Выражать свои мысли - с детства

Автор :
Опубликовано в: Десерт-акция. Проза.

Рассказывает Станислав Гриченко:

Я  Родился в городе Калачинске Омской области в 1946 году. Образование высшее: Ленинградский электротехнический институт (ЛЭТИ), по окончании вуза работал на производстве, занимался наукой. В настоящее время педагог Центра развития детского творчества г. Арзамаса.

Первые пробы пера и газетные публикации были в школьные годы. Потом – статьи в газетах от случая к случаю. Регулярно писать и публиковать в Интернете и периодических бумажных изданиях рассказы, пародии и прочее,  укрывшись за псевдонимом, начал около девяти лет тому назад. А ещё через несколько лет, обнаружил, что вроде получается писать для детей. На книжку рассказов «Про девочку Машу» (2008г.) решился по благословлению Михаила Давидовича Яснова.

Уверенности в себе придали публикации в журнале «Кукумбер» и благосклонность его редактора Дины Крупской.

 Больше всего люблю смех детей, и смеяться вместе с ними.

Смеюсь постоянно, слушая (читая) остроумных людей. Привык к этому ещё в студенческие годы, когда настольными книгами в комнате общежития студентов ЛЭТИ, где я жил, были «12 стульев» и «Золотой телёнок» Ильфа и Петрова.

        Сермяжная правда жизни (она же посконная и домотканая) видится мне в том, что смеяться можно над всем, что не станет обидным для других людей, а это: и совпадения, и случайные проявления человеческой натуры, и человеческие слабости и, конечно, собственное поведение.

Мне нравится речь, в которой улавливается мысль, диалоги, за которыми угадывается действие, повествование, которое ведет к кульминации, узнавание, если оно не банально.

Если мне, как автору, не хватает слов для ведения сюжетной линии, для выражения чувств, то я не пишу. Письмо дается мне легче, чем устная речь, потому что при письме я имею возможность «про себя» или вслух многократно произнести то, что хочу написать и, почувствовав «вкус» фразы, отдать её носителю информации. А главное, что я могу, как Бабель, сократить написанный текст до минимально необходимого размера, вычёркивая слова. Попробуйте сделать это же с произнесённой фразой!



Учиться думать и выражать свои мысли нужно с детства, а если, став взрослым, так и не научился, то дурнем и умрёшь!

В год учителя (в России – 2010) редактор журнала «Чиж и Ёж» Сергей Махотин взял для публикации мой рассказ и, как других авторов, попросил вспомнить о школьном учителе. Вот что вышло у меня.

 

«Я окончил школу в маленьком эстонском городке Тюри. В аттестате стояли три четвёрки, из них одна по физкультуре. Такой же аттестат был у моего друга. До серебряной медали мы не дотянули. И это было справедливо: мы оба зависали на турнике, боялись на лыжах прыгать с трамплина и приходили к финишу далеко не первыми. Учитель физкультуры заставлял нас ходить в разные секции, хотя понимал, что спортсменов из нас не получится. Потом я приехал в Ленинград, поступил в Электротехнический институт. И на пятикилометровом лыжном пробеге показал такое время, что мне предложили заниматься в лыжной секции и сдавать на разряд…

Фамилия учителя физкультуры была Коткас, в переводе с эстонского – Орёл. Имени его я так и не узнал, к учителям в эстонской школе было принято обращаться «ыпетая» – учитель.

Спасибо, ыпетая Коткас!»

 

       Секрет приземления

         Могут все девчонки,
         Могут все мальчишки
         Полететь, как птицы,
         В небо, а не на пол.
         Как вернуть ребёнка,
         Уберечь от шишки?
        Дайте приземлиться
        Вовремя… на папу!

 

Как котик Машу пожалел

 Вечером из садика Машу забрала бабушка: мама и папа, оба, задерживались на работе. Маша была рассеянной, за ужином ела плохо. Хотела посмотреть мультик про ёлочку и дяденьку из пластилиновой местности, который всё жадничал и повторял: «Маловато будет!». Но у деда такого не нашлось. Сговорились на  «Простоквашино». Кот Матроскин Маше тоже очень нравился. Забралась Маша с ногами на диван и стала смотреть.

Тут и Дымок, бабушкин кот, на диван запрыгнул и стал тереться о Машину коленку. Но Маша знает: хитрый он, Дымок! Только начнёшь его гладить, как он переворачивается на спину и начинает лапами Машину руку ловить, играть. А из мягких лапок коготки очень острые выпускает, и не успеешь опомниться, как на ручке царапина – больно! Вон как бабушке руки и ноги исцарапал!  Но на этот раз Дымок не играл, а просто мурлыкал и прижимался к Маше своим теплым боком. Может, и ему мультик про Матроскина и Шарика понравился?

Потом Маша отправилась в детскую, села за свой столик, включила настольную лампу и стала рисовать синим фломастером маму. Сначала нарисовала круг – это голова. Вокруг волосы, внутри, как положено глаза и рот. Про нос Маша не всегда вспоминала, ну да можно и без него!  Мама получилась красивая, с длинными волосами, большими глазами. На длинных ногах у мамы туфли с высокими и тонкими каблуками. И руки Маша нарисовала ей длинные с тонкими пальцами, чтобы мама могла Машеньку обнять!

Тут как раз папа с работы приехал, подошёл, посмотрел на Машин рисунок, похвалил:

– Молодец, Машенька, красивый осьминог у тебя получился!

Маша сначала обиделась на папу немножко: надо же, маму за осьминога принял! А потом попросила его нарисовать маму. И папа нарисовал, конечно, не такую красивую, как у Маши, но очень похожую на настоящую. А потом они вместе нарисовали рядом Машеньку в жёлтой цыплячей кофточке и юбочке, самого папу, бабушку в очках, с одной стороны, и дедушку, тоже в очках, с другой. И ещё Маша попросила папу нарисовать Дымка, как он цепляется когтями за бабушкину юбку. Маша тут же громко закричала на него, нарисованного:

– Брысь, Дымок, не царапайся!

А Дымок настоящий, тот, что остался лежать на диване в соседней комнате, услышал, как Маша на него кричит, и убежал вниз, на кухню. Маша и сама захотела посмотреть, что там внизу бабушка делает. Но одной ей идти не захотелось, и она решила взять с собой Чебурашку и Клоуна, которые скучали на полке. Маша взяла в одну руку Клоуна, другой прижала к себе Чебурашку и стала спускаться по лестнице вниз. Папу, который хотел ей помочь, оттолкнула: «Сама!» И спустилась бы, да у последней ступеньки поспешила – споткнулась, упала и заплакала: ушиблась больно!

Бабушка прибежала, вместе с папой жалеть стали. Да не тут-то было!  Маша плачет всё сильней и сквозь слёзы требует:

– Мама пусть пожалеет!

А маму где возьмешь? На работе она. Дед стал Машу жалеть – и его прогнала, все громче плачет и требует:

– Мама пусть пожалеет! Только мама!

Сидит на руках у бабушки и всех отталкивает. Ей уже давно не больно, но обидно, мамы всё нет!

Дымок на шум явился, хвост трубой. К Маше подошел, мордочкой в её руку тыкается, сам мурлычет, папиным голосом успокаивает:

– Не плачь, Машенька, до свадьбы заживёт!

А Маша в ответ, сквозь слёзы:

– Да-а, а жениха – нет!

Все стали смеяться, и Маша тоже не удержалась. А бабушка, тем временем, гладит Машу по голове и приговаривает:

– У кошки боли, у собаки боли и у волка боли, а у Маши – заживи!

– Нет, у Дымка пусть тоже не болит! – и слёзы высохли.

Тут Машу стали одевать, целовать, «до свиданья» говорить, и папа повёз её домой –  к маме.


Счастливые нямнямские дети
 

 Утром мама уехала на работу и оставила Машу за столом с тарелкой манной каши и обещанием доесть кашу до конца. Мама знает, как взять с Маши обещание: «Если не съешь всю кашу, то...», например, «не будет в обед шоколадки», или «вечером не будет мороженого», а уж о чипсах и заикаться не стоит...

 

Пока Маша рисовала ложкой в каше узоры, подошел дедушка, сел за стол и с интересом стал наблюдать за тем, что делалось в Машиной тарелке.

– Ням-ням, ням-ням-ням! – сказала Маша.

– Что это значит? – спросил дедушка.

– Ням-ням-ням-ням!

– Какая-то ты с утра сегодня невежливая и сердитая, внучка, – огорчился дедушка.

– Это не я, Маша, говорю с тобой, это нямнямская девочка.

– Ах, вот в чем дело: это, оказывается, по-нямнямски! Только вот ведь беда: не понимаю я нямнямского языка.

 – Я тоже не понимаю, – призналась Маша, – но нямнямцы ничего другого не говорят, только «ням-ням», «ням-ням-ням», «ням-ням-ням-ням».

– А где живут эти твои нямнямцы?

– В городе Нямнямске – это очень далеко!

– И как же добраться до этого города?

– Нужно лететь на самолёте.

– Он так далеко, наверное, где-то за океаном?

– Нет, он за высокими горами. Но поезда туда не ходят, и ни одна машина не доедет.

 – Ну, и как же они, нямнямцы, там живут? Как понимают друг друга, если про всё говорят и на всё отвечают только «ням-ням»?

– Ты забыл, ещё и «ням-ням-ням», «ням-ням-ням-ням»... плохо живут, у них даже магазинов нет. Они носят старую рваную одежду и обувь. И вообще, они никуда не ходят. Дома сидят.

 – Ты кашу-то ешь, мама старалась для тебя вкуснее сварить… А автомобили есть в городе Нямнямске?

– Есть, правда одни кабриолеты, у которых крыши нет. И стёкла у этих машин все разбиты. Когда дождь идёт все пассажиры, и водитель тоже, зонтики над головой раскрывают. Но, всё равно становятся мокрыми, потому что зонтики у них рваные и дырявые.

– Как же они выглядят, эти нямнямцы?

– Неважно выглядят, можно сказать плохо. Они совсем не расчёсываются, а волосы длинные, нямнямцы так заросли, что даже лиц не видно, а расчёски и гребешки у них без зубьев – сломаны!

 – А собаки и кошки в городе Нямнямске есть?

– Да, только они все бродячие, дома ни у кого нет. И шерсть у них клочкастая с «колтунами», как у нашего Дымка, когда он с улицы приходит и расчёсывать себя не даёт.

– Скажи, пожалуйста, а дети у нямнямцев есть?

 

– Есть, тоже нечёсаные и в лохмотьях!

 В тарелке у Маши давно уже образовались узоры «арабески». Она повозила ещё немного ложкой, и получилась картина, которую дедушка назвал абстрактной.

– Какие же они все несчастные, эти нямнямцы, – вздохнул дедушка.

– Не все, – ответила Маша, – дети у нямнямцев вовсе не несчастные. Их никто не заставляет доедать противную манную кашу, а мороженого дают, сколько хочешь.

 

 

Отрывок из сказки «Равная королю» Кэтрин Патерсон
(перевод с английского Станислава Гриченко)

 Вдалеке от столицы у самых гор жил крестьянин с дочерью. Жена его умерла, а дочь, которую звали Розамунда, девушка работящая, добрая и веселая, взяла на себя заботу об отце и домашнем хозяйстве.

Когда умер старый король и страной начал править Рафаэль, крестьянин понял, что даже то немногое, что он имеет, скоро отнимет жадный принц. Правда, была у бедняка только старая коза, но весной у нее родились два козленка, а это, по понятиям королевских чиновников, уже стадо.

Собрав для дочери все съестные припасы, что были в доме, крестьянин велел Розамунде увести коз на далекое горное пастбище.

Девушка не хотела покидать отца, уговаривала отправиться в горы вместе с ней. Но крестьянину нужно было собрать и сохранить урожай пшеницы, и он остался дома.

Добравшись до пастбища, девушка поселилась вместе с козами в заброшенной хижине старого пастуха.

Летом горы прекрасны. Коза и козлята резвились на лугу, ели сочную траву. Розамунда собирала ягоды, съедобные коренья, дикую пшеницу, заготавливала на зиму сено для животных. Она пила козье молоко, делала сыр, пекла хлеб.

Не в характере девушки было поддаваться отчаянию. Она играла с козлятами и часто напевала песни.

Но зима в горах приходит рано. Когда выпал снег, еды для коз стало не хватать. Коза стала меньше давать молока. Запасы сена скоро иссякли, и Розамунда делила с козами скудные запасы пшеницы.

В один из дней, когда козы рылись в снегу, надеясь хоть чем-нибудь наполнить свои пустые животы, а Розамунда дрожа в лачуге, решала, пустить последнюю пшеницу на хлеб или скормить зерно козам, с пастбища донесся отчаянный вопль.

Схватив палку, Розамунда бросилась наружу. Коза тревожно блеяла, а рядом в снегу стоял огромный волк и держал в своей страшной пасти козленка.

– Как ты смеешь нападать на моих друзей! – закричала бесстрашная девушка.

Волк отпустил козленка и поглядел на Розамунду такими печальными и голодными глазами, что ей стало жалко зверя.

– Плохо дело, – сказала она. – Зайди с нами в хижину. Будем друзьями, разделим еду, которая у нас есть.

– Ты добрая девушка, – заговорил вдруг волк, и голос его звучал, как отдаленный гром, – я обещаю, твоя доброта будет вознаграждена.

Розамунда никогда не встречала говорящего волка.

– Кто ты? – спросила она его.

– Я Волк, – ответил он, – и я теперь твой друг.

Когда все вошли в хижину, девушка достала последнюю пшеницу и разделила ее на пять частей. Три из них она отдала козам, а две оставшиеся доли перемолола в муку, замесила тесто и испекла небольшую буханку хлеба. Разломив ее, Розамунда половину отдала волку.

Когда все было съедено, Розамунда сказала:

– А теперь я буду петь вам песни…

Ночью козлята не могли уснуть и блеяли от голода. Розамунда плакала от бессилия.

– Мне очень жаль, малыши, но зерно закончилось, мне нечего вам дать.

– Ты в это уверена? – спросил волк.

– Вот кувшин, здесь была пшеница, теперь он пуст… – и Розамунда открыла крышку, чтобы показать волку, – Ой, здесь есть зерно!

И девушка снова накормила коз и испекла хлеб для себя и волка.

Так зерно в кувшине появлялось каждый раз, когда заканчивалась еда. День проходил за днем, и друзья не голодали.

– Почему, мой друг, ты так печальна? – спросил волк Розамунду однажды вечером.

– Я беспокоюсь об отце, – ответила она.

– С твоим отцом все в порядке, – сказал волк.

И Розамунда поверила ему, потому что уже давно поняла: её новый друг не простой волк.

Девушка рассказала ему и о том, почему она оказалась в горах, прячась от слуг жадного и жестокого принца, который нисколько не заботится о народе.

– Я знаю, – усмехнулся волк, – советники принца безуспешно ищут ему невесту – красивую, умную и богатую. Если такая найдется, страна будет спасена… Ты хотела бы  помочь своему народу?

– Да, но как? Разве я красива и умна? А уж бедна так, что если бы не ты, я умерла бы от голода вместе со своими козами.

– Погляди на мою шею, – сказал волк. – Видишь этот золотой обруч? Сними его и надень себе на голову. Отправляйся в столицу и найди там Первого советника принца. Скажи ему, что ты принцесса, которую он ищет.

– Но ведь я не принцесса…

– Твоя мать умерла в ночь, когда ты родилась. Перед смертью она благословила тебя и сказала, что ты будешь равной королю.

Страшно было пойти в столицу и выполнить такое необычное задание. Но Розамунда подумала о своей покойной матери, любящем отце и всех терпящих нужду людях и решилась на отчаянный поступок.

Как только она надела обруч себе на голову, крошечная лачуга наполнилась сиянием.

– Он волшебный? – спросила девушка.

– Подарок друга всегда волшебный...

– Я буду помнить о тебе, – сказала Розамунда.

– Я тоже, – ответил волк. – Но предупреждаю: когда пойдешь в мир людей, не говори ничего о встрече со мной. Люди не поймут нашей дружбы.

Розамунда поцеловала козу и козлят, поклонилась волку и отправилась из заснеженных гор в столицу.

 

 

Влюбленная Маа

Завидный жених – Рыжий Господин Солнце!

Красота его – ослепляет.

Сила страсти – испепеляет.

Щедрость его не знает пределов – всех он одаряет своей энергией.

Раскинул Рыжий Господин Солнце необъятный шатер  черного бархата, самоцветами украшенный. В центре сам поместился. Устроил смотрины для невест. 

Десять прелестниц кружат вокруг него: смотри, выбирай!

Меа – самая быстрая.

Веа – самая загадочная.

Маа – самая юная.

Маэ – самая воинственная.

Фаэ – самая хрупкая.

Юуу – самая сильная.

Саа – самая красивая. 

Уаа – самая ловкая.

Неа – самая холодная.

Пеа – самая скромная.

Кружатся в танце прелестные юные невесты под музыку Сфер, невидимый дирижер управляет оркестром, а балетмейстер определил каждой участнице свою роль в грандиозном спектакле, и каждая из них хорошо заметна на фоне черного бархата шатра Рыжего Господина Солнце.

И пусть танец незамысловат, уж слишком однообразны движения, зато любую танцовщицу можно хорошо разглядеть и оценить. Спектакль может показаться утомительным и скучным, но что его протяженность, по сравнению с Вечностью, а скуки Рыжий Господин Солнце никогда не знает!

Вдруг налетел Огненный Принц из Крайних Пределов, выхватил из хоровода хрупкую Фаэ и исчез вместе с ней за границами шатра, только золотые и серебряные клочья разорванной одежды и слетевших украшений Фаэ продолжают кружиться, образуя пояс, внутри которого Меа, Веа, Маа, Маэ и в центре сам Рыжий Господин Солнце. И никто даже не вздрогнул, не бросился в погоню, не прекратились ни на мгновение танцы. Таков этот мир, таковы законы.

А Рыжий Господин Солнце только усмехнулся: «Какая разница, одной красоткой больше, одной меньше!»

Вон у пределов его шатра еще две робкие прелестницы кружатся, боясь приблизиться, он даже имен их не узнал…

Самое же главное заключается в том, что выбор давно уже сделан! Саа, вот кому он отдаст весь пыл своей страсти, и она это знает, есть тому подтверждение: колечко, подаренное суженным.  Жар ее сердца уже движется навстречу Рыжему Господину Солнце. Скоро, скоро запылает Саа огнем, как и сам Рыжий Господин Солнце! И двинутся они навстречу друг другу, чтобы соединиться навсегда. А все остальные неповторимые и прекрасные, наивные в своем неведении: Меа, Веа, Маа, Маэ, Юуу, Уаа,  Неа, Пеа и даже две безымянные танцовщицы – станут жертвами - сгорят от безумной страсти Рыжего Господина Солнце и красавицы Саа, исчезнут в черной, все поглощающей воронке, которая придет на смену двум соединившимся Светилам. Это предопределено. Рождение новой Белой Госпожи Звезды, или Огненного Господина Солнце, а может быть, множества Светил или целой Вселенной, кто знает! -  происходит через всепоглощающую темноту и безвременье! Таковы законы этого мира.

А пока танцовщицы легко и изящно выстраивают фигуры танца, спектакль продолжается.

Вот Маа, синей влагой взгляда своего, горными пиками ресниц привлекает благосклонное внимание Рыжего Господина Солнце. Маа уверена: только она по настоящему влюблена в Рыжего Господина Солнце, и он это заметил! Мурашки по коже…

 

«Разрушены поселки и города на побережье Индии и Таиланда. Целый остров в океане стал необитаемым. Число погибших от цунами достигло ста тысяч человек...»

                                                    Из сообщений средств информации. 

 ПОЯСНЕНИЕ для читателя любознательного, но, возможно, не слишком сведущего в астрономии, космологии и космогонии.

Прелестные танцовщицы - планеты Солнечной системы: Меркурий, Венера, Земля, Марс, Фаэтон, Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун, Плутон.

Им соответствуют выдуманные мной женские имена: Меа, Веа, Маа, Маэ, Фаэ, Юуу, Саа, Уаа, Неа, Пеа. Есть еще две, очень далекие, возможно, даже и не планеты, которые здесь остались безымянными. Есть предположение, что гипотетическая планета Фаэтон исчезла в результате космического катаклизма – столкновения с кометой, от нее остался лишь пояс астероидов. Имя Маа, на самом деле даже и не выдумано, в переводе с эстонского Maa – Земля.

По одной из космогонических теорий планеты гиганты Сатурн и Юпитер могут, поглощая космическое и солнечное излучение, со временем стать звездами. Мне больше понравился Сатурн (Саа) – он с колечком!

А две звезды, соединившись, превращаются в «черную дыру», которая действительно поглощает все на свете и время там заторможено или отсутствует вовсе. Есть предположение, что из «черной дыры» может образоваться новая Вселенная. А еще, все космические тела, наверняка, живые и мыслящие, только мы этого никогда не сможем проверить: уж очень сильно отличаются масштабы пространства и времени. Но это уже моя личная космологическая гипотеза!   


Авторы иллюстраций: 

к "Как котик Машу пожалел" - Татьяны Лило,
 к "Нямнямцам" - Татьяны Лило,

к "Равная королю" - Софья Диманд (Кукумбер),

 Авторы фото:

 Елена Веселова,  Евгений Гребнев,  Марина Фадеева.

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Прочитано 2462 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА

В ВАШИХ РУКАХ ВСЁ - ОТ РАЗВИТИЯ САЙТА ДО НОВЫХ КНИГ

Информация для истинных почитателей детской литературы

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением