Рассказы о мурлыках

Автор :
Опубликовано в: Десерт-акция. Проза.

Подготовила Людмила Колесова

Сегодня, в Международный день кошек, мы предлагаем подборку о наших пушистых мурлыках. У многих, очень многих наших авторов живут дома кошки. Эти удивительные создания умудряются подчинить нас своим прихотям, но в то же время создать дома атмосферу особенного уюта. Кое-кто называет эту атмосферу кошачьим хюгги, и они правы. Кошки дарят вдохновение, навевая нам замечательные сюжеты, в которых мы запечатлеваем их жизнь и характер, преступления и подвиги, проказы и ловкость, неблагодарность и всё-таки преданность. Порой мы наделяем их речью и вообще очеловечиваем.

Но так мы ж - детские авторы!

 

Мария Романова

ПРО КОТЁНКА ВАНЮ

 

Котёнка Ваню все любили. Если мама шуршала и брякала чем-то на кухне, Ваня бежал туда и знал – сейчас получит угощение. Если папа смотрел футбол по телевизору, котенок пристраивался рядом и водил носиком туда-сюда, следил за фигурками на экране. А папа его за ушком чесал. Но веселее всего было, когда девочка Катя играла с котенком. Бросит ему маленький мячик – и Ваня гоняет его по всей кухне. Пока мячик под холодильник не убежит. Оттуда уже никак не достать. А вот бантик на веревочке под холодильник никогда не убегал. С ним можно было долго играть. Пока Катя не садилась за стол, писать в тетрадке всякие крючки и палочки. Тогда Ваня ложился рядом, лампа грела его бок, заборчики в Катиной тетради расплывались, расплывались. И котёнок засыпал.

Но иногда чего-то котёнку Ване не хватало. Любопытно ему было поглядеть мир. И однажды он прошмыгнул незаметно под ногами у папы, когда тот пошёл выносить мусор. Побежал котёнок по лестнице, вниз-вниз. Потом выскочил на улицу. Думает: "Вот попутешествую немного – а потом вернусь."

А на улице-то – тепло, солнышко яркое светит. Столько всяких запахов непонятных кругом. Кусты с яркими цветами. И в воздухе летают маленькие зверюшки, совсем близко. Так и просятся, чтобы их поймали! В квартиру они тоже залетали иногда. Мама ещё морщилась, гоняла их и называла мошками. А тут этих мошек – видимо-невидимо!

Как начал котёнок Ваня на них охотиться! И подкарауливал, и кидался на них, и зубами клацал, и лапами бил. Не поймал никого, правда. Но так увлёкся охотой, что не заметил, как вечер наступил.

Оглянулся котёнок Ваня: "А где-же тот цветущий куст? Где дверь моего дома? Куда это я забежал?" Темнеет, все незнакомое кругом, да и кушать уже захотелось. Но котёнок Ваня решил, что он уже совсем большой и бояться ничего не станет. "Я же хотел путешествий и приключений. Вот и они! " Забыл котёнок Ваня про мошек. Взялся серьёзно исследовать территорию.

Двор обежал, никого не нашёл, побежал дальше, в соседний двор. Бежит, осматривается. Вдруг чует – едой пахнет. В стене у самой земли – тёмное окошко. А рядом старушка мисочку с едой ставит.
"Ага, вот и еда!" — подбежал котёнок Ваня к мисочке, бросился есть. Корм невкусный оказался. “Ну да ладно”, – подумал он. – “Отважному путешественнику приходится довольствоваться тем, что найдет”.

Вдруг услышал котёнок Ваня шорох за спиной. Обернулся – а там в проеме окошка незнакомый кот сидит. Рыжий, грязный, весь в царапинах!
– Ты кто такой? – зашипел кот. – Пошёл вон! Это моя еда!
Спину выгнул и пошёл на котёнка Ваню. Страшный, глазами сверкает. Котёнок подскочил! Кинулся бежать! За кусты забился на другом конце двора, притаился. Лежит и смотрит, как рыжий кот ест из миски.

Очень удивился котёнок Ваня, что прогнали его. Ведь раньше все его любили. А этот кот странный какой-то, злой.

"Ну ладно", – решил котёнок Ваня, – "пойду я в другой двор, где будут меня любить". Но только он из-за куста вышел, пару шагов по дорожке сделал – бежит ему навстречу собака, большая и чёрная. Остановились собака, оскалилась. Котёнок увидел в её пасти огромные страшные клыки. Да один такой клык может его пополам перекусить! А собака зарычала, залаяла и ка-а-ак кинется на него!

Бросился котёнок Ваня бежать. Мчится, ничего кругом не видит, ничего не слышит. Только жуткий лай позади. И, вроде, кто-то ещё кричит: "Фу! Фу!"

Летит, через дороги перебегает. И собаки уже не слышно позади. Зато машины страшные грохочут кругом. Котёнок от них уворачивается. Вдруг видит он перед собой забор. А в заборе – дырка маленькая, только-только ему пролезть. То, что надо! Сюда огромные машины и зубастые собаки не проберутся.

Проскочил котёнок Ваня в дыру в заборе. Остановился, оглянулся. А там домик малюсенький стоит. А возле домика – опять собака. Белая, лохматая. Правда, не лает, клыки не показывает, а лежит, дремлет. Забился котёнок Ваня в заросли травы у забора. Что делать? Куда бежать? Никто его не любит. Все норовят обидеть. И стал он тихонько плакать.

Плакал он, плакал. И тут кто-то ласково лизнул его языком. Смотрит Ваня – а рядом серая кошка сидит.

– Что ты плачешь? – спрашивает.

– Страшно! Меня все обижают. И тут тоже собака. Бою-ю-юсь.
– Не бойся. Метелька добрая. Пойдём, познакомлю. И хозяйка у нас добрая, покормит тебя.

И повела кошка его к домику в глубине двора. Не к собачьему, а к человечьему домику, который побольше. А из дома вышла старушка, похожая на ту, что мисочку с кормом во дворе ставила.
– Мурка, кис-кис. Ох, кого это ты нашла? Пойдём, малыш, налью молочка тебе.

И собака проснулась, глаза открыла. Шерсть у нее была длинная, даже глаза закрывала, смотреть мешала ей. Так она голову набок наклонила и с любопытством на котёнка Ваню поглядела. Потом зевнула. И зубы показались. Но все равно как-то нестрашно зевнула. Так и остался котёнок Ваня жить в этом доме с кошкой Муркой, собакой Метелькой и их хозяйкой. Все тут оказались добрыми и все котёнка Ваню полюбили. Живёт он там день, другой, третий. И всё вроде хорошо, но как-то не так.

Вышел он во двор и видит – что-то беленькое из под куста выглядывает. На бумажный бантик похоже. И показалось ему, что слышен за кустом смех девочки Кати. Котёнок лапы подобрал, напружинился, и хоп! – прыгнул на этот бантик. Вот сейчас он его схватит, а Катя выглянет из-за куста и верёвочку дернет. Но беленькое под кустом мелькнуло в сторону – и оказалось кончиком хвоста собаки Метельки. Собака фыркнула и повернулась на другой бок. А Ваня усы свесил и совсем загрустил.

– Тебе что, плохо у нас? – спросила у него Мурка.

– Не знаю. Вы же меня любите. А мне всё равно прежних хозяев не хватает.
– Потому, что ты сам их любишь, глупенький. Они – твоя семья, – объяснила Мурка.

А вечером старушка-хозяйка пришла домой с каким-то листочком.
– Смотрите, какое я объявление нашла.

Надела очки и стала читать:

"Пропал котёнок Ваня. Пушистый, светло-серый, глаза голубые. Очень по нему скучаем! Кто его видел, звоните по этому телефону".
– Это же, наверное, наш гость. Хочешь домой вернуться? – спросила она котёнка.

– Мяу, – радостно кивнул он.

– Пойду тогда звонить твоим хозяевам.

Старушка позвонила по телефону из объявления. И совсем скоро приехал на машине радостный папа.

– Нашлась наша пропажа! Спасибо вам! Дочка так без него тосковала!
И котёнок Ваня попрощался с кошкой Муркой и доброй собакой Метелькой. Ткнулся носиком в руку ласковой старушки. И поехал домой, к девочке Кате, маме и папе, которых он, оказывается, так любит!

 

Наталья Бочечко

 

СНЕГ ДЛЯ КОТОПЛЮХА

 

- Илюююшааа, вставааай… Полетееелиии… Полетееелиии, мой мальчик. Вставааай…, - тянул мамин голос. Мама тихонько подула на веки и почти беззвучно засмеялась, - полетееелиии, вставааай.

Мама взяла Илюшу за плечи и легонько потрясла. Потом сильнее, ещё сильнее. Её голос стал раздраженным, резким. И вот она уже сильно трясёт его и повторяет громким противным голосом:

- Вставай! Ну вставай же!

Наконец, она нетерпеливо крикнула:

- Мррр-мяу!

И резко отпустила его плечи.

- А? Что? – Илюша потёр кулаками глаза, нашарил на тумбочке очки и нацепил их на нос. Сон был такой явный, что он ещё несколько секунд сидел в кровати, приходя в себя. Наконец, вылез из-под одеяла. Не глядя, нащупал ногами шлепанцы. Вяло шаркая по полу и зевая, он прошёл в ванную и включил свет. Из зеркала на Илюшу смотрел дяденька с обрюзгшими щеками, лысиной на голове и грустными серыми глазами.

Вдруг зеркало отразило полосатого рыжего кота. Он свободно стоял на задних лапах в проеме двери. Передние же демонстративно сложил на груди. Весь его вид говорил, что он ужасно сердит.

- На часы посмотри. Сегодня точно опоздаешь! Мррр-мяу! А ещё обещал перед работой по парку со мной прогуляться.

- Не сердись, Котоплюх. Я вчера, ты же знаешь, заработался, ночью уж лёг. Может быть, завтра…

- «Завтра» не бывает! Не обещал бы тогда, Илья многоуважаемый Петрович! Мррр! - кот плюхнулся на передние лапы и с оскорблённым видом удалился.

Илюша, то есть Илья Петрович, тяжело вздохнул и еще раз посмотрел на свое отражение. Котоплюх называл его по имени отчеству всегда так, как будто обзывался. А уж если прибавлял «многоуважаемый», то значит обиделся не на шутку.

Что уж тут скажешь, получилось, конечно, скверно. Действительно, ведь обещал. И не только вчера, а и позавчера, и на прошлой неделе. Но что делать, если квартал закончился, отчеты надо готовить, счета, акты… Какой уж тут парк.

А осень Котоплюх любил необыкновенно! Это Илья Петрович знал. Любимым местом прогулок у них был небольшой полузабытый дворниками парк на окраине города. Полузабытый, потому что мешки с собранным в них мусором там появлялись, но не так часто, как в других парках города. Значит дворники всё же иногда вспоминали про это место.

Росли там только березы, и в сентябре парк золотел. Котоплюх с наслаждением катался в ворохе березовых листьев, жмурился от теплых солнечных лучей и мурчал, как котенок. А главное, называл его не Илья многоуважаемый Петрович, а ласково – Илюша. Так в детстве его называла мама. Другие тоже, но, главное, - мама.

- Восемь пятнадцать! – рявкнул из комнаты Котоплюх.

«Ох, и правда, опаздываю, - подумал Илья Петрович и поспешно стал умываться, чистить зубы и взбивать на щеках пену для бритья, - вот сегодня точно никакой работы на дом, имею я право, в конце концов, на отдых, действительно? А завтра встану пораньше, разбужу Котоплюха и в парк. Вот обрадуется!».

Вернулся домой Илья Петрович на последнем трамвае. Котоплюх уже спал, растянувшись во всю длину. Хвост свесился с дивана. Из смартфона, который лежал у самого уха кота, раздавалось: «Джонни оставь меня! Спасайся сам! Бах! Бах! Аааа! Проклятый пёс! Я убью тебя!». Фильм орал на полную, но кот не просыпался. Илья Петрович на цыпочках подошёл к дивану, тихонько подцепил ладонью хвост, положил его на диван и нажал на паузу. Комнату оглушила тишина. Котоплюх заворочался, чихнул, свернулся клубком, но не проснулся.

Илья Петрович сел за письменный стол, включил лампу и достал из толстого коричневого портфеля кипу бумаг. Ему непременно сегодня хотелось узнать, почему не сходится один отчет.

А наутро…

- Вставай! Ну вставай же! Мррр-мяу! Опять на работу опоздаешь! – Котоплюх сидел на животе Ильи Петровича и цапал когтями толстое одеяло. Жёлтые глаза в упор смотрели в его лицо. Мордочка была, как обычно, зла.

«Опять проспал!», - с досадой подумал Илья Петрович, а вслух сказал:

- Ну Котоплюшечка, милый, не рычи на меня так. Ты же всё-таки кот, а не пёс. Сегодня с утра обещали дождь, да и потом, понимаешь, у меня на работе...

Вдруг он почувствовал резкий толчок. Котоплюх сильно оттолкнулся от него, спрыгнул на пол, задрал заднюю ногу и стал яростно её вылизывать. Потом вдруг, будто что-то вспомнил, застыл. Даже язык не успел убрать. Он так и остался торчать наружу между зубов красным лоскутком.

«Не ругается и хорошо», - подумал Илья Петрович и, пользуясь паузой, поспешил на кухню.

- Котоплюх, ты будешь на завтрак кильку в томатном соусе или творог? – крикнул он оттуда. Ответа не последовало. Илья Петрович заглянул в комнату и застыл от удивления. Кот сидел за его столом и водил лапой по раскрытой толстой книге. На мордочке у него красовались «очки», скрученные из проволоки. Вид у Котоплюха был чрезвычайно серьёзный. Ну точь-в-точь Илья Петрович, только поменьше и с хвостом.

- Что читаешь? – спросил Илья Петрович.

- Энциклопедию болезней животных, - ответил кот, даже не повернувшись в его сторону, - решил стать Айболитом.

- Айболитом?

- Ну да, врачом для зверей то есть, - Котоплюх поправил «очки» и посмотрел на Илью Петровича так, будто не слышал в жизни вопроса глупее этого, - и позавтракаю я позже. Наука, знаете ли, многоуважаемый, ждать не будет. Она уйдёт вперёд, а мы, знаете ли, останемся тут, если завтракать без конца будем.

- Кхм, - Илья Петрович даже поперхнулся от такого заявления. Эта книга досталась ему вместе с квартирой, которую он купил лет десять назад, - но книге, верно, не один десяток лет, - заметил он, - наука и без завтраков уже далеко впереди…

На этот раз Котоплюх даже не посмотрел в его сторону и только шумно перевернул страницу.

«Что ж, занялся делом, скучать хоть перестанет», - подумал Илья Петрович, взял портфель и накинул поверх костюма плащ.

- Я ушёл! – крикнул он из прихожей. Подождал, прислушался, но ему сегодня так никто и не ответил.

Через неделю, в пятницу после обеда, Илья Петрович закончил последний отчет. Наконец-то, можно было немножко передохнуть. Он отпросился с работы пораньше и первым делом заскочил в магазинчик через дорогу. Здесь продавали самые вкусные пирожные и торты в городе.  Илья Петрович долго ходил вдоль витрины, просил продавца прочитать состав то одного торта, то другого.

Котоплюх отличался от других котов не только тем, что мог ходить на задних лапах, ругаться на человеческом языке и читать энциклопедии, но и тем, что обожал сладости. Наконец, Илья Петрович выбрал шоколадно-творожный торт с белой лилией посередине. Возвращаясь домой, он все представлял, как обрадуется Котоплюх. Как побежит расставлять чашки и искать ножницы, чтобы разрезать веревку на коробке. А потом они зажгут на кухне светильник и будут есть торт и пить из блюдечек горячий чай. Правда, торт уже будет без лилии – Котоплюх, наверняка, ее слижет прямо с торта еще до того, как тот будет разрезан. Он всегда так делает. Ему будет достаточно для этого полминуты, пока Илья Петрович ищет в выдвижном шкафу длинный нож среди вилок, ложек и другой утвари, наваленной в нём кучей.

С этими мыслями Илья Петрович шагнул в прихожую. На его лице сияла широкая улыбка. В вытянутой вперед руке он держал за веревку коробку с тортом. 

- Сюрприз! – крикнул он из прихожей. Никто не отозвался, хотя обычно в такие хорошие минуты Котоплюх всегда с радостью бросался навстречу хозяину. Тогда он прощал ему все вечера, проведенные на работе, все ночи, просиженные над бумагами.

А что же дальше, кто кого перевоспитает: кот или хозяин? Читайте в разделе Натальи Бочечко.

 

22.03.01п 1

 

Алексей Часов

 

КОТЁНОК

 

Жил-был Котёнок. Одинокий маленький Котёнок. Когда и зачем он появился на белый свет, он не знал. И очень хотел есть. Постоянно искал, чем бы поживиться, да мало что удавалось найти.

Случалось, что находку какой-нибудь бродячий кот отнимет, или собака напугает, или ворона-разбойница от находки отгонит. Так и жил Котёнок, перебиваясь с пустого на порожнее.

Потом он решил как можно чаще и подольше спать. Ведь во сне голода не чувствуешь. А возможно, что приснится какой-нибудь вкусный сон, который хоть и не накормит, но отвлечет от голода. А бывает, что и подскажет, где еду найти. И такое бывало.

А в целом плохо жилось Котёнку. Ни внимания, ни ласки, ни заботы. Да и кому было позаботиться, когда все были заняты и никому не было никакого дела до бедного, несчастного Котёнка.

А возможно, просто не попадались среди людей такие, кто обратил бы на него внимание. Хотя такие люди и были, да жили очень далеко. А где – Котёнок не знал.

И вот однажды проснулся он от яркого света. И виной всему был Солнечный луч, который упал прямо на его глаза. Зажмурился Котёнок и отпрыгнул в сторону. Но Солнечный луч опять подобрался к нему. Такой тёплый и ласковый.

И решил Котёнок поиграть с Солнечным лучом, так как играть ему больше было не с кем. Обычно он играл со своим коротким хвостиком, безуспешно пытаясь поймать его. Но скоро понял, что затея эта напрасна. И вот теперь появился весёлый товарищ.

Тронул Котёнок лапой Солнечный луч. И тот прилип к лапе. Котёнок перевернулся на спину, и Солнечный луч обвился вокруг него. Котёнок стал теребить его лапами, забавно прыгая и кружась, как юла. И, в конце концов, намотал на себя весь Солнечный луч. И превратился в солнечный клубок.

Тепло было в этом клубке Котёнку. И он заснул. И приснилось ему, что совсем неподалеку, в маленьком домике, живет одинокая старушка, которая очень любит вязать шерсть. Да случилась с ней беда: отказали у старушки ноги, и теперь она вынуждена сидеть без дела, так как не может достать пряжи.

А когда Котёнок проснулся, то почувствовал, что его неудержимо тянет в дорогу. И покатился солнечный клубок в ту сторону, куда подсказывало его сердце. С удивлением провожали его бродячие коты и собаки, вороны-разбойницы и люди, которым прежде до него дела не было. Некоторые из них пытались приблизиться к нему, но всех отпугивал солнечный жар, от которого дымились усы и клювы, обжигало руки.

Беспрепятственно прокатился солнечный клубок до того маленького домика, в котором жила одинокая старушка. Вкатился к ней в комнату и остановился. Увидела его старушка и обрадовалась такому необычному клубку. Взяла его в руки и не обожглась, потому что у неё было доброе сердце и такие же добрые руки, стосковавшиеся по работе.

И начала старушка вязать. И вязала до тех пор, пока не связала хорошие тёплые чулки из пряжи солнечного цвета. И клубок к тому времени кончился. И перед старушкой появился Котёнок. И она оставила его жить у себя, так как была очень доброй и очень одинокой.  

Но как только старушка надела солнечные чулки, ноги у нее сразу исцелились. И она вновь стала ходить за шерстью. А куда идти, она уже знала, так как Котёнок заранее разведывал, где имеется шерсть и подсказывал старушке нужный адрес.

 

Вера Вьюга

ЧТО ТАКОЕ КУЛЬТУРНЫЙ ОТДЫХ

 

Решили как-то Дед и Кот культурно прогуляться. А то по кочкам скакать, грибы-ягоды собирать совсем некультурно. А культурно – это когда в парке «Культуры и Отдыха» по аллеям под духовой оркестр фланируешь. То есть туда-сюда ходишь, а в лапе. Ой! В руке напиток удивительный. Ой! Нет! Прохладительный, мороженое или семечки. Ой! Ой! Семечки – это уже некультурно.

Сказано-сделано. Идут по аллее: Кот в панаме, Дет в бейсболке, это, чтобы голову не напекло.

Все чинно-культурно: под ноги не плюют, громко не разговаривают, не гавкают. Ой! Не чавкают, шумно не прихлёбывают. Обертки-бутылки в урну складывают.

Идут не спеша, достопримечательности осматривают: в пруду фотки плавают. Ой! Утки. По деревьям грелки прыгают. Ой! Ой! Какие грелки – белки, конечно! Рыжие такие, нахальные. Целый день попрошайничают и орехи прячут. Совсем некультурные. Но белкам можно. Они стихов не читают и голые по парку носятся. А Кот, между прочим, в панаме – не голый.

Дошли, значит, Дед и Кот до зуба древнего. Ой, не зуба, а дуба. Покоткались возле. Ой! Какое покоткались – пофоткались, конечно. На память, значит, возле дуба. И Кот важно-культурно так Деду заявляет:

– Возле дуба этого мой предок – Кот моченый. Ой! Ученый! По цепи златой вкруг, значит, ходил. Как и мы, культурно. Я видно в него уродился. Совсем не тянет меня на дуб к русалкам. Ой! К белкам. Вот что значит культура! Она из поколения в поколение переходит. Так бы и фланировал вкруг дуба, и день и ночь была бы цепь златая! А без златой цепи ходить вкруг дуба некультурно. Граждане подумают, что плохое замышляю. А я все плохое приучен в тапок. Ой! В лоток делать.

А потому, что культурный!

 

Виктория Медведева

 

РЫЖИЕ ПУТЕШЕСТВЕННИКИ

 

В одном доме жила рыжая кошка Мура. Она очень любила свою хозяйку и, как только та присаживалась отдохнуть у телевизора, сразу устраивалась у неё на коленях. Так что все телевизионные передачи они смотрели вместе.  

И вот однажды у Муры родились котята. Целых два. Они были похожи на свою маму – такие же рыжие. Мура назвала сыновей Бонни и Вилли.

На пятый день у Бонни открылись глаза.

– Так вот какая ты, мама! – обрадовался Бонни, – Ты очень красивая! А это кто?

– Это твой брат.

Бонни оглядел Вилли со всех сторон.

– А чего он спит-то?

– Он не спит, – сказала Мура, – у него просто пока глазки не открылись. Ведь все котята, и ты тоже, рождаются слепыми.

– А сколько ещё ждать? Мне же играть хочется.

Мура улыбнулась.

– Наберись терпения.

На следующий день и у младшего открылись глаза. Вдвоём стало ещё веселее.

Как-то по телевизору показывали «В мире животных». Мура и говорит:

– Идите-ка сюда.

Подбежали котята. Видят: на экране огромная кошка. Тоже рыжая, в полоску. Ходит по лесу. Бонни и Вилли она очень понравилась.

– Мам, а когда мы вырастем, тоже такими станем?

Мура засмеялась.

– Ну, нет, такими вы никогда не станете.

– Почему это? – обиделся Бонни.

– А потому, что это вовсе не кошка, а Амурский тигр. Это редкий зверь, его даже внесли в Красную книгу.

– В какую красную книгу? – удивился Бонни, – Разве можно такого здоровенного в книгу запихнуть?

Мура опять засмеялась.

– Есть такая книга, в которую записывают редких животных. Её называют Красная. Это просто так говорят: вносят в книгу.

– А почему она красная? – удивился Вилли.

– Красный – цвет тревоги, опасности, – объяснила Мура, – Он запрещающий. В Красной книге описаны животные, которых мало осталось на земле. Их надо беречь и охотиться на них запрещено. Поняли?

– Поняли! – хором подтвердили братья.

– А почему этот тигр Амурский? Это у него такая фамилия? Тигр Амурский, – Бонни был любопытным котёнком.

Мура покачала головой.

– Нет, просто он живёт на берегах реки Амур, на Дальнем Востоке. Но вообще-то, вы можете гордиться. Мы, хоть и дальние, но родственники с Амурским тигром. Из одного семейства кошачьих.

– А где он – Дальний Восток? Можно мы туда сходим? Так хочется повидаться с этим тигром.

– О! Это слишком далеко. Не даром называется Дальний Восток. Туда только на самолёте можно добраться. Или на поезде. На поезде ехать целых шесть дней. А на самолёте лететь восемь часов, – Мура обожала географические телепередачи и была очень образованной кошкой.

Вечером Бонни снова начал расспрашивать Муру.

– Мам, а помнишь, ты говорила, что путешествовать можно по земле, по воздуху, а ещё по воде?

– Да, верно.

– Значит, до Дальнего Востока можно по воде доплыть?

Мура задумалась.

– Вообще-то можно. Существует Северный Морской путь. Он проходит по морям. Только уж больно этот путь длинный.

Да, не каждая кошка так хорошо разбирается в географии. Муриным знаниям и некоторые люди позавидуют.

Бонни отозвал брата в дальний угол комнаты.

– Ты как хочешь, а я собираюсь к Амурскому тигру.

Вилли вытаращил глаза.

– А как? Я тоже хочу, но ведь мы туда не доедем.

– Не доедем, а доплывём. Я же не просто так спросил у мамы, можно ли до Дальнего Востока по воде добраться. Потому что на самолёте мы не сможем, на поезде тоже. У нас нет поблизости ни аэродрома, ни вокзала.

– А что же у нас есть?

Бонни насмешливо посмотрел на братишку.

– Да ты на улицу хоть выглядывал? Прямо около дома ручей протекает. Он наверняка впадает в речку, а речка в море. Все реки впадают в моря, мама же рассказывала.

Вилли пожал плечами.

– Откуда ты знаешь, что наша речка впадёт в нужное море?

– Эх, ты! Нам же на Северный морской путь нужно! А наш ручей как раз и течёт на север. Помнишь, мама сказала: какой сегодня холодный северный ветер. Я и запомнил, где север, ветер-то вон оттуда дул, – Бонни махнул лапой.

– Да, правда, – смутился Вилли, – мама говорила про ветер. А на чём мы поплывём?

– Мы поплывём на модели, которая стоит окне. На яхте с красными парусами, вот на чём.

Ночью котята вынесли яхту через окно и спустили на воду.

Было темно и жутко, но тут из-за туч выглянула луна, стало светло и не так страшно. Беглецы запрыгнули на свой кораблик и крепко уцепились коготками в мачту.

Судёнышко покрутилось на месте, а потом выровнялось и взяло курс на север.

Ручей журчал, перепрыгивал через камни, огибал кусты и нёс котят к заветной цели.

И вдруг, бац! Яхта налетела на большой валун и перевернулась.

Котята еле успели схватиться за прибрежный куст. Оглядевшись, они поняли, что попали в болото.

– Ого! А где же река-то? – Удивился Бонни. – Как же мы теперь попадём на Северный морской путь?

Тут и там из воды торчал камыш. Неожиданно две камышины сдвинулись с места и стали приближаться.

– Смотри, – в испуге вскрикнул Вилли, – живой камыш!

– Какой я тебе камыш, – раздалось откуда-то сверху, – головы-то поднимите.

Братья одновременно взглянули наверх. Странными камышинами оказались ноги огромной серой птицы с длиннющим клювом.

– Как вы сюда попали, котята? – спросила птица.

– Мы случайно, мы плыли… плыли, – замямлил Вилли.

Бонни перебил его:

– Мы держим путь на Амур. Хотим навестить своего дальнего родственника.

Птица усмехнулась.

– Долго же вам придётся добираться. А кто ваш родственник?

– Амурский тигр, – Бонни гордо выпятил грудь.

Окончание приключений храбрых котят читаем в разделе Виктории Медведевой.

 

22.03.01п 2

 

Елена Овсянникова

 

 КОШКИ ДРИМТАУНА

 

(Продолжение сказки "Пока ты спишь")

- Ну, пожалуйста, расскажи мне сегодня вечером ещё что-нибудь про Вайти .

-Хорошо, только умойся, почисть зубы и ложись в кровать. Слышишь, часы на городской ратуше уже пробили 9 часов.

- Значит, наша Вайти скоро пойдёт дежурить на крышу?

- Возможно, дорогой! Правда, лучше об этом спросить у самой Вайти.

- Как это спросить у Вайти, ведь она всё равно не ответит. Смешная ты, мама, как будто ты не знаешь, что кошки не умеют говорить с людьми.

- Это люди так думают, дорогой! А на самом деле однажды в Дримтауне случилось невероятное событие…

-Кошки заговорили?

- Не спеши, а слушай.

Это случилось поздней осенью. День был ветреный и дождливый. Холодный северный ветер, казалось, попытался скинуть всю оставшуюся листву с деревьев, сорвать остатки летних афиш с театральных тумб, скинуть с крыш плохо державшиеся черепицы, вымести мусор из укромных уголков и разбросать его по улицам. Он сыграл скрипичную рапсодию оконными петлями, ударил в литавры разбитых стёкол и победно протрубил в дымоходах воинственный марш наступающей зимы.

К вечеру ветер стих, показав горожанам, как много мелкого ремонта предстоит сделать до наступления холодов.

Потом на Дримтаун опустился густой туман, погрузив городок в бочку со сметаной, по крайней мере, так выразилась миссис Джонс, выглянув в окно. В такой туман случаются всякие невероятные события и даже волшебство. Но никто не мог предположить, что в этот раз должно было произойти преступление, которое давно готовилось двумя бандитами. Они собирались ограбить банк.

Но обо всём по порядку.

 Незадолго до происшествия дримтаунские коты, как обычно, сидели на крыше и обсуждали последние новости в ожидании боя часов.

Пожалуй, главной новостью было то, что миссис Джонс уже не была миссис Джонс, а звалась теперь миссис Смит: ведь она недавно стала женой полицейского Билла Смита, и тот переехал к ней из своего загородного домика вместе с бульдогом Риком.

Это перевернуло жизнь кота Грея.

- Большой, грязный, шумный! – возмущался Грей. - Стоит отвернуться, и в твоей миске пусто. Куда не пойдёшь, эта собака преследует тебя, сшибает с ног и тычет в чистую шерсть слюнявой мордой.

«Ах, как Рикки играет! Какой весёлый пёсик!» - гнусаво пропел он, подражая голосу миссис Смит. –Тьфу!

- Да, собаки здорово портят жизнь, – подтвердил толстый Бонни, - но хозяева не лучше собак бывают! Мой-то Колин стал требовать, чтобы я ловил мышей! Муку, видите ли, они воруют. Как вы себе это представляете: я с моим весом и солидностью начну скакать по кладовой за мышами. Я попробовал, да. Опрокинул крынку со сметаной, рассыпал сахар, мне же ещё и попало! К тому же у меня договор с уличными кошками: мыши – их добыча. А они за это не вступают со мной в драку.

- Нет в жизни справедливости, это верно, - продолжил Том, - полковник Файт запретил мне точить когти об старое кресло у камина. Да об него ещё мой прадедушка точил когти, это моё наследственное право, а он на меня каминными щипцами замахнулся. Я уже задумываюсь, не переметнуться ли к бродячим ребяткам, пожить на воле.

А наша умница Вайти слушала эти разговоры и помалкивала, улыбаясь про себя. Конечно, кошки умеют улыбаться, только это вряд ли заметно постороннему, ведь кошачья морда при этом остаётся совершенно невозмутимой.

«Странные существа коты», - думала Вайти, «каждый говорит только о себе и своих проблемах, не слушая других».

- Я думаю, Бонни, тебе стоит договориться с уличными котами об обмене, -сказала Вайти.

- О каком обмене? – удивился Бонни.

- Они тебе раз в неделю приносят пойманную мышь, а ты им свою еду. Ты показываешь мышь Колину, и все остаются довольны. Кроме того, тебе не помешает разгрузочный день!

- Отличная идея! – обрадовался Бонни. – Только я не представляю, как смогу провести целый день без еды! Не мышь же мне есть, в конце концов! Но я попробую.

В это же время на чердаке заброшенного дома на окраине городка бандиты составляли план ограбления городского банка.

Чаще всего бандитами становятся глупые люди. Умный человек понимает, что быть бандитом очень плохо. А глупый думает, что вот он ограбит банк, разбогатеет и будет жить-поживать богатым и счастливым. А на самом деле грабить банки очень трудно и опасно. И даже, если глупому бандиту удастся благополучно ограбить банк, то всё равно ему придётся всю оставшуюся жизнь прятаться от полицейских. И деньги тратить он не сможет. Ведь его в любой момент могут спросить, где он их взял.

А наши бандиты были не просто глупыми, а очень глупыми. Умный пошёл бы грабить банк после того, как полицейский Билл сделает обход.

А наши решили сначала поймать бульдога Рика, подложив ему колбасу в переулке, куда Рик забегал поискать чего-нибудь вкусненького. Так поступают все собаки, когда их спускают с поводка побегать.

А затем бандиты собирались оглушить палкой полицейского Билла, когда тот пойдёт искать свою собаку.

- Зато никто не будет гнаться за нами, - пояснил старший бандит младшему план ограбления.

Тот согласился.

-Теперь нам остаётся только дождаться удобного случая, - сказал старший бандит.

- А когда наступит этот удобный случай? -спросил младший.

- Тогда, когда мы поймём, что он наступил.

Тем самым вечером, когда Дримтаун утонул в тумане, старший бандит сказал:

- Сегодня или никогда!

- А мы не заблудимся в тумане? -испуганно спросил младший.

- Мы будем пробираться вдоль стен домов, а, чтобы не потерять друг друга, пойдём в одной связке, - сказал главный и показал младшему веревку, - и, да, колбаса на ужин отменяется!

За 15 минут до обхода полицейским городка бандиты обвязались верёвкой, как альпинисты, взяли колбасу для пса, дубинку для полицейского Билла и лом, чтобы взломать дверь в банке, и вышли на дело.

За десять минут они, держась за стены, спотыкаясь о камни и переругиваясь шёпотом, добрались до переулка и разбросали колбасу. А сами притаились за углом дома, ожидая бульдога Рика.

Через несколько минут из дома миссис Джонс, ой, простите, миссис Смит вышел на обход участка полицейский Билл с бульдогом Риком.

Он очень торопился, потому что миссис Смит просила его вернуться поскорее, чтобы замечательный пирог с мясом, источающий невероятно аппетитный аромат из духовки, не успел остыть.

Он так торопился, что впервые в жизни забыл дома свой номерной пистолет, который по правилам всегда брал с собой на обход.

В это же самое время толстый кот Бонни тоже вышел из булочной Колина с кусочком колбасы в зубах. Он шёл на свидание с уличным котом для обмена колбасы на мышь.

Для кота, даже такого избалованного, как Бонни, туман не представляет никаких затруднений для свободного передвижения. Ведь у кошек есть замечательные усы, а вместе с ними ещё двадцать два волоска, которые называются вибриссы. С помощью этих волосков кошки чувствуют малейшие колебания воздуха от движения мышей, а также ощущают преграды на своём пути и ловко их обходят!

Кроме того, эти маленькие хищники слышат в десятки раз лучше людей и в несколько раз превосходят слухом собак.

Выйдя на улицу, Бонни замер и прислушался, как делают все коты, выходя на улицу.

Он услышал спокойные шаги полицейского Билла и то, как рядом с полицейским бежал трусцой Рик, царапая асфальт когтями на лапах. Но вместе с этим он услышал и странные необычные звуки. Из дальнего конца переулка донёсся чей-то шёпот: - Внимание! Они приближаются.

- Ого,- подумал Бонни, -здесь что-то не так. Нужно предупредить Билла и Рика.

Но вдруг Рик тихонечко взвизгнул. Затем послышался звук удаляющихся быстрых шагов Билла, и его зов: -  Рик, Рик, вернись негодная собака!

Потом раздался глухой стук, и полицейского Билла тоже не стало слышно.

«Происходит что-то страшное, нужно поднимать тревогу», - подумал Бонни и от волнения съел кусочек колбасы, предназначенный для обмена на мышь.

О том, что случилось дальше, читайте в разделе Елены Овсянниковой.

 

Виктория Топоногова

УНДЕР ШПУНДЕР. ГЛАВА 2. КОТЯТА И ХОМЯЧКИ

 

1

Шпундер набрал на помойке клетчатых лоскутов и сварганил себе удобные штаны: с карманами и на подтяжках. Он как раз прогуливался в новых штанах вдоль прутьев вольера, как вдруг прямо перед ним появилась чёрная-пречёрная кошачья голова с огромными блестящими глазами.

– Привет, мальчики! – тихо промурлыкала она.

– Ой! – и Шпундер мгновенно оказался у противоположной стенки.

– Что?! Опять ты?! – подпрыгнул Брехен.

– Полегче, полегче… – кошка нервно прошлась туда-сюда вдоль ограждения. – У меня к вам дело.

– Да какое у тебя вообще может быть дело? – поморщился Брехен.

– Важное дело. Очень важное, – кошачий хвост так и метался, выдавая нешуточное волнение. 

– Ага, как же… Шпундер, ты ей веришь?

– Так она ещё ничего не сказала, – крысёнок осторожно подошёл поближе.

– Вот-вот, сначала выслушайте. Я же вам помогла грабителя задержать…

– Ты помогла?! – хором воскликнули Шпундер и Брехен. – Да из-за тебя всё чуть не провалилось!

– А кто на него с когтями прыгнул?

– Ой, вот не надо, – нахмурился Брехен. – Вот даже не напоминай. Если б не ты, мы бы его в два раза быстрее поймали.

– Ладно, не буду. Меня, кстати, зовут Плутония. Для друзей можно просто Плу. Вам можно, – она чуть улыбнулась.

– И…  что случилось? – спросил Шпундер.

– У меня забрали котят.

– Что?

– У тебя есть котята?

– А почему бы у меня и не быть котятам? – насупилась Плу. – Проблема в том, что теперь их нет. Вернее, они есть, но не здесь.

– А где же они? – спросил Брехен.

– Глупые люди думают, что они лучше знают, как лучше. Моих крошек забрали прямо из нашего подвала и унесли в квартиру. Я уже выяснила, в какую. Вон там, на третьем этаже. Я всё вынюхала. Но я не могу проникнуть к людям и увести их. А вот ты, Шпундер, можешь.

– Я?! Увести чужих котят?! – подскочил крыс. – Да у меня от одного вашего кошачьего запаха аллергия начинается!

– Хочешь сказать, я плохо пахну? – возмутилась Плу.

– Нашла кого спрашивать!

– Да что ты так нервничаешь? Если хочешь знать, мне куда тяжелее, чем тебе, – Плу достала из кармана абсолютно чёрный носовой платочек и промокнула глаза. – Но я всё продумала, у меня отличный план. Только помоги мне его осуществить.

2

На лестничной клетке Шпундер залез под краешек придверного коврика и затаился. Пришлось довольно долго ждать, когда придёт хозяйка квартиры. Зато прошмыгнуть незамеченным в открытую дверь совершенно не составило труда.

Юркнув за диван, крысёнок притаился, ожидая благоприятного момента. И он наступил, когда хозяйка ушла в магазин.

Шпундер быстро обежал квартиру и легко нашёл глубокую мягкую лежанку с двумя маленькими котятами – чёрным и белым. Впрочем, каждый из этих малышей был вдвое больше крысёнка.

– Привет, ребятки, – вежливо сказал Шпундер котятам.

В ответ те удивлённо уставились на него голубыми бусинами глаз, – они впервые видели крысу.

– Меня прислала ваша мама, – продолжил крыс. – Она знает, как вам отсюда выбраться.

– Почему мы должны тебе верить? – спросил чёрный котёнок.

– Потому что я знаю, как вас зовут: Марсик и Венера. А я Шпундер.

– А новая мама называет нас по-другому, – мяукнула беленькая Венера.

– Она не новая мама, она хозяйка, – уточнил крысёнок.

– Но она хорошая, – возразила Венера. – Она нас кормит, даёт игрушки, у нас тепло и сухо. А в том подвале… брр…

– Но ваша мама ждёт вас.

– Думаю, надо вернуться к ней, – сказал чёрный Марсик.

– А я не хочу! – возразила Венера.

Вдруг послышались тоненькие голоса из другого угла комнаты:

– Да как это «не хочу», как можно не хотеть выбраться отсюда на свободу? И вообще мама – это святое! Мама вас спасти хочет!

Шпундер посмотрел в сторону голосов. Оказалось, это два хомяка сидели в своей клетке и бурно выражали несогласие с позицией Венеры.

– Вот, даже хомяки понимают! – сказал Шпундер.

– Что значит «даже»? – возмутились те.

– Ты, Марс, можешь идти, куда хочешь. А мне и тут хорошо, – фыркнула Венера.

– Ты что, я тебя не брошу! – откликнулся Марсик.

– Короче, дети, – нетерпеливо сказал Шпундер, – времени на рассуждения у вас до ночи. А дальше план такой. Если вы проберётесь в мусорное ведро и там затаитесь, утром хозяйка сама вынесет вас на помойку. А на улице вас будет ждать Плу, то есть мама, она поможет выбраться.

– В мусорку? На помойку? Ни за что! – мяукнула Венера.

– Соглашайся! Соглашайся! – скандировали хомячки.

– Вы, детки, договаривайтесь, а я скоро ухожу, – объявил Шпундер. – Вот придёт хозяйка, дверь откроет и пока. А вы готовьтесь к побегу.

– Как ты можешь говорить нам «детки», если сам меньше нас? – спросила Венера.

– Верьте, дети, грызун плохого не посоветует! – заверили хомяки.

3

На следующее утро к вольеру Брехена примчалась разъярённая Плу.

– Где этот крыс? Ага, сама вижу! – чёрная кошка легко просочилась сквозь прутья решётки и нависла над ничего не понимающим Шпундером. – Ты кого мне привёл?!

– Чего не так-то? – крыс, как мог, старался спрятаться за спиной у корги.

– Объясни нормально, чего сразу кидаться? – рыкнул Брехен.

– Объясняю нормально. Мы договаривались, что утром в мусорном баке окажутся мои котята. Так? А оказались два этих колобка! Они что, похожи на котят?! – Плу махнула лапой в сторону робко стоящих около вольера хомячков.

Прервёмся на самом интересном месте. Остальное читаем в книжке Виктории Топоноговой «Ундер Шпундер» или в её разделе на сайте.

 

Людмила Колесова

БАЙКАЛ И ВАСЬКА

 

Отрывок

Васька уныло обошёл свои владения, принюхиваясь к новым запахам, запахам беды. Он подлез под осевшую крышу и проник в дом. Но там всё было в битых кирпичах и щедро припорошено осыпавшейся штукатуркой.

Василий расчихался, выполз наружу и вдруг наткнулся на Байкала. Мир рухнул, а этот дармоед, видите ли, улёгся и лежит, как ни в чём не бывало! Васька со всей злости надавал Байкалу лапой по носу и отскочил на безопасное расстояние. Пёс, однако, не только не вскочил и не погнался за Васькой, но даже не рыкнул и глаз не открыл.

Почуяв неладное, Васька обнюхал Байкала со всех сторон.

– Байкал! – крикнул Вася, приподняв лопоухое ухо, да так и сел: из уха текла струйка крови.

– Мя-а-у! Байкалушка! – взвыл Вася и принялся лизать псиное ухо и морду шершавым языком. – Только не умирай! Не оставляй меня одного! Всё прощу! И как ты меня по двору гонял, и как за хвост кусал. Прощаю-у! И мясо у тебя никогда не сворую. Обеща-а-ю-у! Хочешь, назови меня снова наглой рыжей мордой! Только не умирай!

Из уголков глаз Байкала выкатилось по слезинке. Вася обнял Байкала лапами, улёгся рядом с ним и весь день и ночь не отходил от него.

Под утро снова начался обстрел. Мины завывали и ухали то ближе, то дальше. Байкал вздрагивал всем телом. Васька лёг на него, обняв лапами.

Когда стихло, прибежали соседи с едой. Соседка кричала в мобильник:

– Да, дед Матвей, тут они! Покормим, не переживай! Ты, главное, поправляйся!

Сосед оглядел Байкала и присвистнул:

– Контужен!

Пса бережно перенесли в летнюю кухню, положили на пол напротив раскрытой двери и поставили около его носа миску с водой.

– Тут они и под крышей, и в безопасности будут, – сказал сосед. – Два раза в одну воронку не попадает.

Соседка развернула перед Васькой газетку с рыбьими объедками. Кот почувствовал зверский аппетит.

– Ешь, Вася, – потрепала она его по пушистой шёрстке, – а Байкал отлежится и встанет, не переживай. – Вот, хозяин о вас справляется. А сам только от наркоза отошёл. Одна у него нога теперь, – соседка вздохнула. – Ну, да главное, жив! А бабу Шуру жалко… Ой, Васьк, ну, и глаза у тебя! Словно всё понимаешь!

«Большого о себе мнения вы, люди, однако, – Васька отвернулся, чтобы не смущать взглядом, и продолжил хрустеть рыбьими костями, – а сами до сих пор мышей ловить не научились». Если бы Васька сказал это вслух, то соседка, понятное дело, услышала бы только мяуканье. Но кот был голоден, а рот занят едой, не до беседы.

Днём во двор заглянул Васькин заклятый враг Мурзя. Василий встречал его в дверях летней кухни, выгнув спину.

– Мои соболезнования, сосед, – хмуро молвил Мурзя.

– Чего надо? – сощурился Василий.

– Попрощаться зашёл.

– Куда это ты собрался?

– Пойду столовую искать. Там еды всегда много. Может, и мне перепадёт.

– Тебя из дома выгнали?

– Нет у меня теперь ни дома, ни семьи, – вздохнул Мурзя. – Как и у тебя. Может, это, вместе пойдём? Вдвоём веселее.

– Сочувствую, Мурзя. Но с тобой не пойду. Был бы один, другое дело. Но у меня Байкал, семья моя.

Мурзя робко приблизился. Вытянув шею, поглядел на Байкала.

– Больной?

– Не больной, а контуженный, – гордо поправил Вася. – Отлежится и встанет. И дед Матвей из больницы вернётся.

– Из больницы? Больница – это хорошо, там столовая. – Мурзя вздохнул и развернулся к дыре в заборе. – Что ж, сосед, не поминай лихом. Я на тебя зла не держу за разорванное ухо. И ты меня прости за прошлое, – бросил он через плечо. – Ведь нам больше нечего делить. Сильва-то уехала.

– Как уехала! – Вася вытаращил глаза. – Куда?

– Куда, куда! Туда, где не бомбят. Посадили в корзинку и увезли вместе с чемоданами.

Эх, нет счастья в жизни у Васи! Всё разрушилось! Всё! Кот словно оглох от горя. А Мурзя что-то говорил, говорил. Про столовую, как там сытно кошкам живётся и как её по запаху найти можно. И что столовая есть при каждой больнице, школе и детском садике. И что в округе бродит стая одичавших собак.

– Разорвут вас, Вася, если найдут. Как Байкал оклемается, советую вам уходить. Так-то, Вася. Пошёл я. Прощай.

– Прощай, прощай, Мурзя! Желаю тебе найти свою столовую.

– И тебе того же!

Мурзя уныло опустил хвост и исчез в дыре.

Ночью Васька не сомкнул глаз. Раньше он никогда не слышал, как воют собаки. Но в эту ночь от их воя аж шерсть дыбом вставала.

После утренней бомбёжки они появились. Прошмыгнули во двор тихо и быстро. И вот уже трое у дверей кухни, а за ними ещё несколько собак щёлкают зубами, зло размахивают хвостами.

– Ха, Васька, рыжая морда! – осклабился вожак по кличке Дадон, самый крупный в стае пёс.

Две собаки поменьше, Чеснок и Шустря, сунулись в дверь.

С диким криком Васька вылетел им навстречу, растопырив все четыре лапы и выпустив когти:

– Х-х-х-я-а-а-а! Х-х-х-я-а-а-а!

Васька раньше никогда не пробовал и шипеть, и орать одновременно. Но от страха и отчаяния у него это получилось. И как получилось!

Чеснок и Шустря отскочили и спрятались за спину Дадона.

– Х-х-х-я-а-а-а! – Васька прыгнул ещё на полметра вперёд.

– Бешеный, чесслово! – заорал Чеснок.

– Порвёт! – взвизгнул Шустря.

– Один укус – взбесишься и помрёшь, чесслово! – заскулил Чеснок.

– Х-х-х-я-а-а-а! – повторил Васька свой каратистский прыжок прямо у носа Дадона.

Дадон отпрянул и проворчал:

– А ну его!

И вся стая бросилась наутёк.

– Байкалушка! Они ушли! – заорал Васька.

Повернувшись к собаке, он осёкся. Байкал стоял на ногах, слегка покачиваясь.

– Я тебя, Вась, в обиду не дам, – пробормотал он и рухнул на пол.

Васька подлетел к нему и принялся лизать морду. К еде, которую принесли в то утро, Васька не притронулся, оставил Байкалу. А сам потом всю ночь охотился на мышей. И был счастлив. Теперь они с Байкалом могли разговаривать. Они часто вспоминали деда Матвея с бабой Шурой. Самым сладким воспоминанием было, как они после сытного ужина все вместе смотрели телевизор. Васька нежился на коленях у бабы Шуры, а Байкал дремал у ног деда. Вот было счастье! Но они, глупые, этого не понимали, да ещё и дрались меж собой. О-хо-хонюшки!

Полностью рассказ можно прочитать в разделе Людмилы Колесовой.

 

22.03.01п 3

 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 423 раз

Последнее от Сергей Никифоров. Редактор портала ТО ДАР

Люди в этой беседе

Комментарии (2)

  1. Любовь Шубная

Здорово! Спасибо за интересную подборку!

  Вложения

Обожаю пушистиков! С удовольствием пррчла все рассказы, спасибо авторам!

  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением