Подготовила Елена Овсянникова

МОРЕ, МОРЕ, МОРЕ!!!!

Хотя бы на недельку! На день...

Увидеть нечто огромное, бескрайнее... Окунуться, слиться. Почувствовать родство...

Наша нынешняя подборка посвящена морю. 

Некоторые отрывки - из журнала "Аватарка" №3 за 2021. Рисунки Александра Фадина.

Купайтесь!

Брызгайтесь!

Ныряйте! 

 

Андрей Богдарин

Паруса и вёсла

У Вадима была деревянная лодка, а у меня – резиновая.
– Что это мы всё на вёслах да на вёслах, – сказал я однажды. – Давай к лодкам приделаем паруса – можно будет до Макария дойти.
Вадим посмотрел на свою лодку и говорит:
– Нет, мне батя лодку дырявить не даст, да и к твоей резиновой мачту не приделаешь – я уж как-нибудь на вёслах поплаваю.
«Почему не приделаешь? – подумал я. – Из дерева и бумаги столько моделей сделал – и здесь что-нибудь сконструирую». Подумал так и пошёл палку для мачты искать. Пока шёл, соображал: гвоздями к резиновой лодке ничего не прикрепишь – сделаю всё на верёвках. В проушины для вёсел вставлю палку, к ней с помощью консервной банки приделаю мачту. К мачте с помощью жести от той же банки и верёвок приделаю рею или две реи. К ним пришью нитками парус, а саму мачту зафиксирую на верёвочных растяжках – у лодки на носу и корме специальные петельки есть. По бортам растяжки привяжу к поперечной палке, той, что в проушинах для вёсел. Не прошло и двух часов, как мачта уже стояла на месте. Оставалось найти, из чего сделать парус.
Думал я, думал и придумал сделать парус из простыни. «Она плотная и большая – отрежу немножко, отец не заметит», – сказал я себе, и совсем скоро парус был готов.
Испытания решил проводить в одиночку: людям работу надо показывать в законченном и проверенном виде – первое впечатление самое яркое, и лучше, если оно будет хорошим.
Взял одно весло – вместо руля использовать, спустил лодку на воду, забрался в неё – ветра нет. Парус висит, лодка тихонько по течению вдоль берега плывёт. Поглядел по сторонам, вижу: невдалеке, на старице ближе к фарватеру – рябь на воде, и флажок на рыбацкой лодке развевается. Стал грести туда: то с одной стороны, то с другой веслом работаю, и через некоторое время парус начал надуваться. Ещё минута, рывок – парус «взял» ветер, и лодка, накренившись на левый борт, понеслась…
Понеслась, но не вдоль берега, как хотелось мне, а прямо на фарватер, где большие корабли и скоростные суда, вроде «Ракеты» и «Метеора», ходили довольно часто. Ветер усилился, волна выросла, лодка неслась и была совсем не управляема. Мачта поворачивалась плохо, а весло в качестве руля использовать не получалось: приходилось наваливаться на правый борт, чтобы лодку не перевернуло. Фарватер неумолимо приближался. Надо было что-то делать, иначе – минута-другая и меня вынесет на него… Капитан большого корабля маленькую лодку у себя под носом не заметит…
Брызги заливали лицо, лодку несло навстречу тяжёлому сухогрузу. Волна, ещё волна, брызги, заклинивший парус… Из каких-то глубин памяти неожиданно всплыла картина, как английские моряки в таких ситуациях стреляли в паруса, чтобы они рвались, и ветер больше не толкал корабль на рифы или скалы. Я, продолжая наваливаться на правый борт, схватил край паруса и стал его рвать. Ткань прочная, пришита к мачте и реям на совесть… Раз, ещё раз. Нет. Никак. Не вижу ничего… Ещ-щ-щё… Стиснув зубы и зажмурив глаза, сделал неимоверное усилие – парус сдался и треснул. Лодка выровнялась, сбавила ход, я схватил весло и стал грести, направляя лодку к берегу.
Течение уносило парусник далеко от стоянки, но я об этом не думал – по берегу вернусь. Никто из рыбаков не обращал на меня и на моё судёнышко никакого внимания: рыбаки, сидя в своих лодках, обычно дремлют, реагируя только на звон колокольчиков на снастях или на характерные удары по леске. Не спеша, подгребал к берегу; невероятные напряжение и страх, испытанные несколько минут назад, постепенно оставляли меня, сердце снова билось в груди, а не в голове, и дыхание становилось размеренным, как шум вечернего прибоя. На берегу я почувствовал, что идти нет сил, лёг на песок, закрыл глаза и долго лежал неподвижно, слушая шум волн.
Да… Строить и испытывать настоящие корабли и мастерить бумажные макеты – большая разница.

 

Мария Валькова (Инга Сомс)

         Песенка Моря

         Море любит музыку. Часто напевает - «шшш». Знакомая мелодия. Когда Море поёт, Песок в восхищении молчит. Слушает. Как хорошо у Моря получается!

 Ветер подхватывает песню Моря и свистит “ссс». Но Морю не нравится, как поет Ветер, « шшш, потишшше», - просит Море. Ветер сердится, швыряется песком, отыскивает на берегу самые большие раковины и дует в них «уууу»! Швырнет напоследок песком и - «уффф» - нет его, улетел.

Море выводит «шшш» и прислушивается, чего-то не хватает. Опять тянет тихое «шшш» и прислушивается... Ну конечно! Не хватает Гальки! Галька - это мелкие камушки. Море толкает их, а они шуршат: Чики-чики-чики!

Получается дуэт: Море поет «шшшшш», а Галька подпевает, перекатываясь «чики-чики-чики», красиво! Настоящая морская музыка!


         С Ветром наперегонки

Море мерзнет. И Волны продрогли.
- Холодно, говорит Море маленьким Волнам, - наденьте шапки, простудитесь!
- Лааадно, отвечают Волны и натягивают белые пенные шапочки.
А тут Ветер! Балуется, шапки с Волн срывает.
Ах ты, озорник! - сердится Море и брызгает соленой водой.
Ветер - «ууууф»!- и улетел, далеко, к Кораблям. Паруса надувает, щекочет корму, Корабли смеются, - ой-ой, не можем больше, перестань, Ветер! Ветер хулиганит, дует на Корабли, старается их опрокинуть. А Корабли молодцы, держат нос по ветру, плывут себе дальше.

Ветер посвистел, пошумел и с размаху в Волны кааак нырнет! Волны от него - прыг! - и в мелкие брызги!
- Волны, - предлагает Ветер, -давайте наперегонки, в догонялки, кто быстрее, а?
- Да как тебя догнать, ты вон какой шустрый! - беспокоятся Волны, - мы лучше сами.

 Волны прыгают через узенькую полоску пирса, кто выше, кто дальше.
- Видели, какие брызги у меня получились? Прямо до неба! - хвастается одна Волна.
- А мне не достать, слишком маленькая, - расстраивается другая.
И тут Ветер кааак ее подтолкнет! Уххх, полетела! Да как высоко!
- Я умею летать! Меня Ветер научил! - смеется Волна.
Ветер улыбается и нежно гладит Волну. Добрые дела делать радостно.

Лунная дорожка
 Ночь. Вышла Луна прогуляться, морским воздухом подышать.
Смотрит в воду, налюбоваться на себя не может:


Ах, какая я красивая!
Жёлтая-прежёлтая!
Круглая-прекруглая!


Море слушало, слушало, обидно ему стало, что Луна себя хвалит, а про Море ничего не говорит. И тут Море каак скажет:
- И вовсе ты не красивая, вот, смотри! - и рябь по воде пустило.
Луна смотрит в воду, а там такое страшшное отражение! Вода качается, всю красоту портит. В воде какое-то чудище! Обиделась Луна на Море и ушла, скрылась за облаком.
Темно... И кажется Морю, что оно не большое, а малюсенькое. В темноте себя не видит. И Луну зря обидело. И вообще...
- Лунаааа, прости меня, а?
Луна выглянула, посмотрела на Море и говорит:
- Хорошо, прощаю.
Вышла Луна, празднично, светло стало! Отражается Луна в Море, как будто золотые ступеньки к небу идут!
Длинная лунная дорожка получилась.

16 Дорожка



          Догонялки и бродилки

         Морю нравится берег. И сухой песок. Надо обязательно намочить морской водой и посмотреть, как он высыхает на солнце. Море нерешительно плещет на мелководье, быстро выбегает на берег и назад. Ух, весело! Море снова выбегает, смачивает песок и убегает опять.

 Море любит играть в догонялки. С детьми. Как здорово! Дети то подбегают к Морю, то отбегают на безопасное расстояние.

Море шепчет: Шшш, догоню, намочу!
Дети с визгом отскакивают. А если Море поймало и коснулось Волной, - весело смеются. Хорошая игра!

Иногда Море находит на берегу дворцы и крепости из песка. Море заплывает в них и долго-долго гуляет по переходам и лестницам. Это называется  бродилки.  Правда, чем дольше Море бродит, тем сложнее найти выход. Почему? Море не знает. Может крепости и дворцы заколдованные?

 

 

         Капля в Море
         Начался дождь. Упала первая Капля в море  и закричала: Как весело!
А за ней вторая, третья, четвертая...  - шум подняли, Море взволновалось.

  • Шшш, потишше, - шепчет Море.
    А с неба все новые и новые Капли падают, толкаются, все хотят на самые большие Волны упасть, так интереснее.

Море каак пустится в пляс, волны колышутся, взлетают к небу ажурными юбками, кружатся, красивый танец у Моря получился.
Но вот дождь кончился, выглянуло солнце.
Капли грелись-грелись на солнышке и стали паром подниматься вверх, домой, к маме-Облаку.
- Пока, Волны! Пока, Море! - кричат сверху.
- Падайте еще, будем рады! - отвечают Море с Волнами.

 

         Берег с секретом

         Море обожает уборки! Обкатывает камни, старается. Любит чистоту. А есть такие большие камни, спрятались в песок, не помыть хорошенько! Море их двигает с трудом, - «ииэх, не поднять!» Даже Морю! «Перестановку сделаю в другой раз», - думает Море и возвращается к песку.

Море моет песчаный берег до золотистого блеска, перебирает песчинки, вымывает ямки, укладывает камни, палочки. Засыпает песком. А водоросли и ракушки сверху, для красоты.

Волшебные секретики получаются! Придут дети, раскопают, обрадуются!
- Ну как там, на берегу? - спрашивает медуза у Моря.
- Сухо, - отвечает Море, укачивая маленькую Волну.
Про секретики не расскажет. Они для детей.

 

          Подводные камни

         У Моря есть Маяк.
Он стоит в самом нужном месте. В опасном.

- Здесь у нас подводные камни, - говорит Море голосом экскурсовода, провожая корабли.
Корабли вертятся во все стороны, пытаются разглядеть камни под водой. Но это днем.

А ночью Корабли осторожно и медленно идут по темному-темному Морю. Носа собственного не видно! Ночью Море ничего не говорит, зачем, все равно не поверят. Море просто просит Маяк осветить опасные места.

И Маяк с видом фокусника - оп! - освещает! Корабли тут же видят, где берег, а где стрррашные Рифы. - Право руля! Слева по борту опасность! - сигналит Маяк.

 Корабли послушно поворачивают направо и вздыхают с облегчением, - уф, пронесло!
- Доброй ночи, Корабли! - подмигивает Маяк, - счастливо добраться!
- Спасибо, Маяк, выручил! - отвечают Корабли, - спокойной ночи!

         Новости на хвосте у Дельфина

         В глубине Моря тихо-тихо.
Это потому что рыбы молчат, как воды в рот набрали. Только дельфины переговариваются друг с другом:
- Как слышно меня? Как вода? Приём! Приём!
- Слышно хорошо, вода отличная! Приглашаю на прогулку! Приём!
Дельфины ныряют и выныривают из воды, фыркают от удовольствия. И продолжают разговаривать. Они часто бывают наверху и всё про всех знают.
Вокруг дельфинов собираются любопытные: Стайки разноцветных рыб, медузы, - все хотят узнать последние новости. Морские коньки замерли на месте. Как-будто висят в воде. Забыли, куда плыли.

 Дельфины рассказывают про молодую чайку: «Представляете, она хотела выпить Море!»
- Море, а Море! Я тебя выпью! - грозилась чайка.
- Попробуй, - смеялось Море.
- До последней капли! - кричала ворчливая птица.
- Не мути воду, - спокойно отвечало Море.

 Рыбы изумленно таращат глаза... Ничего себе! Не каждый день такое услышишь!

Ачто дальше было? - спрашивает скумбрия. Но один из морских коньков замечает опасность:

- Ой-ой, Морской дракончик! Спасайся, кто может! - и все врассыпную.

В глубине Моря снова тихо-тихо.


         У Моря есть книжки
         Маленькая Волна плещет на мелководье: от берега - к берегу, от берега - к берегу... Скучно.
- Море! Моооре!
- Чшшшш, не шуми.
- Море, расскажи сказку.
- Про дельфинов?
- Нееет, другую.
- Ну, где наши книжки... Посмотрим... Вот, это - история про краба, - и море обкатывает серый камень с черными точечками, - а вот - книжечка про Маяк, - Море показывает белый камешек с веселыми разноцветными пятнышками...
- Ты такое умное, Море, ты все-все книжки прочитало! - восхищается Волна.
- Ну, прям уж и все, - смущается Море, - что-то пролистало, книг же целое море!. Но есть у меня любимые, зачитанные до дыр.
- Вот как эта? - Волна подталкивает вперед необычный камень, весь в дырочках, а посередине - приросшая ракушка.
- Да, это про молюска, он ждал у моря погоды, а дождался шторма.
- Помню, помню, он укрылся от шторма в домике... Там еще слова в конце: Нет ничего лучше родного дома...
- даже если это всего лишь пара маленьких ракушек, - с удовольствием заканчивает Море.
-Славные у тебя сказки, Море!
- Шшш, - радуется Море.
- Смотри, на берегу мальчик ... давай подарим ему книжку, а, Море?
 Море волнуется, перебирает камешки. Какой лучше? Подталкивает Волне один из любимых - с ракушкой.
Волна подхватывает камушек и выносит на берег, прямо к ногам мальчика. Малыш бежит к маме:
- Мама, смотри, смотри, с ракушкой!
- Красивый! Вот это камень! О, да здесь целая сказка...
- Чшшш, - довольно шумит Море.

16 Догонялки

 

Лариса Васкан

Клотильда и чайки

     В одном приморском городке, в старом парке, где росли высокие раскидистые сосны, жила-была маленькая ворона по имени Клотильда. Это необычное имя дала ей мама – ворона Дарья, потому что дочка показалась ей необыкновенно хорошенькой, и непохожей на остальных детей. Клотильда ещё только вчера научилась летать, но уже была твёрдо уверена, что с таким именем её ждёт какая-то необыкновенная судьба.

     Ворона Дарья приносила воронятам вкусных червячков и другие гостинцы, учила их правилам вороньей жизни. А по вечерам к ним в гости прилетал старенький ворон – дед Макар, и рассказывал разные интересные истории о своих приключениях и путешествиях. Однажды он рассказывал о прекрасных белых птицах – чайках, которые жили недалеко от парка, на берегу тёплого синего моря.

– Вот уж необыкновенные птицы! – восхищался дед Макар, – и по берегу ходят, и в море ныряют, а уж как по небу летят – глаз не оторвать! Белые чайки над синим морем – вот это настоящая красота!

     Клотильда слушала деда Макара с замиранием сердца.

– Мама! – сказала она мечтательно, – наверное, я должна была родиться чайкой!

– Ну что ты, милая! – засмеялась ворона Дарья, как и все мы, ты – ворона, но ты – наша красавица, и мы тебя очень любим!

     Нет, быть просто вороной Клотильду не устраивало! Рано утром, когда все ещё спали, она расправила крылышки и полетела к синему морю. По дороге она пела:

Ничего, что лишь вчера

Научилась я летать,

На лету и комара

Я легко могу поймать!

Надоело на сосне

быть простой вороной мне,

Братья, сёстры и родня,

Не ищите вы меня!

Поутру я поднялась,

В путь - дорогу собралась,

К морю синему лечу,

Белой чайкой стать хочу!

     И вот она увидела море, бескрайнее и прекрасное! В рассветных лучах солнца оно всё переливалось и искрилось. Клотильду охватил восторг.

– Какая красота! – прокаркала она, – теперь я точно знаю, что я – чайка!

     Клотильда приземлилась на берегу и почти сразу увидела над морем трёх белых птиц.

– Чайки! – обрадовалась она, – и стала громко каркать, подзывая их к себе.

     Одна из чаек первой услышала карканье Клотильды. Она спросила:

– Что это за шум на берегу?

     Вторая, самая остроглазая, ответила:

– Какая-то маленькая ворона сидит и каркает во всё горло! Вот чудная! Что она тут потеряла?

   Две подруги рассмеялись, а третья сказала:

– Что вы смеётесь? Может быть, она зовёт нас? Давайте, полетим к ней, и спросим, почему она каркает. А вдруг, ей нужна наша помощь!

     И три чайки полетели к берегу, где сидела Клотильда.

– Привет! Что ты тут делаешь? – ласково спросила третья подруга.

– Я поняла, что хочу быть чайкой! – робко сказала маленькая ворона, на неё вдруг напало смущение. – У меня ведь такое необыкновенное имя – Клотильда! У ворон не бывает таких имён. Такие имена бывают, наверное, только у прекрасных чаек!

– А меня зовут Соня, – представилась третья чайка, – а моих подруг – Нина и Аня.

     Клотильда совсем растерялась. Она не ожидала услышать такие простые имена.

– Нина у нас имеет самый чуткий слух, – продолжала Соня, – она различает все звуки, это она первая услышала тебя. А у Ани самое острое зрение. Она первая тебя увидела. А у меня нет никаких талантов, – Соня мило улыбнулась:

– Так ты хочешь быть чайкой?

Клотильда с надеждой посмотрела на Соню.

– Но она же самая обыкновенная чёрная ворона! – засмеялась Нина.

– Ничего! – ответила Соня, – а мы её перекрасим! Только вот где мы найдём белую краску?

– Когда я летала вдоль берега, – сказала Аня, – то видела, что в одном из пляжных домиков люди делают ремонт. На крыльце этого домика стоит баночка с побелкой. Полетели туда, я вам покажу!

   Вскоре Клотильда была белее снега. Она извалялась в побелке, которую чайки разлили на крылечке, перевернув баночку. А Соня докрасила своими крылышками всю оставшуюся черноту.

   – Ну вот, теперь ты настоящая чайка! Давай, полетаем с нами над морем! – предложили Клотильде новые подруги.

     Все вместе, с весёлыми криками они стали резвиться и гоняться друг за другом. Маленькой вороне никогда не было так весело! Вдали гудели белые корабли, а свежий морской воздух ударял в голову. Клотильду переполняло ощущение счастья.

     Но через некоторое время Нина сказала:

– Ну всё, я проголодалась, а вы? Клотильда, давай нырять с нами за рыбой!

– Я не хочу есть! – Клотильда отвернулась.

– Странно! – удивилась Аня.

И лишь только Соня поняла, в чём дело.

– Лети на берег, и подожди меня там! – сказала она новой подруге. – Ты ведь ещё пока не научилась нырять! А я принесу рыбу для нас двоих.

– Спасибо тебе! – ответила Клотильда, и полетела к берегу.

     Через некоторое время прилетела Соня, и они вместе перекусили.

– Но ведь меня же засмеют другие чайки, если я не смогу сама ловить рыбу! – поделилась Клотильда своими переживаниями с Соней.

– Не переживай! – ответила чайка, – ты будешь моей лучшей подругой, и я не дам тебя в обиду! Может быть, со временем, ты и научишься нырять, а пока я буду ловить рыбу на двоих. Мне ни капельки не сложно!

     В следующий раз, когда Соня ныряла за рыбой, а Клотильда ждала её на берегу, внимание вороны привлёк краб, наполовину высунувшийся из воды.

– Ну вот, наконец-то, и я принесу добычу! – обрадовалась Клотильда.

     Она погналась за крабом, но он скрылся в воде. Через некоторое время он снова появился. Ему было скучно, и он решил поиграть с вороной. Долгое время Клотильда пыталась поймать краба, но он каждый раз прятался в воду. Клотильда выбилась из сил.

– Куда тебе, вороне, меня поймать! – наконец сказал краб, – ты ведь воды боишься!

– Я не ворона, я – чайка! – возмутилась Клотильда, – не видишь что ли, я же белая!

– Ну да, глупая белая ворона! – засмеялся краб.

– Сейчас я покажу тебе, что я – чайка, а твоё место – у меня в животе! – рассердилась Клотильда и бросилась к крабу. Краб скрылся в воде, и ворона отважно нырнула в волну. Она нахлебалась солёной воды, и скорее всего утонула бы, но на помощь ей подоспела Соня вместе со своими подругами.

     Чайки вынесли Клотильду на берег, и скоро ворона пришла в себя. Она была снова чёрная! Вся побелка смылась.

– Зачем же ты ныряла? – спросила бедняжку Аня.

– Я хотела стать настоящей чайкой! – ответила Клотильда.

– Не переживай, мы снова тебя покрасим, найдём более стойкую краску! – успокаивала подругу Соня.

– Не надо! – вздохнула Клотильда, – лучше я останусь вороной!

     Она вдруг вспомнила свой старый парк, свою заботливую маму, братьев, сестёр и деда Макара.

– Я очень соскучилась по своим родным, и мама, наверное, переживает из-за меня! – сказала Клотильда чайкам.

– Тогда тебе надо домой! – ответила Соня. Но я буду так скучать по тебе! Ты ведь такая весёлая, отважная, и необыкновенная ворона!

– Какая же я необыкновенная? – удивилась Клотильда.

– Конечно, необыкновенная! Ты ведь смогла подружиться с чайками! – улыбнулась Соня, – обещай, что снова прилетишь к нам в гости, и мы вместе полетаем и повеселимся!

– Я вам обещаю! – ответила Клотильда, – а ты, Соня, никогда больше не говори, что у тебя нет талантов! Ведь ты имеешь такое чуткое и доброе сердце! А это самый главный талант на свете! И даже такая глупая ворона, как я, это понимает!

     Нина и Аня с любовью посмотрели на Соню, а потом на Клотильду:

– Глупая ворона не сказала бы таких умных слов! – улыбнулась Нина.

– Ты сказала то, о чём мы должны были догадаться сами! – поддержала её Аня..

– Спасибо вам за всё, а теперь мне пора! – Клотильда взмахнула крыльями и улетела в сторону старого парка.

– Счастливого пути, дорогая наша подруга, Клотильда! – кричали чайки ей вслед.

16 60х50

 

 

Татьяна Шипошина

Ревущий грот

Отрывок из повести «Поход»

...Посмотрите на Кара-Даг: тут вам и Король, и Королева, и Лев, и Иван-разбойник, и Маяк, и даже Золотые ворота. А ещё  наверху — Город Мёртвых и Чёртов Палец.

Всё это — застывшая лава, вода и ветер.

Правда, ещё и время.

Человеческое время гораздо короче, чем время горы. Поэтому, наверно, мы торопимся.

Кроме того, гора, конечно, не задаёт вопросов типа: «Долго ли мне тут стоять?»

А человек?

 

Крым, 1979

Они снова поплыли. Впереди их ждал Ревущий грот.

— Может, ну его? — на этот раз вопрос задала Машка.

— Ну хоть заглянем. Кто со мной? — спросил Саня.

— Я! Я!

Как ни устали, как ни било их море, а заглянуть в Ревущий грот, в который папа Лёнчика просил не заплывать, захотели почти все. Кроме Лены и Машки.

Лена и Маша остались дежурить «по матрасу». Остальные поплыли в сторону грота.

Узкая пещера. Мало того, что вход в неё не очень широкий, так она ещё и сужается с каждым гребком.

Стены её — высоченные скалы, почти отвесно идущие вниз.

Так же как и вверх, уходила вниз эта расщелина, заполненная водой. Удержаться за скалы — невозможно. Склизко. Холодно. Темно. С каждым гребком всё холоднее и темнее.

А главное, гул. Грот действительно ревел. Эхо многократно отражало удары волн о скалы, дробилось, переливалось, ухало и бухало.

— У-у-у! — крикнул Колька!

— Угу-гу! — ответило ему эхо, словно хотело предупредить: «Не шути со мной, неразумный человек!»

— Тише ты, — одёрнул Кольку Лёнчик.

Страшно. Жутко.

Если на секунду представить, что ты вдруг оказался здесь один… Никто никогда не найдёт тебя здесь. Никто не протянет руку помощи. Если ты… ну, не к походу будь сказано, вдруг пойдёшь ко дну — этот грот всё так же будет реветь и так же бить своими волнами о скалистые стены.

Да разве только грот! Если продвинуться мыслью чуть-чуть дальше, станет понятно, что так же будет стоять над морем Кара-Даг, останутся и небо, и солнце…

А если вдруг заберёт тебя Ревущий грот, твои товарищи доплывут до берега и некоторое время ещё побудут на Земле…

Но и товарищи уйдут, рано или поздно. Останутся небо, море и гора. Моря, горы. Другие люди.

А дальше?

Что же остаётся — так, чтобы навсегда? Ведь никто на самом деле не верит, что его заберёт Ревущий грот. Этот грот или другой.

Никто на самом деле не верит, что уйдёт навсегда.

— Я — назад, — стала поворачивать Оля.

— Я  тоже!

Все повернули.

Остались только Олег и Саня.

Мишаня обернулся, глядя, как они гребут внутрь грота.

— Господи, помилуй, — прошептал Мишаня и притормозил.

Так и остался на выходе, перебирая в воде по-собачьи. Глядя на соперников.

Олег и Саня сделали по несколько гребков. Пещера сузилась настолько, что они сошлись вместе… очень-очень близко друг к другу.

Ни один не хотел уступать.

— Н-не дури! — дрожащими губами произнёс Саня и чуть приостановился.

— С-сс-ам не дури! — ответил Олег.

Не то чтобы Саня не выдержал. Нет. Он просто повернул первым, так как дальше… Неизвестно, от чего дальше становилось страшнее. От пещеры или…

Саня повернул и так быстро, как только мог, рванул к выходу из пещеры.

Олег выплыл следом.

Никто не обратил внимания, с какими лицами выплыли оба. Потому что все уже двинулись дальше.

Только Мишаня махнул Сане рукой и поплыл вслед за всеми.

Впереди простиралось море. Море, море… Не такое уж ты и ласковое, море…

 

Москва, 2005

АЛЕКСАНДР

Мы сидели друг против друга. Я разлил по третьей рюмке. Расхотелось даже закусывать.

— Ну, — сказал я, — за подводную тропу и Золотые ворота мы выпили. Осталось выпить за Ревущий грот.

Я поднял рюмку.

— Будем!

— За Ревущий грот, — повторил он. — За грот… А ты…

Он остановился и не договорил. Я знал, о чём он собирался спросить.

Вероятно, о том, хотел ли я его утопить. Там, в Ревущем гроте.

Нет, не хотел. Мысли такой у меня не было, когда мы начинали плыть. Соревнование, просто соревнование. Кто дальше, кто  дольше. Кто до конца выдержит этот ужас, эту игру с опасностью. Чтоб не сказать — со смертью.

Но когда мы остались вдвоём… Когда я прочёл на его лице решимость идти до конца… Когда я вдруг прочёл…

Я подумал: «Сейчас он кинется на меня и утопит».

Нет, я не испугался. Ну, может, самую малость. Не от испуга я повернул. Просто чтоб избежать драки в Ревущем гроте. Мы могли утонуть оба!

Да что хитрить! Испугался я…

Плавали мы одинаково, но он был старше и сильнее. Пожалуй, он бы сделал меня, если бы дело дошло до единоборства. Тем более под водой. Он бы победил! Ведь он занимался в секции прыжков в воду — значит, мог долго не дышать.

Если бы я ушёл под воду — никто бы мне не помог. Мишаня не в счёт, хоть он и медлил, покидая грот. Он просто не сумел бы. Даже рюкзак не могли вытащить из-под этой воды, не то, что человека.

Сколько раз я прокручивал в голове то, что произошло! Сколько раз мне снился Ревущий грот и я просыпался в холодном поту. Там, во сне, я тонул и задыхался.

Он, он снился мне!

Сначала мне снилось, что он побеждает. Через несколько лет я научился там, во сне, сопротивляться ему. А ещё через несколько лет наваждение прекратилось. Видимо, я стал сильнее. Или просто время излечило рану.

Но рубец остался. Да.

— Так выпьем!

Он поднёс свою рюмку к моей. Рюмки соприкоснулись, издав жалобный звон.

 

Москва, 2005

ОЛЕГ

Мы сидели друг против друга. Он разлил по третьей рюмке. Расхотелось даже закусывать.

— Ну, — сказал он, — за подводную тропу и Золотые ворота мы выпили. Осталось выпить за Ревущий грот.

Он поднял рюмку.

— Будем!

— За Ревущий грот, — повторил я. — За грот… А ты…

Я остановился и не договорил. Мне вдруг показалось, что не стоит спрашивать. Хотя я столько раз мысленно задавал ему этот вопрос!

Я хотел спросить, хотел ли он меня утопить. Там, в Ревущем гроте. Как давно я хотел спросить у него об этом!

Я его топить не хотел. Мысли такой у меня не было, когда мы начинали плыть. Соревнование, просто соревнование. Кто дальше, кто  дольше. Кто до конца выдержит этот ужас, эту игру с опасностью. Чтоб не сказать — со смертью.

Но когда мы остались вдвоём…

Я взглянул на него и прочёл на его лице решимость идти до конца. Я подумал: «Сейчас он кинется на меня и утопит».

Нет, я не испугался. Ну, может, самую малость. Мы могли утонуть оба!

Да что хитрить! Испугался я…

Плавали мы одинаково, я даже был старше и сильнее. Но он-то! Жилистый, ловкий, дерзкий. Смелый. Смелее меня. Я же это чувствовал! Пожалуй, он бы сделал меня, если бы дело дошло до единоборства.

Тем более под водой. Хоть я и занимался в секции прыжков в воду — он-то был местным! Он вырос на море и всю жизнь нырял. Он бы победил…

Если бы я ушёл под воду — никто бы мне не помог.

Когда он повернул… Сначала я подумал, что он струсил. Потом я стал думать о том, что он, в отличие от меня, опять проявил благородство и повернул, чтоб мы не погибли оба.

Сколько раз я хотел спросить его, почему он повернул! На самом деле, почему он повернул?

Знал бы он, как этот вопрос мешал мне жить! Знал бы он, что много последующих лет я мечтал поступать так, как он!

Сколько раз я прокручивал в голове то, что произошло… Сколько раз мне снился Ревущий грот и я просыпался в холодном поту. Там, во сне, я тонул и задыхался.

Он, он снился мне!

Сначала мне снилось, что он побеждает. Через несколько лет я научился там, во сне, сопротивляться ему. А ещё через несколько лет наваждение прекратилось. Видимо, я стал сильнее. Или просто время излечило рану.

Но рубец остался. Да.

— Так выпьем!

Он поднёс свою рюмку к моей. Рюмки соприкоснулись, издав жалобный звон.

16

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 423 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор ТО ДАР. Председатель ТО ДАР

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением