С каким волнением и нетерпением мы ожидаем каждый Новый год! 

Там нас ждут новые встречи, приключения, открытия… Мы надеемся, мы верим, мы создаем нашу сказку! Волшебную сказку нашей жизни!

Конечно, в Новом году будет так много всего еще неизвестного... Но пусть он будет добрым и счастливым! Пусть мечты сбываются, новые истории рождаются легко и радостно. Пусть вдохновение не кончается….

И всё хорошее, что нам подарил год уходящий: настоящие друзья, интересные книжки, увлекательные путешествия,-  пусть остается с нами.

 

А теперь, дорогие читатели, дарим вам новогодние подарки – волшебные, но можете быть уверены, что правдивые истории наших замечательных авторов!

 

Ольга Яралек

НЕЗАДУВАЕМАЯ СВЕЧА

 

Каждый раз перед Новым годом мама доставала с антресолей  гирлянды, мишуру, ёлочный дождь из фольги и украшала все комнаты в доме. От новогоднего оформления  у нас сестрой появлялось праздничное настроение, и ожидание Нового года становилось щекотливо-волнительным. В этом году за день до Нового года мы с сестрой помогали маме. Доставали новогодние украшения из больших коробок и вместе решали, где им лучше быть.

– Посмотри! – сказала сестра. – Наш любимый подсвечник! От него так уютно, когда он светит в темноте.

Подсвечник был очень красивый, в форме колокола, у основания которого затерялась заснеженная деревенька. Белый снег пушистой периной лёг и на деревья, и на крыши деревянных домиков. А большие сугробы почти полностью скрыли все изгороди. Над спящими под снегом домиками синела звёздная ночь. Когда в подсвечник клали и поджигали свечку окошечки в домиках и звёздочки начинали сиять, потому что они не были раскрашены и свет свечи проходил через них свободно.

– Кошечки, – задумчиво сказала мама. – Это опасная игрушка. Может быть пожар. Я всегда боюсь, когда вы её зажигаете в спальне. Подождите…

Мама вышла, а Слава закружилась с подсвечником по комнате. Вдруг на пол что-то упало. Мы подбежали. Это был очень красивый магнит-снежинка, покрытый сверкающими кристалликами. Я видела этот магнит у нашей одноклассницы, Тани. Но откуда он взялся у нас дома? Слава быстро схватила магнит и спрятала в карман.

– Ты его у Тани взяла? – догадалась я.

Слава смутилась, не зная, что ответить.

– Чужое брать нельзя! Ты что не знаешь?

– Вот, хотела подарить на новый год, но по случаю заберите сейчас, – входя в комнату, сказала мама. –  Это неопасные свечи, хотя и парафиновые. У них светодиодные огоньки на батарейках. Эти свечи можно включать и выключать. А каким удивительным светом они сияют!

Слава посмотрела на меня с тревогой, не проболтаюсь ли я маме о магните. А мама включила свечку, и мы увидели настоящее чудо. Огонёк свечи начал меняться на наших глазах от красного до фиолетового, повторяя все цвета радуги.

– Как красиво!

– Мы сегодня и свечи, и подсвечник к себе возьмём, можно? Зажигать подсвечник не будем, свечки в нём нет, – сказала Слава.

Когда мы уже лежали в кроватях, а мама, пожелав спокойной ночи ушла, произошло вот что. В темноте одно из окошек нарисованного на подсвечнике домика зажглось. Мы так и сели на кроватях.

– Ты свечку вставляла? – спросила меня Слава.

– Нет, – тихо ответила я.

Свет из нарисованного окна падал на снег, и тот искрился, как настоящий. Потрясение было столь велико, что мы смотрели на это чудо молча. Вот дверь домика открылась, и на пороге появился дед. Да. Да. Самый обыкновенный старичок, в ватных штанах, тёплой рубахе, жилетке и ушанке на голове. Он потоптался у входа, посмотрел на нас и махнул рукой, приглашая войти.

            – Что будем делать? – спросила я шёпотом.

– Не знаю, – ответила Слава. – Можно просто с головой под одеяло нырнуть… Но как-то неудобно, он же знает, что мы не спим.

            Мы придвинулись к подоконнику, на котором стоял удивительный подсвечник. Дед продолжал махать нам рукой.

            – Может просто коснуться стекла? – предположила я.

Затаив дыхание мы коснулись подсвечника и тут же почувствовали, как обжигает ноги снег и мурашки бегут по коже от холода.

– Ох, ты! – сказал дед. – Ну-ка в хату ныряйте, котята.

Просить дважды не пришлось, мы вскочили в дверной проём и оказались в аккуратной чистой горенке. В ней было светло, словно днём и тепло. На печке пыхтел горшочек, на столе стоял поднос с горячими блинами, стеклянный кувшин был наполнен молоком. По всему столу были расставлены пиалочки с вареньем, сметаной, мёдом.

– Ну, у нас вы не замёрзнете даже в пижамах! – сказал дед, плотно закрывая дверь. – Заходите, гостями будете. Вон моя бабка блинов напекла, сметаны да варенья всякого понаставила. Самовар готов. Чаёвничать станем.

Мы сели за стол и закрутили головами. В горнице было уютно. Везде висели вытканные зановесочки, тарелки в серванте стояли, как в музее рисунком наружу, на кровати в дальнем углу горкой лежали белоснежные кружевные подушечки.

– Ну, давайте знакомиться, – присаживаясь за стол, сказал дед.

– Мы Слава и Саша, – ответила я за себя и сестру.

– А я дед Пихно.

Тут горячий горшочек сам оторвался от печи и медленно полетел к нам на стол. Мы замерли от удивления. А горшочек опустился на глиняную тарелку и открылся. Потом взлетел нож и отрезал кусок масла, который сам упал в горшок. Тут же подлетела деревянная ложка и стала мешать содержимое горшка. Чудесный аромат жаркого поплыл по горнице.

Дед смотрел на нас и улыбался в усы.

– Что? Удивительно? Это и есть бабка моя. Бабка Никто.

– Дед Пихто и бабка Никто, – повторила я, услышав в сказанном что-то очень знакомое.

– Так и есть, – ответил дед и, вздохнув, подвинул ближе к нам поднос с блинами. – Но бабка моя не всегда была невидимой. Случилось это в Новый год. Сделала бабка в печи вкусного гуся. Испекла пирогов с капустой, с яблоками. У моей бабки самые знаменитые пироги получаются. Пышные, с хрустящей корочкой, ароматные. Достала из погреба солёных огурчиков, сочных помидоров, да маринованных маслят. Хотели уже за стол садиться, Новый год встречать, как стук в дверь. Открыли, стоит человек. В красном кафтане, белых рукавицах, с искристым от снега мешком за плечами, с посохом и свечой  руке.

– Это Дед Мороз пришёл, – знающим тоном сказала Слава, запихивая очередной блин в рот.

– Точно. Дед Мороз. Пригласил я его войти. А Дед вошёл и спрашивает, чем это у нас так вкусно пахнет. Хотел я ответить, да тут бабка моя вперёд вышла и говорит:

– Ничем. Чем у нас пахнуть может? Живём мы бедно, гостей не ждали.

Удивился Дед Мороз, но ничего не сказал. Что на старуху нашло, не понимаю. Она всегда была скуповатой, но чтобы вот так гостя встречать, никогда не было. Я деда к столу пригласил. Сел Мороз прищурился, словно придумал что-то. Поставил свою свечу на стол, посох под лавку положил да полез в мешок.

– Я, – говорит, – вам подарочки принёс.

Тут старуха за стол присела и ждёт.

– Коли живёте вы бедно, вот вам пирог с капустой, да пирог с яблоками. Корочка хрустящая, начинка сочная. Вы таких пирогов ещё не пробовали. А ещё гусь. Мясо вкусное,  так во рту и тает. Пусть у вас на столе будет сытно, ведь всем известно, как новый год встретишь, таким он и будет. Но что-то вижу я не рады вы моим подаркам.

– Нет, рады, рады, – старуха моя говорит, а сама на свечу смотрит. – Но подари нам Мороз лучше свечу. Очень она мне нравится.

Про свечку эту нужно отдельно рассказать. Большая была свеча, снаружи белая, а огонёк в ней всеми цветами радуги переливался, от чего по всей горнице словно северное сияние разливалось.

Мы со Славой переглянулись. В это время табуретка рядом с дедом отъехала в сторону, словно на неё сел кто-то. А дед Пихто как ни в чём ни бывало продолжал рассказывать:

– Так не могу я свечу подарить, – отвечает Дед Мороз. – Свеча эта волшебная, не задуваемая. Ни ветер, ни ураган ей не страшны. Помогает она мне в пути-дороге тяжёлой. Не даёт в темноте заблудиться.

– Так это та знаменитая свеча и есть? – спросила моя старуха.

– Она самая.

– Вы-то, детки и не знаете про не задуваемую свечу ничего. По этой свече люди издали определяли, что Дед Мороз к ним идёт. Как покажется в дали разноцветный огонёк, жди долгожданного гостя с подарками. Без этой свечи Мороз не ходил. Он ведь когда свою вахту несёт? Правильно, когда темно. Очень такая свеча в дороге ему помогала. И путь виден и мимо нужного дома не пройдёшь.

– Что-то я не помню ни про какую свечу, – сказала Слава. – Про посох и мешок знаю. А про свечу нет.

– Вот и не знаешь, потому что пропала у деда Мороза эта свеча, – вздохнул дед.

– Как пропала? – хором спросили мы.

– Вот слушайте дальше, – ответил дед и, вздохнув, продолжил свой рассказ.

 – Ну, хозяева, а воды-то мне испить дадите? – спросил Дед Мороз, поднимаясь. Засуетился я, в сенки побежал. Там у меня ведро с чистой колодезной водой стояло. Дед Мороз за мной вышел.

– Ты уж прости мою старуху, – говорю. – Что-то с ней не то сегодня.

Дед Мороз ничего не ответил, только кивнул, когда пил. В горницу зашли, а старуха моя уже возле кровати хлопочет. Есть ещё не ели, она уже спать собралась.

– Ну, хозяева дорогие, вижу пора мне идти, чтобы вас больше не беспокоить.

Стал Дед Мороз собираться. Посох в руки взял, а свечи нет нигде. Вот нет, словно провалилась! Я под лавку полез, старуха под стол, Дед Мороз только руками развёл. Всё обшарили. Нет и всё! Пропала. Я к старухе подхожу и шепчу:

– Не ты ли взяла? Больше некому.

А старухе глаза прячет, да искать продолжает.

– Как ты, Слава! Без спросу взяла, – наклонившись к сестре, сказала я. Слава сжалась вся и покраснела.

– Да кто-ж взял мою свечу? – удивился Дед Мороз.

– Никто! – выпалила моя бабка.

– Ах никто, – рассердился Дед Мороз. – Значит, быть тебе бабкой Никто!

Стукнул посохом  об пол и ушёл. А бабка моя исчезла. Вернее, как исчезла. Вот она по горнице ходит, половицы скрипят, только не видно её, да голоса неслышно. Тут действительно половицы возле печи заскрипели, словно ходил там кто-то.

– Вот, что бывает, когда чужие вещи берёшь! – прошептала я. – А вдруг Дед Мороз и тебя в ничто превратит? Скоро он уже придёт. Новый год на носу! – и обратившись к дедушке, я спросила, – Зачем же дедушка, бабушка свечку взяла? Ведь она её взяла?

– Она. Она. Что тут скажешь. Понравилась, наверное, очень. Ох и костерил я её за дурной поступок. – Наказал тебя Дед Мороз и правильно. Нельзя без спросу чужие вещи брать. Не по-доброму свеча к нам в дом пришла, и уйдёт, не удержать. Так и случилось. Как-то увидел я её на печи. Забыла её бабка убрать, пока готовила. А свечка возьми и растай! Она хоть и волшебная, а сделана-то из парафина была. Так свечи теперь нет, а сила волшебства Деда Мороза не пропала.

– А что с тем гусем стало, который Дед Мороз принёс? У вас же свой был, –стараясь уйти от неприятной темы спросила Слава.

– Так это наш гусь и наши пироги-то и были. Как Мороз так сделал, не знаю, на то он и волшебник, только второго гуся и вторых пирогов мы не нашли ни в печи, ни на печи.

– Дедушка, а если Деду Морозу похожую свечку вернуть, как думаешь, простит он твою бабушку? – спросила Слава.

– Думаю, простит. Поэтому вас и позвал. Люди сказывают, если перед самым приходом Нового года доброе дело Деду Морозу сделать, простит он самый плохой поступок, конечно, если осознал, что не хорошо поступил. Знаю, вы девочки добрые и не жадные. Увидел я, что две свечи у вас появились, рядом с моим подсвечником стоят. Очень уж они на не задуваемую свечу, похожи. Только не знаю, согласитесь ли нам с бабкой помочь и одну отдать?

Дед почесал затылок и закряхтел.

– Я свою свечку отдам, – сказала Слава. –  Мне тоже очень нужно доброе дело сделать. Дедушка, а как мы узнаем, что бабушку Дед Мороз простил?

– А я занавески на окне голубые повешу.

– Как же мне свечу передать?

– Ты только скажи, «было наше – стало ваше». Вот и всё.

Повторила за дедом Слава слова, закончить не успела, как в дверь стук. Потом ещё и ещё. Что такое? Почему горенка стала вращаться? Потолок вверх стал уходить, пол в низ?

– Дед Мороз пришёл?

***

– Эй, сони! – сказал наш дедушка Коля. – Стучу вам в дверь, стучу, а вы ухом не ведёте! Сегодня 31 декабря, нужно к вечеру готовиться, а вы спите до обеда! Я уж вас заждался совсем. Бабушка говорит, не буди, путь ещё поспят. А мы же хотели с вами гирлянду из фонариков чинить.

– Ой, дедушка! Доброе утро! Мы сейчас.

Дедушка вышел, а мы выскочили из кроватей и стали быстро переодеваться.

– Саш, знаешь какой мне сон приснился? – спросила Слава. – Ой, смотри! На столе…

На столе стояла только одна свеча, а вместо другой лежал большой, вкусно пахнущий свёрток. Когда мы его развернули, увидели аппетитные пироги с хрустящей корочкой.

– Такие пироги только бабка Никто печёт, – шёпотом сказала Слава.

– Это нам от неё гостинец! – подмигнула я.

Первого января в нарисованном домике на подсвечнике белые занавески исчезли и появились голубые. А после новогодних каникул Слава отдала магнит Тане и больше никогда не брала чужие вещи.   

 

Лидия Гусева

ПОСОХ

        Жил-был на свете мальчик Темка. Так получилось, что семья у него была небольшая. Он, да его дедушка. По-разному бывает в жизни… Жили они душа в душу! Лучшего деда было не найти, он мог ВСЕ! На санках с ним покататься, на рыбалку сходить, в машинки на полу поиграть и сказки на ночь почитать! А какие блинчики он мог печь! Пальчики оближешь! Но самое главное, дед был плотником! Какую только игрушку Темка не захочет, так дедушка за день-другой вырезал ему из дерева. Кого только не было у него в коллекции! И лягушка-царевна, и дровосек, и царь-Салтан, и муха-цокотуха…

 - Ты самый лучший дед на свете! – постоянно твердил ему внук, уплетая очередной узорчатый блинчик.

Пришла пора идти Артему в школу. Он хорошо учился, у него появилось много друзей. Совместные игры с дедушкой уходили на второй план. Но со второго класса внук все дальше и дальше отдалялся от него.

- Дед, ну ты что, не можешь подсказать мне решение этой задачки? – спрашивал он недовольно деда. – Вот у Витьки, дед так дед, профессор! Все ему подсказывает! 

Дедушка молча лез в начало учебника, вместе с Темой начинал изучать предыдущий материал, и, конечно же решение находилось!

- Дедушка! Есть хочу! – крикнул внук, придя пораньше со школы.
- Сейчас погоди, приготовлю тесто, напеку твоих блинчиков! – ответил ласково дед, приглаживая его вихры на затылке.

- Вот у Саньки дед так дед! У него рестораны блинные, заходи и ешь, ждать не надо! – опять недовольно пробурчал внук.

Горько было деду, он был всю жизнь плотником, а по утрам еще дворы подметал, подрабатывал. И Темку как раз нашел в одно зимнее темное утро, когда вышел с лопатой разгребать снег. Слава Богу, что его еще в одеяльце оставили, несколько часов от роду.

Выходил его тогда дед всеми ведомыми и неведомыми путями. Не знает ни о чем мальчик, и как дорог он уже пожилому человеку. Дороже, чем матери собственный ребенок! Сколько еще времени пройдет, пока внук поймет, что самое главное на свете это – любовь!

Наступили зимние каникулы. Дед знал, что Темка очень хотел настоящего Деда Мороза, или Санту что ли, ну, который еще светится, пляшет и песни поет. Только откуда ж такие деньги?! Взял он с десяток деревянных игрушек и понес на базар. Выложил на тряпицу, в надежде выручить немного рублей на подарок. Вдруг перед ним остановился высокий худощавый мужчина и, тросточкой показывая на игрушки, спросил: «Это чей письмо? Чей рука, позвольте узнать?» Еле понял дед, что от него хотели. «Да я это внучку все делаю», - ответил он.

- Вы знаешь, папаша, это есть перфектно! – господин говорил незнакомые уху деда слова.

– У меня имею экспонатный зал, сейчас проходит интернациональ выставка «Игрушки мира», я их брать конкурс! Это будет нонсенс! Вы есть свой стиль! - он вручил деду визитку и начал собирать игрушки. Тот не успел опомниться, как игрушки оказались в саквояже у неизвестного. «Как вас имя?» - садясь в машину, напоследок спросил он.

«Никаноров», - успел крикнуть «обобранный» дед. Расстроенный и растерянный пришел домой. Оставалось три дня до Нового года. Ни денег, ни подарка. Он уложил Темку спать, а сам всю ночь строгал на кухне своего Мороза-Санту! Дерево как пластилин было в его золотых руках...

И вот она - долгожданная Новогодняя ночь. После боя курантов Темка сразу побежал в свою комнату в надежде, что увидит настоящего Санту. Вместо этого он, как всегда, увидел деревянную игрушку - деда Мороза, держащего в руках посох и шерстяной носок с конфетами за плечами. Жалость к себе самому перехватила дыхание, и мальчик в сердцах бросил игрушку на пол. Уткнулся лицом в подушку и беззвучно заплакал.

Вдруг, в темной комнате стало необыкновенно светло. Мальчик распахнул глаза и… увидел настоящего-пренастоящего Деда Мороза!

- Что ж ты так уронил меня? И посох сломал. Как теперь я буду чудеса делать, ведь посохом надо стучать! – сказал он.

- Дедушка, прости меня, прости, - еще горче заплакал мальчик. И тут Темка начал рассказывать Деду все, что накопилось. И что живут они бедно, что у друзей дедушки – профессора да бизнесмены, и что смеются над ним ребята. А под конец, набрался смелости, да и говорит: «Вот, если бы ты был моим дедушкой!»

- Ну а как же твой родной дед? – спросил строго Дед Мороз.

- Я его очень люблю, но он всего лишь плотник, - разочарованно произнес Артемка.
- Значит, только он мне может помочь починить посох! – вздохнул Дед Мороз.
- Ты не бойся, дедушка проснется завтра и починит! – заверил его Тема.
- Нельзя мне быть дедом только одного мальчика, все детишки для меня - внучата. Но сейчас я ничего не смогу сделать для них без посоха. Хочешь, не хочешь, а придется быть только твоим дедом до утра! Что ж, давай хотя бы навестим ребяток!» – И Дед Мороз с мальчиком отправились в путь.

Сначала они объездили все детские дома. Ой, как горько было смотреть Темке на детей, у которых не было родителей и даже дедушки не было. И в Америке, Азии, и в Африке побывали. В одном селении была засуха, и дети умирали от жажды. А Дед Мороз только смотрел на них и ничего не мог сделать, посоха у него не было. Расплакался навзрыд Темка и говорит Морозу: «Не надо ждать утра. Поехали домой. Я сам попробую выстрогать тебе посох!»

Мальчик быстро вскочил с постели и прямиком на кухню. На этот раз он строгал эту ночь. Под утро управился, зашел к себе в комнату, приладил к руке Мороза посох и счастливый заснул. Теперь все будет в порядке!

 Запах блинчиков с кухни разбудил его. Артем вбежал на кухню, но сначала залпом и с наслаждением выпил большую кружку воды, потом обнял деда: «Ты у меня самый лучший дед на свете! Я тоже буду плотником!» Позавтракав, они уселись перед телевизором смотреть новогодние программы. Начались новости. На экране, вдруг появились дедушкины игрушки. Голос диктора вещал: «Лучшими признаны деревянные игрушки мастера Никанорова из Подмосковья – уникальные образцы русского деревянного творчества. Сам Дед Мороз из Великого Устюга возглавлял жюри». И тут Дед Мороз вдруг подмигнул Темке с экрана и сказал: «Если есть внуки у такого Мастера, то они самые счастливые!»

                                                              

Наталья Иванова

СНЕГУРОК

 

     Вы считаете, ребята, что Снегурочка – единственная внучка Дедушки Мороза? И что у неё не может быть братика по имени Снегурок?

     А вот, как раз наоборот! Он есть! Только Дед Мороз не берёт его с собой на ребячьи ёлки, и мы его не видим! Снегурок остаётся в Великом Устюге на хозяйстве. Помогает Бабушке Морозихе коровку кормить, печку топить, дрова рубить. Потому что и Бабушка Морозиха на свете есть. Как же Дедушке без Бабушки?

     Представьте себе, что Снегурок нас тоже не видел, как и мы его. Дедушка и Снегурочка, возвращаясь с ёлок, рассказывают мальчонке интересные сказки, что на свете есть люди. И мы для Снегурка – сказочные герои.

     Но вот однажды этот малыш, сделанный из снега и льдинок, встретил героев своих сказок – ребят. Это произошло на лесной опушке, когда Дед и Снегурка были в новогоднем отъезде, а Бабушка отправила внука в лес за хворостом.

    Ваню и Машу, которых встретил Снегурок, родители тоже отправили в лес за дровами. Зима в этом году завернула в Устюге крепкая, мороз трещал градусов под тридцать, и старые певучие печки в ближайшей деревеньке быстро съедали стратегические запасы.

     Бабушка Морозиха со Снегурком топили тоненькими веточками, потому что им достаточно было поднять температуру в избушке до минус десяти градусов. Это уже создавало тепло и уют для Снегурка, а если растопить печку настоящими дровами, мальчик мог бы растаять. Вот и собирал тоненький снеговой мальчик такие же тоненькие веточки.

    Деревенские ребятишки, наоборот, искали приличный поваленный стволик, но не совсем бревно, а так, средне, чтобы суметь дотащить до своей избушки. Там уж папа распилит его на аккуратные берёзовые чурочки. Или еловые. Но лучше на берёзовые, потому что это дерево горит жарче.

     Так вот, Снегурок старательно отламывал веточки с кустарников, поднимал сбитую дятлом со стволов кору, и всю свою поживу складывал в берестяной туесок на поясе. Работа близилась к концу, зимнее солнце уже обагрило верхушки деревьев. И тут на опушке появились они. Сказочные ребята.

     Они показались Снегурку совершенно сказочными. Дети были не обычные, белые и снежные, как он с сестрой Снегурочкой, а кожаные и розовые. Глазки у них были не из льдинок, и ресницы – не из инея. А из чего-то тёплого и красивого. А вот одеты сказочные ребята были для Снегурка привычно – они со Снегурочкой тоже ходили в тулупчиках, меховых шапках, рукавицах и валенках. Потому что тоже боялись переморозиться – от этого снежок их маленьких тел становился твёрдым и не гибким.

     Снегурок и ребята стояли по разную сторону заснеженного кустарника и завороженно смотрели друг на друга. Первые пять минут они не проронили ни слова, настолько велико было их изумление от этой нечаянной встречи.

    Первым нарушил молчание мальчик Ванечка, он был самым бойким в деревушке. Его даже называли «наш колокольчик», потому что он не говорил только тогда, когда спал. И все время задавал вопросы взрослым.

     Чтобы немного себя освободить от ответов, родители накупили ему в ближайшем сельском магазине разных детских энциклопедий. Они назывались – «Океаны и моря», «Великие географические открытия», «История России», «Химия для малышей», «Как устроен человек» и еще по-другому, всего не перечесть.  «Сказки народов мира» и «Русские сказки», разумеется, у Вани тоже были. И он сам бегло читал их, хотя было ему всего пять лет. И учебник математики Петерсон у него был. В двадцать первом веке цивилизация, а вместе с ней менеджеры книжных издательств, добрались и до окрестностей Великого Устюга, и выбор развивающей детской литературы был велик. 

     Зато телевизора, видеомагнитофона и компьютера родители специально не заводили. Ведь вырастали без этой техники двести-триста лет назад Ломоносовы и Пушкины гораздо гуще, чем сейчас. Вот мудрые мама с папой и создали для развития интеллекта своих детей совсем не тепличные   условия.

    Так вот, умный Ванечка, промолчавшись, так несвойственно ему, целых пять минут, наконец, затароторил:

    - Ой, кто ты такой? Я вижу, что ты похож на Снегурочку! Она каждый год приходит к нам на ёлку. Но ты не Снегурочка, потому что ты мальчик! У тебя же нет косички с бантиком и кокошника из ледяных бриллиантов. Зато есть всклокоченная чёлка, шапка набекрень и сажинка на щеке. Значит, ты мальчик, как я! Но ты из снега? Можно тебя потрогать? Я очень много читаю, но про тебя не знаю. Как тебя зовут? Откуда ты? Кто твои родители? Таешь ли ты летом?

     Вопросы сыпались, как из рога изобилия, Снегурок даже не успевал открывать рот, чтобы начать отвечать.

    Потом, видимо, Ваня вспомнил ещё одну из умных прочитанных им книг, «Азбука этикета. 33 правила хорошего тона» и, наконец, замолчал. Потому что в этой книге было написано, что в разговоре с собеседником нужно и ему дать возможность вставить слово.

    Снегурок был не так словоохотлив, как его новый человеческий знакомец. Снежный мальчик был нетороплив, рассудителен и лаконичен, темперамент у него был северный и спокойный.

    А человеческая девчонка Машка четырёх лет от роду тоже стояла, открыв ротик, и молчала. Она продолжала завороженно разглядывать Снегурка.

     Он же, наконец, степенно вступил в беседу со сказочным розовым Ваней.

    - Меня зовут Снегурок. Я брат Снегурочки и тоже состою из снега. Мы с ней настоящие, мы человечки. А вы кто такие? Вижу, что мальчик и девочка. Но только… Только вы из Сказки, наверное? Сестра рассказывает мне сказки про таких, как вы, ребят, когда приезжает с ёлок.

    Ваня и Маша оторопело обдумывали эту мысль. Ванюшка опять не сразу заговорил.

    - Да что ты! Это мы настоящие! Мы Ваня и Маша, простые ребята! А вы со Снегурочкой из сказки! Ты же ничего не знаешь об окружающем мире! Я принесу тебе много интересных книг, где написано про моря, океаны, горы, Антарктиду, Юпитер, про Человека! Давай встретимся завтра, а то нас уже ждёт папа. Ему нужно успеть наколоть дрова, чтобы мама на печке испекла к ужину пирог. А завтра мы снова придём сюда, и я принесу тебе книги. Книги! Только книги помогут тебе, Снегурок!

    И ребята ушли, неловко таща вдвоем приличный берёзовый ствол. Снегурок мечтательно смотрел им вслед. Сначала покачивались меховые шапочки, потом фигурки превратились в точки и исчезли там, где курился дымок от деревенских избушек.

    Всю ночь не мог заснуть Снегурок. Он думал, как много знает его новый  друг Ваня. Какие умные у него глазки, добрая быстрая речь.

   - А я живу тут, заснеженный и тёмный! Так мало знаю! И умею только собирать хворост, кормить коровку и топить печку! И еще играть со Снегурочкой в прятки по сугробам!

     Ах, скорей бы пришёл Ваня! И эта его сестрёнка, такая сказочная куколка! Носик пуговкой, глазки любопытные, но ведь стоит и помалкивает. Ишь ты! Не перечит брату! Это потому, что она младше. Не то, что Снегурочка, которая у нас главней всех! А всего-то старше меня на год! Воображуля! Думает, много повидала, всю Россию объездила и ближнее зарубежье, так можно и нос задирать! Ничего, вот принесёт мне Ваня книги, и я стану главнее Снегурочки!

     Только на рассвете уснул взволнованный Снегурок, и во сне видел своих сказочных товарищей. Утром он вскочил, быстро съел бабушкины пирожки с клюквой и морошкой и сам вызвался пойти за хворостом. Бабушка Морозиха очень удивилась, потому что обычно Снегурка приходилось долго уговаривать.

   Второпях нахлобучив шапку и тулупчик, Снегурок побежал на заветную опушку. Счастье! Ребята уже были там! Ваня прикатил полный возок книжек.

   Все трое были несказанно рады новой встрече. Да, Снегурок ведь прихватил ребяткам бабушкиных пирожков. Прожаренные на бересте, они еще были тёплые и дышали неповторимым лесным духом.

   А в обмен, а в обмен Снегурок получил чудесные яркие книги! Какие красивые глянцевые обложки! Надо скорей, скорей домой – читать и рассматривать это невиданное богатство!

   Ребята договорились о новой встрече, и Снегурок скорее покатил возок с книгами домой, даже позабыв о хворосте, обещанном бабушке.

   Как же счастлив он был дома, листая чудесные сказки – про Антарктиду, Юпитер, правила поведения и про Человека. Да, да, самая сказочная сказка была о том, как устроен Человек. Потому что Снегурок твёрдо знал, что человечек состоит из снега и льда, и то, что было написано в энциклопедии, было красивой сказкой.

    А вы как думаете, ребята? Кто есть на самом деле – мы, или те, кто по ту сторону сказки? Может быть, Снегурочка и Снегурок придумали нас, а не мы их? Кто из нас сказка, а кто быль? Я этого не знаю и очень надеюсь на вас, дорогие юные читатели.

 

Эльвира Смелик

СНЕЖНАЯ ПТИЦА

Сказка от папы

 

Мама болела уже несколько дней. Лежала в кровати с высокой температурой и виновато поглядывала на домашних. Непривычно было и даже страшно. Ни Ариша, ни Никита никогда еще не видели маму такой беспомощной.

Конечно, иногда мама жаловалась, что очень устала или плохо себя чувствует. Но, посидев в кресле всего полчаса, срывалась с места и бежала по делам. То готовить ужин, то гладить белье, то зашивать дырку на Никитиных штанах. А тут лежала и лежала, бледная, грустная. Даже когда улыбалась, не становилась веселой. Губы изгибались в улыбку, а глаза оставались потухшими и больными.

Докторша из поликлиники строго поджимала губы и разводила руками.

- Не понимаю, в чем дело.

- Может, вас положить в больницу? – спрашивала она, но мама, увидев испуганные лица детей, возражала:

- Нет-нет. За мной и дома хорошо ухаживают. Я обязательно скоро поправлюсь.

И не поправлялась.

А за окном ярко светило солнышко. По-зимнему ленивое оно не взбиралось высоко, а медленно и низко катилось по голубому небу, но зато щедро зажигало миллионы искр на покрытой снежным одеялом земле.

Папа громыхал на кухне кастрюлями и вздыхал, бросая взгляды за окно.

На улице - такая сияющая красота, а дома - будто другой мир, безрадостный и унылый. И вроде даже сумрачно, как в дождливую непогоду. И Ариша с Никитой - непривычно притихшие.

- Ну, вот что, друзья-товарищи! – не выдержал папа. – Быстренько собирайтесь и идите гулять.

- Что-то не хочется, - безучастно протянул Никита, но папа не согласился.

- Очень даже хочется. Нечего в квартире киснуть. Хватит нам кислятины. Вон в холодильнике целая банка квашеной капусты стоит. Одевайтесь скорее и бегите. И возвращайтесь румяные и довольные. Чтобы маме на вас смотреть было радостно.

Никита с Аришей вышли из подъезда и словно попали в сказку. Все вокруг переливалось, искрилось, сверкало. Даже воздух. А доброе солнце лукаво подмигивало и тянуло к земле тысячи теплых лучиков. Кого-то нежно гладило, кого-то игриво щекотало, приглашало вместе с собой веселиться и радоваться.

Никита сразу забрался на высокую снежную горку.

Когда с дорожек снег счищали, сваливали его в одно место, вот и выросла посреди двора огромная белая скала. С нее скатываться можно, а еще на ней хорошо в войну играть.

Представил себя воином, защитником старого замка, теперь отбивай атаки вражеского войска. Хочешь - швыряй в неприятеля снеговыми бомбами, хочешь – отстреливайся из палки-пулемета, но врагов не подпускай. В такой момент каждый человек, способный держать оружие в руках, на счету. Даже женщины и дети.

- Ну, ты чего стоишь, Аришка? Враг же атакует!

Но сестра смотрела куда-то в сторону.

- Ой, Никита! Что это?

- Где?

Никита обернулся.

На детской площадке в нескольких шагах от песочницы на тщательно утрамбованном ребячьими ногами снегу торчал большой белый шар.

Никита равнодушно пожал плечами.

- Комок, наверное. Кто-то снеговика хотел лепить.

- Комки такими ровными не получаются, - со знанием дела заявила Ариша. – А этот, смотри, какой гладенький.

Брат присмотрелся.

И правда. Обычно накатанный из снега комок получается неровным, кривобоким, а этот, действительно, очень аккуратный. И по форме вовсе не шар. Вытянутый кверху. Как яйцо.

Никита сполз с горки.

- Давай подойдем.

Комок в высоту оказался Никите по колено и вблизи еще больше походил на яйцо, покрытое ледяной скорлупой. Мальчик постучал по нему кулаком.

- Крепкое.

А Ариша испугалась.

- Не надо! Вдруг разобьешь!

- Ну и что? – хмыкнул Никита. – Другой скатаем.

Сестра посмотрел укоризненно.

- Ну, Никита! Это же не комок?

- А что же тогда? Не яйцо же?

Ариша насупилась.

- А вот и яйцо! Самое настоящее.

В общем-то, и Никита так думал, просто ему немного обидно стало, что сестренка первой заметила необычный предмет, и мальчик не сдержался, усмехнулся.

- И чье же оно по-твоему? Снежного тиранозавра?

Никита превратил свои пальцы в хищно загнутые когти, угрожающе навис над Аришей и злобно зарычал:

- Сейчас как вылупится и Аришку сожрет! Прямо с валенками.

Сестренка отступила.

- Может, и не тиранозавр. Может, просто птица.

А Никита снял перчатку и опять постучал по комку. Только уже осторожно.

Комок отозвался странным гулким звуком, словно внутри его было что-то особенное, а не сплошной снег.

- И где же твоя птица?

Никита завертел головой по сторонам. Сестра посмотрела себе под ноги и произнесла неуверенно:

- Может, с ней что-то случилось. Или она летела, несла яйцо и вдруг выронила. А потом найти не смогла.

Ариша ласково погладила яйцо ладошкой и жалобно посмотрела на брата.

- Ники-ита! А вдруг он замерзнет? Давай отнесем его домой.

Никита тоже представил маленькое неведомое существо, дрожащее от холода внутри яйца.

Ему ведь не убежать и не спрятаться. Он же пока совсем беспомощный, даже с места сдвинуться не может. Вылупится, вывалится на снег, а кругом никого. Ни мамы, ни папы. И мороз. А ночью – еще и темнота.

- Ну, давай!

Никита обхватил руками яйцо, оторвал его от земли, приподнял.

Тяжело!

- Иди скорей, дверь открывай! А то уроню!

Кое-как Никита дотащил яйцо до квартиры, поставил посреди прихожей.

Папа выглянул из кухни.

- Быстро ж вы нагулялись! – заметил недоуменно, а потом увидел на полу большой белый комок. – Вы что это приволокли? Зачем нам дома снежная глыба?

- Это не глыба! – закричали Никита и Ариша почти хором. – Это яйцо!

- Чего? – изумился папа. – Ну, вы даете! – махнул рукой. – Ладно. – И предупредил. - Только в тазик его поставьте. Чтобы пол не вытирать, когда растает.

- Оно не растает! – возразила Ариша, но папа уже скрылся на кухне и опять загремел кастрюлями.

Никита все-таки принес из ванной тазик. Таскать в нем яйцо было гораздо удобнее.

- Вы чего там делаете? – донесся из комнаты тихий мамин вопрос.

Никита с Аришей принесли к маминой кровати тазик с яйцом.

- Вот!

- Ой! – мама от удивления приподнялась. – Что это?

Никита немного растерялся. Вдруг мама посмеется над их фантазиями? А Ариша ни капельки не смутилась.

- Это яйцо такое, мамочка. Его снежная птица уронила. Мы его с улицы принесли, чтобы не замерзло. Скоро из него малыш вылупится.

- Понятно, - мама с интересом посмотрела на яйцо, потом на своих детей, и в этот самый момент в окошко заглянуло солнышко.

Любопытные шустрые лучики устремились к снежному яйцу и, коснувшись гладкой белой скорлупы, превратились в разноцветных веселых солнечных зайчиков.

Зайчики запрыгали по полу, по стенам. Даже по потолку. И в комнате сразу стало светло и нарядно.

- Как красиво! – вздохнула мама, улыбнулась и в ее глазах тоже вспыхнули яркие радостные искорки. - Вы его не уносите, - попросила. – Пусть оно и ночью здесь стоит.

 Никита проснулся рано. Ему не терпелось узнать, не случилось ли чего за ночь со снежным яйцом.

Мальчик выскочил из комнаты и едва не налетел на бегущую по коридору сестренку. Арише тоже хотелось поскорее взглянуть на вчерашнюю находку.

Ребята вбежали в комнату родителей и увидели маму, сидящую на кровати.

Мама больше не лежала, не куталась зябко в одеяло. Она сидела, сложив на коленях руки, и смотрела в окно.

- Мамочка, тебе уже лучше? – забыв обо всем на свете, радостно закричала Ариша.

- Ты уже поправилась? – сдержанно спросил Никита.

- Почти, - улыбнулась мама. – Это ваша птица мне помогла.

- Какая птица?

Только тут брат и сестра вспомнили про яйцо, посмотрели на тазик, а в нем – пусто.

Хотя… не совсем пусто! На дне тазика стояла вода, и в ней плавали тонкие прозрачные льдинки.

- Она вылупилась? – недоверчиво поинтересовалась Ариша, немного опасаясь того, что яйцо действительно могло просто-напросто растаять.

- Да! – тихо произнесла мама. – Большая белая птица. С серебряным клювом и лучистыми глазами. Она всю ночь просидела рядом со мной. И температура у меня уже спала. И горло почти не болит.

- А где она сейчас? – Ариша покосилась на тазик.

- Улетела, - ответила мама. – Ей нельзя долго оставаться в тепле. Она ведь снежная. Но, наверное, ее еще можно увидеть.

Мама взяла детей за руки и подвела к окну.

Небо уже начинало светлеть, но все еще заметны были тускнеющие звезды. И где-то над дальними крышами и мама, и Никита, и Ариша разглядели большую серебряную искру. Сначала она была очень яркой, сверкала и переливалась, потом стала бледнеть и под конец совсем растворилась в синеве позднего зимнего утра.

- Спасибо тебе, снежная птица, - чуть слышно шепнула Ариша и крепче сжала мамины пальцы.

 

 

Михаил Стародуб

СНЕЖНАЯ БАРЫШНЯ

Слепили мальчишки и девчонки на детской площадке к Новому Году – снежную бабу. Получилась она – стройной, высокой блондинкой в блестках. Украсили бабу цветными лоскутами, почти не ношеную косынку подарили. Решили такую красавицу именовать снежной барышней. А чтобы не скучно было барышне снежной в единственном числе торчать в нашем дворе, слепили для нее из оставшегося снега приятеля снеговика. Хотя с приятелем неувязка вышла. Толстенький, с короткими ногами головастый снежный господин – красотой не вышел, смотрелся смешно, даже нелепо, а переделывать никто не захотел, поздно было. Нацепили ему дырявое ведро вместо шапки, дали в руки метлу. Разбежались по домам до завтрашнего утра. 
Ночью матушка Вьюга устроила праздничную круговерть. Но не особенно злую, терпимую. Устояли снежные люди. К тому же, снеговик принял большую часть метели на себя, расширившись в бедрах и спиной, стал еще более неуклюжим и громоздким.

– Ну, и страшилище! – смеялись прохожие. – Наел брюхо, пузан!

– Да, уж нечего сказать! Не повезло снежной барышне с приятелем.

– Тем более, такой красавице. Невозможно и глаз оторвать, как хороша!

Из соседних дворов стали приходить люди, чтобы полюбоваться на блондинку из снега.

Приехали художники с мольбертами, явился корреспондент с фотоаппаратом, нагрянули телевизионщики. Ну, дальше, понятно: народ валом повалил. И каждый из пришедших вслух или про себя, мысленно, восхищался снежной барышней. И насмехался над снеговиком. Один молодой человек даже предложил выдворить снежного господина с детской площадки, чтобы не портил впечатление, не отвлекал своей дурацкой рожей от красавицы, не мешал любоваться и восхищаться. Но художники объяснили, что дурацкий господин нужен для сравнения. Потому что рядом с таким уродом любая дама сразу начинает выглядеть намного привлекательней. 

Сударыня из толпы решила немедля проверить так ли это? 

Оказалось, так и даже очень! Когда ее – в меру симпатичную, неприветливую, даже хмурую – установили рядом со снеговиком, народ ахнул! Сударыня несомненно похорошела, сделалась, кажется, добрее. Лицо ее разгладилось от морщин. Щеки стали румяными. Глаза распахнулись и засияли. Но самым интересным оказалось, что когда прихорошенная сударыня отошла от снеговика, очарование сохранилось, оставаясь при ней. 

В толпе от предвкушения даже стоны послышались! Публика готова была одновременно наброситься на этакую редкость, чтобы выхватить личный кусочек. Но обошлось. Народ вовремя сообразил: чудо – ценность деликатная. Сломается, не сложишь.

– Пожалуй, будем осторожны! – решили вокруг. 

И организовали очередь возле детской площадки. 

Нервные от ожидания дамы являлись перед снежной диковиной и, выждав положенное время, отходили жизнерадостными, приятно посвежевшими. Собравшиеся были в восторге, несмотря на то, что хорошели не все. Видимо некоторые из сударынь оказались безнадежно унылыми. Настолько, что не могли улучшиться нигде и ни за что.

Даже, постояв возле снежного господина с дырявым ведром вместо шапки. Таких отодвигали в сторону, несмотря на требования повторного сеанса, брань и возмущение с их стороны. 

Здесь энергичный молодой человек (тот самый, что хотел убрать снеговика с детской площадки) предложил проверить: что будет, если выставить себя около снежной барышни?

– Насколько привлекательней сделается любой из нас, если его поместить даже и на небольшое время рядом с такой красавицей? – рассудил он. – Не перейдет ли к этому человеку часть ее красоты? 

Пока он говорил, мужчины уже толпились возле блондинки из снега. Случилось это настолько быстро, что сам рассуждающий молодой человек не успел шелохнуться. Места рядом с красавицей ему не досталось. Сначала он чрезвычайно огорчился. Начал кричать, требовать справедливости. Хотел даже оттолкнуть с краю кого-нибудь не очень сильного. А потом обрадовался. И вот почему...

Господа, стоящие рядом со снежной барышней скучнели лицами. Нос загибался крючком, уши, оттопыриваясь, сворачивались в трубочки. У одних глаза слегка пучились, другие – ехидно щурились. Каждый уменьшался ростом, худел в плечах, а живот, наоборот, выдавался или свешивался. У кого-то из этих господ оказалось при себе карманное зеркальце и, оглядев собственную дурацкую рожу, он пришел в ужас. Это показалось настолько забавным, что остальные (из тех, кто оставался в стороне и, к счастью, не успели ухудшиться) начали хохотать. А господа с дурацким выражением лица, еще более дурнели от гнева и раздражения. Они начали требовать, чтобы те, кому так весело, не медля, подходили к снежной барышне.

– Не одним же нам с кривыми рожами разгуливать?! – возмущались потерпевшие.
И чем серьезнее возмущались, тем больше слышалось насмешек в ответ.

– Не надо быть такими шустрыми!

– Спешить раньше времени!

– Сами виноваты! – отойдя на безопасное расстояние, говорили им.
А корреспондент уже спорил с телевизионщиками: защищает ли себя снежная барышня от приставучих и незваных мужиков или агрессивно нападает, воздействуя на человеческую внешность?

– Нужно ли, в таком случае, вызывать вертолет, чтобы накрыть снежную блондинку колпаком из прозрачного бронированного стекла? – рассуждал вслух корреспондент.

– Проще и дешевле – направить бульдозер, чтобы задвинуть барышню из снега в безопасный угол! – горячились телевизионщики. 

В общем, спорили до позднего вечера.

Следующая ночь была предпраздничной. В городе на удивление потеплело. Густой туман заполнил улицы. Так, что не помогли и будильники: многие проспали. Когда развиднелось, выяснялось, что снежная барышня и ее снеговой приятель без следа растаяли, наверное, превратившись в туман. Корреспонденты и телевизионщики в один голос утверждают, что все жители нашего города, так или иначе, хлебнули этого тумана. Именно поэтому с тех пор прихорошенных дам и жизнерадостных сударынь в новогодний праздник можно встретить без счета. Ну, и криворожих мужиков с ехидным прищуром, к сожалению, существенно прибавляется.

Пожалуй, выходя в праздник на улицу, гляньте-ка в зеркало: сами вы, из каковских?

 

 Галина Степанова

ЧЕМ ПАХНЕТ ПЕРВЫЙ СНЕГ

 

– Варюшка,  папу встречай!– позвала бабушка из кухни. 
Варя выбежала в коридор, входная дверь приоткрылась,  а вместо папы…   вкатился огромный полосатый мокрый   арбуз. И покатился прямёхонько на кухню.
 Катится - катится  арбуз, а навстречу ему бабушка. Наклонилась, чтобы арбуз с пола поднять, а арбуз «как закричит» папиным голосом:  «И не вздумайте, не вздумайте  меня поднимать! Я мокрый,  холодный, и весу во мне семь килограммов семьсот пятьдесят два грамма!»

Тут дверь широко распахнулась,  и папа, тоже весь промокший, вошёл, Варюшку в макушку чмокнул, бабушку в щёку  поцеловал, а арбуз…нет, он этот арбуз  просто с пола поднял и в мойку для посуды положил. Арбуз-то  большой, еле там поместился.

– А вы почему с арбузом  такие мокрые? – спросила Варя.

– Потому что дождь идёт вместо обещанного  гидрометцентром  снега.

– Как же ты его дотащил?  – пожалела папу бабушка.

 – Я его не тащил, а я его по дороге катил,– засмеялся папа,– от самой остановки катил.

– Ну да, по нашему асфальту только арбузы катать… – засомневалась бабушка,– а откуда точность такая – семь кило да ещё семьсот пятьдесят два грамма? 

–- А это у мужика, что арбузы на остановке продаёт, гири такие точные,–  снова засмеялся папа.

 Тут и бабушка засмеялась: шутники…

Пришла мама с работы  и  тоже ахнула, увидев арбуз, и тоже спросила, как же папа его дотащил, такой огромный. Потом  все вместе сели   ужинать, а арбуз умытый, полотенчиком  вытертый, в тазике  ждал, согревался.

 – Ребята, сами мы с ним не справимся,  – сказала мама, когда арбуз поставили на стол, – Варюшка, надо кого-то на помощь звать.

Варя  ни минуты не сомневалась, что Димка, её друг из соседней квартиры,  не откажется помочь в таком важном деле, вскочила и побежала звонить. Димка – настоящий  друг, они с Варей     в садике в одну группу ходят, прямо через минуту прибежал, да ещё и маленького братишку Вовку с  собой прихватил.  Помогать – так помогать!

А своей подружке, бабушке Евдокии с первого этажа, бабуля сама отнесёт арбузика. Папа разрезал арбуз,  тот с треском раскололся, а в кухне сразу запахло морозом и свежестью. 

    Арбуз  оказался необыкновенно сладким, вкусным, а косточки у него были чёрные и блестящие.

Тут и кот  Василий очнулся от спячки,   вылез из шкафа и пришёл на кухню. Все знали ещё с лета, что Василий просто обожает  огурцы, арбузы  и зелёный горошек, и  папа положил ему в блюдце алые сахарные кусочки. 

Ребятишкам  закатали рукава выше локтя, на шею по полотенцу и начался  пир. Сначала все ели молча, потом папа сказал, что это, наверное, последний арбуз в этом году, потому что вот-вот наступит зима, настоящая зима со снегом. Сколько же можно, уже конец ноября, а снега  всё нет!  А бабушка сказала, что снег завтра выпадет, она это точно знает и никакой гидрометцентр ей не указ, у неё свой барометр,   он никогда ещё не подводил.

Бабушка не ошиблась:  утром, выглянув в окно, Варюшка взвизгнула:  «Бабуль, Снег идёт!  Твой барометр…такой точный! Всё в снегу и  смотри, какой пушистый!» 
 Варя волновалась, что он закончится, или растает и торопила бабушку на прогулку.  На девочку надели тёплую куртку, белую пуховую шапочку и белые варежки, связанные бабушкой, и  стала она похожа на Снегурочку. 

Во дворе было сказочно красиво и тихо-тихо, только снег хлопьями падал с неба, засыпая крыши домов, кусты и деревья, машины и детскую площадку.   
 – Ой, арбузом пахнет! – удивилась Варюшка. Бабушка согласилась: да, первый снег всегда пахнет арбузом.

 – Да нет,  бабушка,  папа  вчера арбуз на остановке купил, наверное, оттого и пахнет. Пойдём посмотрим! 

Они  подошли к рынку  и сразу увидели этого продавца. Он стоял неподвижно, засыпанный  снегом, прямо как настоящий снеговик, только нос у него был не красный, а синий.  А арбузы на раскладном столике   были…в пуховых белоснежных   шапочках, совсем  как у Вари. Бабушка пожалела, что у них нет с собой фотоаппарата,  и только пожалела, как они та-акое увидели, что бабушке не помешала бы кинокамера!

Рядом со Снеговиком  женщина   продавала  семечки, она всегда, и зимой, и летом,  их продавала на этом месте. Воробьи  стаями слетались к ней со всей округи, таскали семечки, а она отгоняла их мухобойкой, но ещё ни разу  никого не задела.  Сегодня она закрыла мешок с семечками полиэтиленовой  плёнкой,   чтобы товар не намок. Воробьи подлетали и, покружив над мешком, возмущённо чирикали:  что это  за новости!

Мало того, что снегом всё засыпало, так ещё и последней радости лишили, ишь, закрыла!  Потом приземлялись на безопасное расстояние и ждали.

 Тут один взъерошенный рассерженный воробей подлетел к столику с арбузами,  опустился  на пушистую шапочку самого большого арбуза и … скатился, как с горки, вместе с шапочкой, недовольно  чирикнул и улетел. Бабушка с Варей засмеялись. Люди на остановке засмеялись тоже.  И даже замёрзший продавец арбузов засмеялся вместе с ними.

А румяная  тётенька с семечками отложила свою мухобойку, раскрыла мешок и, зачерпнув горсть  семечек, посыпала  воробьям. А потом ещё и ещё. Что тут началось!  Воробьи суетились, чирикали, клевали, перелетая с места на место, ссорились и дрались, обсыпая друг друга пушистым снегом.  Так  вкусно пахло жареными семечками!  

– Так чем же пахнет первый снег, Варюшка? – спросила бабушка, когда они возвращались с прогулки

– Арбузом,   жареными семечками,– начала перечислять девочка,– а ещё, ещё…

– А ещё радостью,– подсказала бабушка. 

 

Екатерина Лазаренко

Новый год от Бабы-Яги

Было это под самый Новый год. Стало вдруг Бабе-Яге грустно. Все её боятся, все избегают. А праздника хочется!

Что делать? Решила Баба-Яга лесным жителям приглашения разослать, чтобы вместе Новый год встретить. Только никто не отозвался. Все подумали, что Баба-Яга, как обычно, хитрит. К себе в избушку заманит, зажарит и съест. Это Бабе-Яге сорока на хвосте принесла.

Тогда Баба-Яга  задумала приготовить угощение для всего леса. Запахи вкусные по лесу пошли. Даже медведи в берлогах от них проснулись. Вкусненького хочется, а страшно. Вдруг Яга отравит. Она может. Не торопятся звери к ней в гости.

Уже темнеть начало. А от лесных жителей никаких вестей, кроме тех, что сорока носит.

Приуныла Баба-Яга. Повздыхала. О том, о сём подумала, и вот что придумала. Всем зверушкам подарки сделать. Деду Морозу-то можно, а чем она — Яга — хуже.

Медведям — меду кадушку, зайчатам — кочаны капусты, белкам — орешки да сушеные грибы, лисе — бусы из рябины, волку — шерстяные носки. А то он жаловался, что лапы зимой мерзнут. Птичкам зернышек и семечек насыпала.

До самой ночи Баба-Яга по всему лесу подарки развозила. Хорошо, ступа да метла есть. А то бы к полуночи не управилась.

Едва к бою курантов домой вернуться успела. Уселась за стол. Гостей вроде по-прежнему нет. Устала, пока по лесу носилась. А настроение праздничное!  Тут Баба-Яга поняла, как же приятно подарки дарить!

А самое удивительное, что вместе с боем курантов к Бабе-Яге зашел сам Дед Мороз с поздравлением и благодарностью за помощь.

Вроде сороки в этот час поблизости не было, но на следующее утро весь лес знал про подарки от Бабы-Яги и визит к ней Деда Мороза.

И пошли к Яге гости, один за другим. Все её поздравляют, подарки вручают.

С тех пор никто Бабу-Ягу в том лесу не боится, а живут все с ней в дружбе и уважительно бабушкой называют.

 

Шипошина Татьяна

НОВОГОДНЯЯ БЫЛЬ

    Сказка

 

      Как-то раз, под Новый год, собрались известные приятели в тёмном лесу. Сели под ёлкой и стали советоваться,  чего бы такого каверзного да безобразного сотворить.

      Что за приятели? Сейчас назову.

      Бабка Ёжка-Костяная Ножка, Водяной, Змей Горыныч, да Соловей Разбойник. Знаете таких?

      Они, они самые.

– А давайте Деда Мороза в город на праздник не пустим! – прошамкала Ёжка. – Пусть  детишки сидят там, ждут его! А не дождутся! Я вот что придумала: вырою-ка  яму тут, на дороге, где он на санях проезжать будет. Он и свалится туда, вместе с санями, оленями, и со Снегуркой своей!

– А чтоб он не услышал, если ему олени про яму говорить начнут, я ему в ухо свистну, он и оглохнет! – хохотнул Соловей Разбойник.

– А если всё-таки решит он за возжи дёрнуть, я его водой окачу! Сам от своего холода и заледенеет, в ледяной столб превратится! – булькнул Водяной.

– Неплохо, – поддержал Горыныч. – А я потом дуну на него огнём, он и растает. И Снегурка его. А олени поджарятся – мы их и съедим! Новый год отпразднуем!

    На том и порешили.

    Бабка Ёжка яму вырыла.  Закидали приятели яму ёлочными лапами, а сверху снега насыпали. Не видно ямы!

    Затаились… Сидят, ждут.

    Вот и сани Морозовы показались.

– Тпррру! – дёрнул за возжи дедушка, перед самою ямой.

    Не упал!

    Взвилась тут Бабка Ёжка на ступе над ним, хотела подтолкнуть Деда в яму. А Дедушка её посохом, посохом!

    Толкнул Бабку Ёжку, и грохнулась она в свою яму, вместе со ступой! Снег в ступу набился, застряла ступа в яме наглухо. Кричит Ёжка:

– Помогитие!

    А Дедушка улыбается, да приговаривает:

– Не рой другому яму, сам в неё попадёшь!

  Тут Водяной решил Деда Мороза водой окатить. Приблизился, а Дедушка и его посохом достал. Пристукнул Водяного – вмиг заледенело всё у него внутри.

– Ой, - кричит, - я уже не булькаю, а звеню!

    Это внутри у него льдинки одна об одну бъются, да звенят. Отяжелел Водяной. Ни вперёд, ни назад, ни вправо, ни влево двинуться не может.

    Хотел было Соловей Разбойник Деда свистом оглушить, да только тоже на посох наткнулся. Засипел, захрипел, за горло схватился, да так на месте и застрял.

– Ох-ох-ох, – еле шепчет, – больно-то как… горло болит…

    Пришла очередь Горыныча. Поднатужился он, да и пустил огонь сразу из всех трёх голов.

    Как только его огонь Дедушкиного посоха коснулся, так сразу начал превращаться в пар. Такой сильный был этот пар, что отбросило Горыныча, и каждой головой о три рядом стоящие ёлки стукнуло. Так, бедный, и осел в сугроб.

    Вдруг  раздался лязг да скрежет, и на дорогу Кащей Бессмертный вывалился.

– Это кто тут нечисть лесную обижает? Ужо я сейчас… мечом порублю, цепями забью…

    Тут Снегурочка из саней выпрыгнула, Деда Мороза за рукав взяла, и говорит:

– Позволь, Деда, мне этого нахала приструнить!

     Улыбнулся Дед Мороз в усы, и дал внучке дорогу.

     Снегурочка руки потёрла, присела чуть, и на Кащея двинулась.

      Раз – приёмчик!

      Два – приёмчик!

     Охнул Кащей, и со всего размаху в дорогу по колено вошёл. Меч – в одну сторону, цепи – в другую…

– Эх, вы… – вздохнул Дедушка, и пальцем приятелям погрозил. – Никак по-хорошему не можете. Вот и сидите тут по сугробам! На обратном пути отморожу, и отпущу. Не изверг, чай… Пошли, внучка. В город пора, детей с Новым годом поздравлять.

    Так и просидели приятели в сугробах всю Новогоднюю ночь.

    Под утро Дедушка со Снегурочкой воротились. Повёл Дедушка рукавицей – стали разбойнички из сугробов подниматься, да на дорогу выходить.

    Виноватые!! Головы опустили… Стыдно им…

– Э-э-эх! – сказал Дедушка. – Всё-таки, Новый год сегодня! Давайте-ка, подходите ко мне! Приготовил я и для вас подарочки – не думал, что вы козни мне строить будете. Только ёлку надо бы нарядить.

– Это мы сейчас!

– Это мы быстро!

– Сей момент! – оживились приятели.

– Только сначала извольте яму на дороге засыпать, чтоб никто больше в неё не провалился, – вздохнул Дедушка.

   Быстренько засыпали приятели яму, и в разные стороны разбежались.

   Вернулась Ёжка – сушёных  мухоморов на елочку навесила. Ну, прям, как шарики новогодние, красные такие, да в горошек!

   Соловей разбойник с головы платок разбойничий снял, и на самой верхушке ёлки бантиком завязал.

    Водяной лёд в речке разбил, из-под коряги штук пять сонных раков вытащил, и на ёлочных ветвях разложил. Ракам же всё равно, где зимовать!

    Горыныч принёс свечи. Установил на ёлке, дунул на них аккуратненько, они и зажглись.

     А Кащей хотел на ёлку свои цепи навесить, да ветки ёлочные ломаться стали. Пришлось Кащею сидеть, да из полосок цветной бумаги цепочки склеивать.

    Украсили ёлку.  Достал Дедушка мешок с подарками.

–  Вот тебе, Ёжка, новый красный платок с кистями. Думаю, будет он тебе к лицу! Красивая станешь – злиться перестанешь.

– А тебе, Водяной – матрас надувной. Летом будешь на нём плавать, а зимой – спать. Не  на твёрдом дне, а на мягком матрасе! Гляди – и подобреешь.

– Тебе, Горыныч родной,  дарю холодильничек переносной. Как захочешь спалить что-нибудь – так туда головы свои буйные и засовывай, по одной!

– Тебе, Соловушка, подарочек персональный – центр мызыкальный, и диски вот… бери, бери! Здесь – запись коллектива художественного свиста. Может, и тебе так захочется…  

– Тебе, Кащей, ни каши не надобно, ни щей. Прими от внучки подарок личный, в один клуб столичный. Приглашение и абонемент в секцию САМБО. Не слабых будешь обижать, а с сильными – в  соревнованиях участвовать!

   Взяли приятели подарки, поклонились Деду Морозу в ножки.

– Прости нас, Дедушка… Спасибо тебе…

– То-то… Простил, простил… давайте-ка теперь хоровод вокруг ёлки водить!

    Хороводы  водили,  песни пели, конфетами-пирогами закусывали.  Звери лесные из нор сначала едва выглядывали, выходить боялись.

   Снегурочка их звать стала, Дедушка у ёлки встречал. Повыходили все, и зайцы, и лисы, и ежи. Волк пришёл.

  Звери тоже встали в хоровод. Видят, что можно никого не бояться: ни Ёжки, ни Кащея, ни Соловья Разбойника, ни Водяного…

   Даже раки с елочных веток сползли, и в хоровод встали. Правда, никто и не заметил, когда они к себе под корягу уползли. Пятились всё, пятились… (Видно, и ракам не всё равно, где и как зимовать!)

      Так прошёл в лесу Новый год. А почему вы не спросите, откуда Дед Мороз узнал, что на дороге яма вырыта?

    Так это же я, Снегирь Красногрудый, ему рассказал! Я на ёлке сидел, и услышал, как злодеи-приятели сговариваются. Потом Дедушке навстречу слетал.  Благодарили меня Дедушка со Снегурочкой.  А когда Новый год праздновали, так мне столько крошек накрошили – на целый месяц хватило! И для всей снегириной семьи осталось.

    Крошки, конечно, не главное. Я бы и без крошек Дедушку спас.

    Теперь вот  вам вот эту историю решил рассказать. Здесь всё правда, от первого слова, до последнего! 

  Сам видел!

 

   Подготовила Екатерина Лазаренко.

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА

В ВАШИХ РУКАХ ВСЁ - ОТ РАЗВИТИЯ САЙТА ДО НОВЫХ КНИГ

Информация для истинных почитателей детской литературы

Люди в этой беседе

Комментарии (4)

Да будет так, Владимир! :lol: :lol: :lol: :lol: :lol: Будем писать сказки в Новом году! На радость детишкам в нашем сложном и не всегда радостном...

Да будет так, Владимир! :lol: :lol: :lol: :lol: :lol: Будем писать сказки в Новом году! На радость детишкам в нашем сложном и не всегда радостном мире.

Подробнее
  1. Гость

Девчата-волшебницы, а с ними витязь Михаил, расчудесное волшебство придумали, как в сказке! Ай-ай, воскликнул я, как я забыл отослать свою сказку...

Девчата-волшебницы, а с ними витязь Михаил, расчудесное волшебство придумали, как в сказке! Ай-ай, воскликнул я, как я забыл отослать свою сказку Новогоднюю, закручинился. Тут осветилась моя палата, я в санатории отдыхаю, и голос Деда Мороза:<br />-Не серчай, будет еще Новый год, я напомню тебе, коль такой забывчивый, вышлешь. <br />Я поблагодарил Деда Мороза, а сам пошел детям сказочные стихи и сказки читать на утреннике. <br />С Новым Годом, коллеги!

Подробнее

Прочла сказки с утра и сразу захотелось на улицу в зиму.<br />Всех сказочников с праздниками, и по арбузу на столе<br />Натали

  1. Гость

Спасибо, Катя и Татьяна, что собрали много тёплых новогодних сказок. Таких тёплых, что в Москве растаял снег - а он бы нам к Новому году не...

Спасибо, Катя и Татьяна, что собрали много тёплых новогодних сказок. Таких тёплых, что в Москве растаял снег - а он бы нам к Новому году не помешал. Постарайтесь наколдовать немного мороза - вы же сказочники-волшебники, и время ещё есть - 4 дня.

Подробнее
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением