины на голове – невидимая корона. Только почему-то мужики замечают это, как правило, в этот весенний праздник. А потом - опять забывают. Колдовство что ли такое на них наложили? Ну не все, конечно. Есть же и благородные рыцари, и пылкие трубадуры. И сказочники, умеющие посмеяться над самими собой.

 

Михаил Стародуб

ЕСЛИ БЫ Я БЫЛ КРАСАВИЦЕЙ

  

Если бы я был самой распрекрасной девушкой на Земле, то не особенно торопился в кого-то влюбляться. Пусть вокруг теряют головы от моей красоты! Изумляются, совершают подвиги. Ну, там, сочиняют стихи, песни, и все такое.

     Пусть время от времени объявляют всемирный конкурс на самый оригинальный подарок, достойный такой ослепительной красотки, как я. Кто-то из богатеев сразу начнет дарить бриллианты, яхты, виллы с видом на природу и остальное, лишенное своеобразия. Все это я приму, конечно. Но без восторга. Хороший подарок не обязательно должен быть дорогостоящим. Каждый раз я буду ждать чего-нибудь неожиданного для сердца и ума.

     – Подскажите, пожалуйста, принимать или не принимать новый закон! –  звонил бы мне по телефону с утра кто-нибудь из безнадежно влюбленных министров нашего или соседнего государства.

     – Не знаю… – отвечаю (я бы на месте красавицы оставался честной девчонкой!). – Решите сами.

      –  Без Вас – невозможно! – сокрушается министр, но красавица уже повесила трубку.

     –  Как нам прожить этот день? – интересуется от имени репортеров всех стран кто-то специально уполномоченный услышать мой мелодичный голос.      

     – Давайте проживем его с удовольствием! – в ответ хохочу я.

     Об этом остроумном пожелании немедленно становится известно во всем мире. И хотя те, кто влюблен в красавицу, уже давно радуются просто так, для полного удовольствия – на всем белом свете объявляется внеочередной праздник.

     Ну, а я – позволяю за мной ухаживать, путешествую из страны в страну.  Это – работа и очень нелегкая! – восхищать окружающее население. Каждый день – массажисты, модельеры, купания в море-океане, остальное, которое невозможно даже предугадать!

     Из всех стран мира поступают просьбы – проверить правителей. Дело в том, что со временем красавица сделалась бы прекрасной настолько, что дураки начинали бы жмуриться, прикрывая глаза, как от яркого солнца, теряя речь, зануды и злыдни – падать в обморок в ее присутствии, или хотя бы столбенеть (от стыда за свое несовершенство). И только безупречные во всех смыслах мужчины и женщины, не теряя присутствия духа, оставались бы вполне адекватными.

     А еще – красавице надо было бы успеть помочь небогатым женщинам и детям. Ну, и некоторым мужчинам, попавшим в трудное положение.

      Ясное дело, красавица, однажды, устанет от общего внимания. И захочет влюбиться сама. Хотя бы в кого-то из нашего города. Выберет совсем не знаменитого пока молодого человека (он – парень «что надо!», который не любит об этом напоминать вслух).  Вроде меня. И уж я бы на месте этой красавицы, полюбил бы меня изо всех сил! Пусть все удивляются.

     – С чего бы это?

     – А вот так! – отвечала бы влюбленная в меня красавица – самая распрекрасная на Земле.

     – Это, знаете ли, наше личное дело… – соглашался бы я (парень «что надо!», который, не любит об этом напоминать вслух).   

 

 

Ну и, конечно же, какое 8 марта без цветов? И без мам – самых лучших женщин в мире? Пусть это будут даже самые простенькие цветы – дело же не в них, а в любви. И, наверное, потому так и важен для нас этот праздник, потому что по большому счету – это праздник Любви. Любви, помогающей нам преодолеть все жизненные трудности, и придающую смысл нашему существованию.

 

   Надежда Смаглий

                                                   ВАСИЛЬКИ ДЛЯ МАМЫ

 

    Дождливый день никак не хотел заканчиваться. Ну почему когда надо, чтобы время бежало, оно ползёт, как черепаха? А Женьке так хотелось, чтобы «завтра» наступило как можно скорее! Даже спать легла пораньше, но уснуть не могла, а всё ворочалась в уютной постельке, которая сейчас отчего-то казалась жесткой и неудобной. Женька смотрела в окошко, разглядывая далёкие звёзды, считала до ста и обратно. Потом тихо шептала, пытаясь настроить себя, как учил её папа.

«Надо утром встать пораньше... пораньше... пока спит мама... надо... на…»

И не заметила, как уснула – улетела в свои ярко-красочные сны, которые виделись ей последнее время. В них парила Женька над землёй, словно за спиной у неё вырастали крылья! Тело во сне было почти невесомым, и она поднималась всё выше и выше. Земля отдалялась и становилась крошечной. Вот уже исчезали запахи и звуки, а она всё летела и летела, и летела…

     Настрой, видимо, подействовал, потому как проснулась Женька ещё до восхода солнца. Проснулась и улыбнулась. «Здорово! Не проспала». На цыпочках вышла из комнаты, осторожно открыла входную дверь, стараясь чтобы та не скрипнула, и выбежала во двор. На крыльце постояла, разглядывая безоблачное небо и радуясь чудесному утру. Вот уж подарок, так подарок для мамочки! Ещё вчера весь день лил дождь, и небо было затянуто мрачными тучами, а сегодня – красота-то какая! Ах, как хотелось ей взлететь сейчас в эту ласковую синеву, чтобы её сон хоть разочек сбылся! Казалось, это так просто - взмахни руками и лети!

«Эх…» - вздохнула Женька с сожалением и оглянулась вокруг. На улице в этот ранний час никого не было. Только издалека доносилось протяжное мычание коров, да петухи, словно соревнуясь между собой, кричали то с одной, то с другой стороны села.

    Их дом был последним на улице. За ним – речка со странным названием Верхушка, которую жители переименовали в Вертушку. Мелководная речушка доставляла столько радости! Летом плескались в ней сельские ребятишки, ловили рыбу местные рыболовы, да по старинке полоскали бельё с мостков, так и не привыкшие к цивилизации, женщины. А зимой крутилась – вертелась детвора по Вертушке на санках, коньках, да лыжах. Вот уж когда речка полностью оправдывала своё название!

    А на той стороне реки раскинулся луг – ни конца, ни края не видно! Он был необыкновенным и всегда разным. Зимой серебрился от снежного покрова, летом распускались цветы и становился похож он: то на облако воздушное, когда покрывался одуванчиками; то на небо синее, когда цвели васильки; то на море бескрайнее, когда склонял ветер к земле высокий серебристый ковыль.

Женька часто прибегала сюда. Перейдя вброд речушку, падала навзничь в высокие травы, жадно вдыхая их терпкий запах, и словно уплывала вместе с облаками в неведомые страны, представляя себя: то птицей небесной, то облачком лёгким.

     Женька ещё немного послушала заливистую утреннюю песню весельчака - скворца, вдохнула лёгкую, почти сладкую, свежесть утра и вприпрыжку помчалась к реке. Она хотела до того, как проснётся мама, нарвать букет её любимых васильков, которые сейчас покрывали луг. Ведь сегодня у мамочки день Рожденья, а она так любит полевые цветы!

    Женька помнит, как бродили они раньше по лугу, собирая разные травы да коренья. Мама знала, как называется каждый цветок, каждая травинка. Даже с закрытыми глазами, только по запаху, могла отличить!

– Смотри, доченька, какое раздолье, какая красота! – говорила она, обводя рукой луг. Эти травы – драгоценные дары матушки-природы! Человек должен беречь эту хрупкую красоту, она обладает чудодейственной силой - лечит и душу, и тело.

Женька слушала маму, вдыхая пряный луговой запах и разглядывая скромные цветочки. Ей казалось, что такого чудного места на земле больше нет!

    А теперь мама не поднимается с постели – болеет. Только вот чем болеет и как долго это продлится, никто Женьке не говорит, но по печальным глазам папы она и сама понимает, что лежать мамочке долго. Украдкой от мужа и дочери, мама, видимо, иногда плачет, но при них смеётся и шутит. Только в глазах её поселилась грусть, от которой Женьке становится порой так плохо, что убегает она на любимый луг и долго бродит, выплакивая ему обиду на такую несправедливость. Но домой возвращается, улыбаясь, и каждый раз приносит: то букетик ромашек или васильков, то просто веточку степного ковыля. А мама радуется, как ребёнок и, прижимая к себе дочь, тихо шепчет: – Спасибо, солнышко ты моё!

      Женька бежала к реке и вспоминала, как вчера почти допоздна они с папой готовили маме подарки: пекли её любимый «Наполеон», рисовали огромный плакат с поздравлениями, упаковывали в красивую бумагу сувениры. А потом, подмигнув дочери, папа поставил в центре стола хрустальную вазу и сказал:

– Это для того, кто раньше проснётся!

     Женька осторожно коснулась ногой воды, вздрогнула от утренней прохлады и зашагала на другой берег. А там!.. Словно море бескрайнее раскинулось перед ней - так красив был сейчас луг, покрытый васильками! Сквозь лёгкую дымку утреннего тумана цветы казались совершенно необыкновенными! Женька присела, любуясь резными листочками, потом вздохнула и стала срывать хрупкое голубое чудо, осторожно стряхивая с него прозрачные капельки росы.

Вдруг в траве послышался шорох. Девочка вздрогнула, но увидев воронёнка, рассмеялась.

– Кыш! – махнула она рукой, но птица не взлетела, а скрылась в высокой траве.

– Да, он не может летать! – ахнула Женька и, не обращая внимания на мокрый подол платьица, пошла по полю, разводя траву руками.

– Ну, где же ты?

Наконец увидела. Воронёнок прижимался к земле и слегка вздрагивал.

– Иди сюда, маленький!

Она хотела взять птенца, но тот клюнул её так, что на тонком запястье выступила капля крови.

– Ну, что ты, дурашка, я тебя не обижу, – девочка снова протянула руку и осторожно погладила чёрную спинку. Воронёнок прижался к земле ещё плотнее. Женька положила букет и взяла птенца. Потрогала лапки, но когда коснулась крыла, тот снова её клюнул.

– Понятно. Крылышко перебито. Ну, ничего, мы с папой тебя подлечим. Она прижала его к груди, взяла васильки и пошла домой.

    Папа уже не спал, а сидел на крылечке и курил. Он посмотрел на дочь и улыбнулся. Девчушка с распущенными белокурыми волосами была так похожа на маленькую лесную фею! Словно вышла она из своего сказочного леса подарить васильковый букет, на котором в первых лучах солнца искрились и переливались всеми цветами радуги капельки росы.

– Доброе утро, лесная фея!

– Ой, папка, ты проснулся? Доброе утро! А почему я фея? – рассмеялась Женька, разглядывая мокрый подол ситцевого платья.

– Потому что ты несёшь радость, – в папиных глазах заплясали смешинки.

Девочка подошла, положила на ступеньки васильки и села рядом, прижимая к себе птенца.

– Вообще-то я несу цветы и воронёнка!

– Это тоже подарок для мамы?

– Нет. У него, кажется, крыло перебито. Не могла же я его оставить. Посмотри сам!

Папа взял птенца. Тот недовольно закрутил головой.

– Ну-ну, спокойнее, дружок, надо посмотреть твоё крылышко!

Тот словно понял и притих.

– Точно, перебито. Пацаны, наверное, погоняли беднягу. Молодец, Женька! Принеси мне бинт и какую-нибудь палочку.

Девочка метнулась на кухню, нашла аптечку, достала бинт и, на всякий случай, йод. Затем подобрала во дворе палочку и принесла всё папе.

– Йод зачем? Им только раны смазывают.

– А если у него под перьями рана? Полей!

Папа рассмеялся: – Нет у него раны, заботливая ты моя.

Он расправил воронёнку крыло и приложил к нему палочку, затем забинтовал, приговаривая:

– Тише, тише, малыш. Вот так. Всё будет хорошо, а пока поживёшь у нас.

Женька внимательно наблюдала за папиными движениями.

– Он ещё совсем маленький, правда?

– Птенец, конечно, видишь – клюв желтоватый. Я отнесу воронёнка домой, а то его заклюёт петух, а ты цветы поставь в вазу и посмотри, не проснулась ли мама.

    Женька взяла со ступенек букет и прошла в комнату. Осторожно срезав корни, поставила цветы в хрустальную вазу и раздвинула тяжёлые портьеры. Солнце уже взошло, и золотистые лучи сразу же заиграли на хрустале, на столе, на цветах. Женька с удивлением смотрела, как ваза тут же преобразилась, словно превратилась в прекрасную чашу, разливающую вокруг себя небесно-голубой цвет.

– Красиво-то как! – словно задохнулась от восторга девочка.

Папа зашёл в комнату, отпустил на пол воронёнка и тоже замер. Потом обнял дочь и поцеловал в макушку.

– Умница моя, – прошептал он слегка севшим голосом. Мама будет очень-очень рада. Давай поставим цветы в спальню?

Женька взяла вазу, и тут послышался испуганный вскрик и следом хриплое:

– Кар-р-р, кар-р...

Папа рассмеялся: – Так кто первым из нас троих поздравил маму с днём Рожденья? Пошли теперь прогонять этого незапланированного поздравителя.

Он прошёл в спальню и раздвинул шторы. Затем сел на кровать и накрыл ладонью мамину руку.

– Ну, что ты, родная? Это всего лишь птенец.

Женька поставила на столик вазу с цветами и забралась к папе на колени.

И мама заулыбалась, глядя то на дочь, то на мужа, то на васильки.

– Спасибо, родные мои! Вы у меня самые-самые лучшие!

Воронёнок потоптался на полу, наклоняя голову то в одну, то в другую сторону, глядя на неё всё время одним глазом.

– Кар-р… кар-р-р...

– Да и ты замечательный – подарочек! И тебе спасибо, – рассмеялась она.

    И отражаясь от необыкновенно красивой вазы, заскользили солнечные лучики по маминому лицу, разглаживая горестные морщинки вокруг глаз. А Женька смотрела на неё с изумлением и думала: «И почему мне всегда казалось, что у мамы серые глаза? Да они же, как два василька!»

 

Дорогие наши писательницы, сказочницы, рассказчицы, поэтки, любимые наши читательницы. От имени всех писателей, сказочников, поэтов и читателей поздравляю вас с этим замечательным днем и желаю, чтобы вам писалось, сказывалось, рассказывалось, поэтилось и читалось. А самое главное, чтобы вы любили и вас любили. Потому что, когда «и тает лед, и сердце тает» - вдруг понимаешь – а зачем вообще это всё.

 

С любовью - мужчины МТОДА

Подготовил Карапетьян Рустам  

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 1814 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор ТО ДАР. Председатель ТО ДАР