Крылья Виктории Топоноговой

Автор :
Опубликовано в: Десерт-акция. Проза.

Родилась в Москве, окончила Литературный институт им. А.М. Горького (поэзия), МГГУ им. М.А. Шолохова (худ.-граф. факультет). 
Живёт в г. Железнодорожном, работает педагогом в Художественной школе. Член Союза Писателей РФ.
 
Выпустила пять сборников стихов.
  Лауреат ЗПР-2010, 2011. 
Дипломант литконкурса им. Андрея Белого,
лауреат многих литературных конкурсов,(в т.ч. международных), неоднократный призёр конкурса прессованной флористики в Японии, автор и иллюстратор многих книг.

Книга – альбом прессованной флористики вышла 2013г в изд-ве «У Никитских ворот»

Финалист областного педагогического конкурса «Сердце, отданное детям» 2010

 

 

Главы из повести «Тайна перелётных деревьев»,

вышедшей 2013 году в издательстве «Речь», 2013, художник Ольга Фадеева.


Подробнее:  http://www.labirint.ru/books/391161/

 

 

Однажды Понепят пришёл к Воссе и сказал:

– Послушай, Восса, а ты можешь научить меня летать?

– Не знаю, – честно ответила Восса.

– Но ты же умеешь летать?

– Умею.

– А как ты это делаешь?

– Так просто не объяснишь, это у меня с детства… Сама не понимаю, как это получается…

– Ну пожалуйста, попробуй научить меня! – не унимался Понепят.

– Ладно, – пожала плечами Восса, – тогда пошли в Поющее ущелье.

 

И они пошли в Поющее ущелье. Оно так называлось потому, что там всегда дул ветер и звучала музыка. Это ветер пробегал по узким и широким трубкам, продутым им в песчанике, и звучал протяжно, как много-много разных флейт, дудочек и труб. А ещё там жили певуны, невидимые песчаные существа. Они занимались тем, что постоянно перекрывали одни трубки и открывали другие, и от этого в ущелье звучали различные мелодии, которые они сочиняли.

 

В тот день музыка была протяжная, задумчивая и немного грустная…

– Вот, – сказала Восса, – здесь и будем учиться. Выходи на середину ущелья, только осторожно, чтобы сразу не сдуло. Наклонись немного вперёд, как будто ты ложишься на ветер.

В том месте, где они стояли, ущелье сужалось, и ветер в этом месте усиливался. Стены уходили ввысь на десятки метров, они были охристого цвета с рыжеватыми и коричневатыми разводами. Мимо неслись тысячи маленьких песчинок, сорванных ветром.

«У-ууу-ууууу… Уу-ууууууууууу…» – пели вокруг песчаные флейты.

– А что, если меня унесёт ветром? – недоверчиво спросил Понепят.

– Начнём сначала, – спокойно пожала плечами Восса и тихонько вышла из-за выступа песчаника в открытый проход.

Ветер трепал её одежду, но она встала к нему лицом и слегка наклонилась вперёд, на ветер.

– Выходи, – позвала она Понепята.

–Угу, – сказал Понепят и слегка высунулся из-за угла. Ветер сразу растрепал его волосы, и Понепят снова спрятался за край скалы.

– Давай-давай, не бойся! – крикнула сквозь ветер Восса.

Она стояла уже на середине ущелья, сильно наклонившись вперёд, словно летающий лыжник в полёте. Понепяту стало стыдно за свой страх, он зажмурился и тоже вышел на ветер. Как и Восса, он наклонился лицом вперёд и начал боком приближаться к ней.

– Ну как? – спросила Восса.

– Нормально. Как будто лежу на подушке.

– Отлично. Но ты ещё не летишь. Вот смотри, если теперь раскинуть руки и отпустить ноги, можно попробовать взлететь, – и она легонько раскрыла руки, как крылья, приподняла ноги над землёй, и… ветер понёс её, как осенний лист.

Чтобы не улететь далеко, Восса ухватилась за ближайший выступ на стене и оттуда крикнула Понепяту:

– Попробуй так же!

Понепят попробовал раскинуть руки, но ветер вдруг так ухватился за них, что чуть не опрокинул Понепята на спину. Наклонившись ещё сильнее, Понепят начал тихонько отпускать ноги, но как только он отпустил одну, ветер сразу же свалил его набок. Он встал на четвереньки и снова поднялся. Медленно раскинул руки, приподнялся на носочки, и вдруг… на какую-то секунду действительно повис в воздухе, но потом снова оказался на ногах.

– У меня почти получилось! – крикнул он Воссе и попробовал подпрыгнуть. Тут земля действительно ушла у него из-под ног и он хлопнулся плашмя на песок.

– Слишком наклонился, – буркнул он себе под нос и снова встал.

После ещё нескольких неудачных попыток Понепят поднялся, потёр ссадины на коленках и сказал:

– А что, если сделать крылья?

Восса там временем, перебирая руками по выступам на песчанике, снова приблизилась к нему. Она висела сверху, и ветер трепал её, как бельё на верёвке.

– Давай руку, – она протянула ему ладошку.

Понепят ухватился за её руку, ветер подхватил его в свои сухие широкие ладони, вторая рука Воссы соскочила с выступа, и они полетели.

 

Они летели до самого конца ущелья, где пропадал ветер и стихала песчаная музыка.

– Ну вот, ты летал, – сказала Восса.

– Это ты меня несла, – возразил Понепят.

– Какая разница, ты же летел! Потом и сам научишься как-нибудь.

– Лучше я крылья сделаю, – задумчиво сказал Понепят.

– Хорошие крылья сделать труднее, чем научиться летать самому… – произнесла Восса.

– А я сделаю их из листьев Перелётного дерева! – вдруг сказал Понепят и решительно помчался к лесу.

Восса побежала было за ним, но ножки у неё были короче, да и желания скакать как сумасшедшая по кочкам у неё не возникало. Поэтому она выждала немного, чтобы не обижать Понепята, и легонько поднялась в воздух, легла на ветер и плавно двинулась вослед.

 

Перелётными они называли странные деревья с большими округлыми листьями на длинных черенках. Осенью, когда листья на всех деревьях опадали, Перелётные деревья так же сбрасывали листву, но она не осыпалась на землю, а улетала в воздушных потоках куда-то за горизонт, в Неведомые Дали, и ни одного листочка невозможно было найти на земле, в шуршащей разноцветной массе.

Понепят с большим трудом вскарабкался на нижнюю ветку одного из Перелётных деревьев, рощица которых росла на высоком холме над речкой. Хорошо ещё, что кора Перелётных деревьев была грубая, шероховатая, похожая на чешуйчатое тело дракона. Обхватив ветку ногами и руками, Понепят стал продвигаться к её краю, туда, где росли огромные, величиной с самого Понепята, кожистые листья на длинных ножках.

Восса, долетев до деревьев, села внизу на землю, следя глазами за Понепятом.

Добравшись до ближайшего листа, Понепят выпрямился, ухватился руками за длинный черенок, и с силой потянул его вбок и назад. В основании листа что-то хрустнуло, Понепят покачнулся, ноги его соскользнули с ветки, но он ещё крепче сжал в руках черенок листа, и вдруг… ветер дунул в лист, словно в маленький парус, и Понепят обнаружил себя плавно летящим над холмом.

– Прыгай, Понепят! Прыгай! – закричала внизу Восса, видя, что лист набирает высоту.

– Я лечу, лечу! – весело кричал Понепят, болтая в воздухе ногами.

Лист описал полукруг, выбирая направление, и начал удаляться от дерева.

– Держись, Понепят! – крикнула Восса и поднялась в воздух, догоняя его. Быстро летать она не умела, – Попробуй притормозить его!

- А как это? – спросил Понепят.

- Откуда я знаю?! Придумай что-нибудь!

Понепят попробовал дёрнуть лист вниз, но у него ничего не получилось. Тогда он решил, что если свернуть лист в трубочку, ветру труднее будет нести его. Но из этой затеи тоже ничего не получилось, но на какое-то мгновение Понепяту удалось повернуть лист боком к ветру, и скорость его заметно уменьшилась. Тем временем Восса догнала его и тоже ухватилась за черенок, поджав ноги и повиснув на нём всем своим весом. И хотя весила она совсем немного, лист начал снижаться.

Так они долетели до берега, и Восса уже приготовилась приземляться, как новый порыв ветра подхватил лист и вынес его на самую середину реки. Более того, они снова начали подниматься вверх. Всё-таки листья Перелётного дерева довольно упрямы, но это легко понять, ведь иначе им ни за что не улететь осенью в Неведомые Дали.

– Держись! – сказала Восса и крепко ухватила Понепята за руку, – Теперь отпускай лист!

Они отпустили черенок листа, Понепят на мгновение снова повис на руке Воссы, но она не могла его удержать, и они с размаху плюхнулись в воду.

 

– Хорошо, что я хотя бы плавать умею, – сказал Понепят, выбираясь на берег.

– Да, это неплохо… – согласилась Восса.

Понепят лёг на спину и посмотрел на облака.

– О чём ты думаешь? – подозрительно спросила Восса, глядя в его глаза, где ясно читалась новая безумная идея.

– Я думаю о том, что теперь мы точно знаем, как попасть в Неведомые Дали!

– Ты сумасшедший, – улыбнулась Восса, и по её тону Понепят понял, что она совсем не сердится.

– Главное – это вовремя понять свои ошибки! – радостно выпалил Понепят.

– Ага, и исправить их на другие… – вздохнула Восса.

 

ДЕНЬ ТИХОЙ КРАСОТЫ

 

И вот наступил день, когда Понепят вынул из Календарного сундучка серый листочек с надписью «День тихой красоты». Он сразу же побежал на холм, чтобы поскорее увидеть эту красоту. Но с холма открывался обычный вид на унылые облетевшие деревья и серовато-охристые проплешины травы на полянах. Река покрылась тёмной рябью от неприветливого ветерка, а небо было затянуто тяжёлыми облаками.

– Ну, и где тут красота? – спросил сам себя Понепят. – Всё такое серое, скучное…

Ему стало зябко, поскольку на вершине холма отчётливо ощущался прохладный ветер.

И вдруг он услышал совсем рядом тихий голосок:

– Ух ты!.. Ну надо же!.. Ничего себе!.. Ой, ещё одна!...

Понепят заглянул за соседний куст и увидел маленького детёныша кнакса. Он сидел на стволе поваленного дерева с вытянутыми перед собой лапками, и то и дело восхищённо приговаривал:

– Потрясающе!.. Фантастика!.. Класс!... Ну надо же!...

– Привет, – сказал Понепят.

– Привет! – откликнулся кнаксик, – Нет, ты это видел? Такие красивые!

– Ты о чём? – удивлённо спросил Понепят.

– Об этих, беленьких, которые в воздухе!

– Чего-чего? – не понял Понепят.

– Ну, я не знаю, как это называется… Я ведь совсем недавно родился… Но это так чудесно! – он с восхищением смотрел на свои ладошки.

И тут Понепят увидел. На мохнатых ладошках кнаксика блестели крохотные первые снежинки! А другие плавно опускались на жухлую траву вокруг.

– Это снежинки, – сказал Понепят.

– Снежинки? А что это?

– Ну, вот это – и есть снежинки, – пояснил Понепят.

– Ага! – восхищённо согласился кнаксик.

– А когда их много, говорят просто – снег, – продолжил объяснение Понепят.

– Странно…

– Что странно?

– То, что когда одна – то такая длинная – сне-жин-ка… А когда много, то просто – снег…

– Ну, не знаю, просто так говорят…

– А я знаю! – вдруг подпрыгнул кнаксик.

– Что знаешь?

– Почему одна – длинная, а много – просто снег!

– Ну и почему? – недоверчиво пожал плечами Понепят.

– Потому, что одну – можно рассматривать, до-о-олго так, и две – можно рассматривать… А когда много – не успеешь, и тогда – просто снег… Правда?

– Может быть… Никогда не задумывался…

– А я вот рассматриваю... Они такие разные! Смотри! Вот с острыми лучиками, вот с круглыми, вот тут отдельные веточки, а тут они соединяются в звёздочку!

– Точно. Разные!

– Но у всех по шесть лучиков!

– Как звёздочки!

– Только они исчезают быстро…

– Не исчезают, а тают.

– А как это?

– Ну, превращаются в воду, в капельки воды. Не дыши на них…

– Почему?

– Дыхание тёплое. Они от этого и тают.

– Понятно. А от чего они появляются?

– Они появляются там, в облаках… – Понепят показал на небо.

– В тех, которые спрятали от нас звёзды?

– Э-э… в общем, да…

– Я понял! – снова подскочил кнаксик.

– Что ещё? – поморщился Понепят.

– Облака присылают нам другие звёздочки, чтобы мы не скучали по тем, которые скрыты за ними!

– Кто знает, может, ты и прав… – согласился Понепят. – А хочешь, пойдём к нам пить чай?

– Пойдём!

 

И они пошли пить чай к Понепяту, а потом зашли и к Воссе. По дороге все перезнакомились, и друзья узнали, что кнаксика зовут Чоки. Он рассказывал про снежинки, потом долго рисовал их Воссе в альбоме, а потом… заснул на восьмой странице. Хорошо, что он успел рассказать, где живёт, и Понепят отнёс его спящего прямо к дуплу, где жила семья кнаксов.

А маленькие снежные звёздочки тихо-тихо ложились на траву, на деревья и на крыши двух маленьких лесных домиков – Воссы и Понепята.

 

Крылья на вырост

Крылья вечно дарятся на вырост.
Редко кто управиться сумеет
И взлететь… И сразу не разбиться.
Редко, но бывают исключенья.

А обычно так: сперва забавно,
Что такое чудо подарили,
Примеряешь их и так, и эдак…
А они большие, выше дома,
Больше поля, вовсе на полнеба!
День-другой покрутишь и оставишь
Где-нибудь в сторонке, у ограды…

А потом живёшь себе, взрослеешь…
И растёшь то телом, то душою…
А душа становится большою,
Обнимает близких и далёких,
Обнимает речку, лес и поле…

И однажды вырвется на волю,
Убежит куда-то за ограду…
И найдёт свои большие крылья.
Как она тогда им будет рада!

И увидишь ты, что крылья впору,
Что несут они тебя по небу…
И листают дали, как страницы,
И другие возникают лица,
И лишь миг от небыли до были…

Мне на вырост крылья подарили!

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Прочитано 1525 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА

В ВАШИХ РУКАХ ВСЁ - ОТ РАЗВИТИЯ САЙТА ДО НОВЫХ КНИГ

Информация для истинных почитателей детской литературы

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением