Ольга Киселёва: люблю людей, даже противных)))

Автор :
Опубликовано в: Десерт-акция. Проза.

                                                                                                                     Подготовила Татьяна Шипошина

 

Киселёва Ольга Вячеславовна (творческий псевдоним Ольга Алексеева)

Немного о себе:
Родилась 2 мая 1968 года в Тверской области г. Нелидово.
Много лет работала с детьми с ограниченными возможностями.

Писала  рассказы и сказки давно, с детских лет. Но стала отправлять на литературные конкурсы совсем недавно. И неожиданно для себя стала в некоторых номинациях призёром либо победителем.
Так рассказ " Василиса Премудрая" стал победителем на портале "Что хочет автор" в номинации детская проза. Рассказ. "Новый год к нам мчится" вошёл в число рассказов-победителей на конкурсе новогодних историй на сайте ЛитНет и был напечатан в сборнике.
Рассказ "Дылда" вошел в лонг-лист конкурса "В каждом человеке солнце" и тоже был напечатан в сборнике.
Также была призёром Гайдаровского конкурса и еще нескольких на портале "Что хочет автор".
Один из рассказов победил в конкурсе "От великого до смешного" и был озвучен на радио Гомель.

9б


Совсем недавно повесть "Пятка" участвовала в конкурсе "Мой парень", который проводил сайт " Продаман" совместно с издательством Эксмо. И вошла в шорт-лист конкурса.
В издательстве «Кетлеров» вышли две детские книги. «Чуфафара» и «Шкура».

9г


Что люблю? ЖИЗНЬ).

Людей (даже противных), животных, лес. Иногда люблю побыть одна.

Творчество: это я. 
Любимая книга младшего сына Егора: Астрилд Линдгрен "Мы все из Бюллербю".
Любимый писатель дочери Юли: Джек Лондон.
Любимый писатель старшего сына Сергея - Акунин.


9в  С Александром Ваниным у стенда издательства "Кетлеров"

 



Отрывок из повести «Пятка».

    Когда время перевалило за полночь, я попыталась уложить Ленку спать. Но она стала отчаянно сопротивляться, и мне пришлось вызвать такси. Подруга долго объяснялась мне в любви. Шофёр настойчиво сигналил под окном. Мне пришлось даже немного применить силу. Запихнув подругу в машину, я взяла у водителя номер телефона. Чтобы быть спокойной за Ленку. Водитель клятвенно заверил, что проводит её до самых дверей. Подкрепила эту клятву купюра, которую я сунула ему в руку. Проводив взглядом машину, я вошла в подъезд, устало поднялась на второй этаж.  На моём коврике под дверью сидел здоровенный соседский кот и урчал.

- Брысь! - сказала я ему.

Но кот и не думал уходить от моей двери. Он прижал уши, подвывал и что-то усиленно тискал своими мощными лапами.

- Что стащил? - спросила я кота. - Колбасу у хозяев? Ну-ка, дай пройти!

Я попробовала отодвинуть кота ногой. Вдруг между его лап показалась серая мордочка. Чёрные глазки посмотрели на меня и закрылись. Послышался слабый писк.

   Боже! Это крыса! Я в растерянности замерла. Потом резко схватила кота за шкирку и отбросила в сторону. Не ожидая такой подлости, кот изумлённо смотрел на меня. А я смотрела на крысу. Она никуда не убежала. Лежала на моём коврике и тихо стонала. Понимая, что делаю глупость, я сняла с себя футболку и накинула на крысу. Потом осторожно взяла это животное на руки. Крыса не сопротивлялась.

- Вот так. - Я показала коту язык  и открыла входную дверь.

Дома я развернула футболку и стала осматривать крысу. Ей, видимо, было совсем плохо. Она дрожала всем тельцем. Вдоль позвоночника тянулась глубокая рана. Местами кровь уже запеклась. Наверное, котяра забавлялся с ней довольно долго. Я взяла перекись водорода и полила рану. Крыса дёрнулась, но не убежала. Чёрные глазки посмотрели на меня и закрылись.

- Эй, - прошептала я.- Ты только не умирай. Я что, зря тебя спасала?

Потом я достала из аптечки ранозаживляющий спрей и обильно полила им рану. Осторожно взяла крысу на руки и положила в пустую коробку из-под туфель.

- Надо тебя как следует осмотреть. Может, ещё где нужно помазать.

   Осмотр занял одну минуту и поверг меня в состояние ступора. Надо же, а я и не знала, что особи мужского пола все похожи! У меня в коробке лежала не крыса, а самый настоящий крыс. Со всеми мужскими достоинствами! Ему было настолько плохо, что он даже не пытался меня укусить. Тихо стонал, часто вздрагивал и тяжело дышал. Поставив коробку рядом с кроватью, я честно попыталась уснуть.

    Уснуть не получалось. Каждый час я вскакивала, заглядывала в коробку и снова ложилась. Лишь под утро я задремала, и мне приснился соседский кот. Он вырос до размеров бегемота и кричал: « Отдай мою крысу!»

   Проснулась  я от звука молотка. Сосед за стеной что-то усердно приколачивал. Я заглянула в коробку. Крыс спал.

- Как же мне тебя назвать? - подумала я.- А, знаю, ты будешь Митькой.

Крысу следовало бы покормить. А что едят крысы? Я заглянула в холодильник. На меня одиноко смотрели йогурт и кусочек сыра. Видела бы мама! Она постоянно звонит и спрашивает, что я поела, какой супчик сварила, что приготовила на ужин. Сейчас в холодильнике было пусто. Сыр! Крысы должны любить сыр. Я отрезала кусочек и положила его в коробку. Митька посмотрел на сыр, тяжко вздохнул и отвернулся. Ладно, не хочешь, не ешь. По дороге на работу  зайду в зоомагазин, куплю какого-нибудь корма. Я налила в блюдечко воды, поставила его в коробку и сказала: « Ты остаёшься за старшего! Я на работу, а вечером принесу чего-нибудь вкусненького».

9а

 

 

Отрывок из  повести «Рябиновые бусы»

 Отец плакал. Он отвернулся от Вани, плечи его тряслись, руки закрывали лицо. Ваня растерялся. Ещё несколько минут назад он кричал отцу, что тот предатель, что не хочет видеть его. А сейчас Иван не знал, что делать. Накатила щемящая жалость. Вдруг захотелось броситься к отцу, обхватить сзади широкие плечи, прижаться, как в детстве. Но что это изменит? Ничего!

                Ваня схватил куртку и выбежал из квартиры. Это всё из-за неё! Всего полгода назад в их размеренную жизнь с отцом ворвалась она. И всё рассыпалось, как карточный домик. Уже нет утренних пробежек по мокрому асфальту в парке, нет вечерних просмотров фильмов. Эти вечера Ваня особенно любил. Отец обычно жарил картошку. Это было его фирменное блюдо. Картошечка нарезалась тонкими, длинными полосками и обжаривалась до хрустящей корочки. А потом они с папой расстилали прямо на полу плед, кидали несколько маленьких подушек и так ужинали. Фильм выбирали тщательно. Бывало, спорили до хрипоты, какое кино посмотреть. Но всё заканчивалось перемирием и жареной картошкой. Иногда приходила бабушка и начинала ругаться. Говорила, что такая еда доведёт до гастрита. Папа всегда отшучивался: « Мы же один разик в неделю позволяем себе такое лакомство».

                Заныло в груди. Иван бежал по тротуару в сторону парка. Дул холодный ветер, начинал накрапывать дождь. Но парень не замечал ничего. Перед глазами стоял плачущий отец. Ваня рухнул на скамейку и обхватил руками голову. Почему всё так происходит?

                Отец воспитывал его один. Ваня плохо помнил маму. Она умерла, когда он был маленьким. Мамины фотографии были во всех комнатах. Худенькая, светловолосая, с короткой стрижкой, мама улыбалась на всех фотографиях. По вечерам, когда Ваня ложился спать, папа целовал его и говорил: « А чьи у нас глазки?» Ваня улыбался и всегда отвечал: « Мамины». Папа умел всё. Он научил Ваню жарить яичницу, варить суп, печь тонкие кружевные блинчики. Научил ремонтировать велосипед, показал, как заменить протекающий кран, и даже привил любовь к фиалкам. Потому что фиалки  были мамины. Каждую весну Ваня с отцом пересаживали цветы. Выбирали землю, снова спорили, а потом любовались этими маленькими разноцветными растениями.

                 И всё в Ваниной жизни было спокойно. А сейчас… Сейчас парень сидел в парке на скамейке и не знал, что делать дальше. А началось всё с банального похода в кино. В кинотеатре, который находился рядом со школой, проходила акция « Ночь кино». Бесплатно показывали сразу три фильма. Ваня купил две большие упаковки воздушной кукурузы и маленькую бутылочку лимонада. Кинотеатр был полон. Спустя минут двадцать после начала фильма, у отца неожиданно зазвонил телефон. Сработал будильник, который заверещал противным рингтоном. Отец резко схватился за карман, пытаясь быстро вытащить мобильник, и неожиданно опрокинул упаковку с поп - корном на голову девушки, которая сидела впереди. Девушка вскочила, длинные волосы рассыпались по плечам. В волосах застряла воздушная кукуруза, за воротник, видимо, тоже насыпался поп - корн, потому что девушка пыталась вытрясти что-то из-под кофточки. Потом она выбежала из зала. Отец метнулся за ней. Ване ничего не оставалось делать, как тоже покинуть зрительный зал. В фойе он увидел, как папа ладонью смахивает остатки поп - корна с кофточки этой девушки. Девушка смеялась, прищуривая глаза. Ваня разглядел её. Это была не молоденькая старшеклассница, и даже не студентка. Это была красивая, молодая женщина. Длинные каштановые волосы струились по плечам, кое-где в волосах ещё застрял поп - корн. Отец вынимал эти зёрна и что-то быстро говорил незнакомке. Её зелёные глаза с небольшим азиатским разрезом прищурились, и сама она улыбалась и тоже что-то быстро отвечала папе.

- Ну что? - спросил отец, когда последние зёрна кукурузы были выловлены, а последние крошки сметены с кофточки. - Идём в кафе?

- Идём! - улыбнулась девушка и протянула отцу руку.- Юля.

- Степан. - Отец протянул руку и неожиданно смутился. Потом обхватил за плечи Ваню. - А это мой сын, Иван.

- Очень приятно .- Юля внимательно рассматривала парня.

Ваня тоже вглядывался в её лицо. Ему показалось, что он где-то уже встречался с этой Юлей. Что-то неуловимое, но очень знакомое промелькнуло в её взгляде.

                 А потом была ночь в кафе. Ваня никогда не видел таким своего отца. Из сильного, уверенного мужчины он неожиданно превратился в глуповатого подростка. Как-то неумело шутил, смеялся невпопад и не сводил глаз с этой Юли. Вот с этого дня, верней, с этой ночи всё изменилось в жизни Ивана. Теперь в этой жизни была Юля. Только не у него, а у его отца. По вечерам, вместо просмотра фильма и жареной картошки, отец стал убегать на свидания. Сначала Ваня пытался что-то объяснять папе, говорил, что не понимает, зачем молодой, красивой девушке нужен его папа. Папа, которому почти сорок лет.

- А что такое сорок лет? - Искренне удивлялся папа и убегал на свидание. А потом он привёл её домой.

                 Ветер усиливался. Дождь накрапывал всё сильней. Парк со смешным названием Бабушкинский, был совсем безлюдным. Обычно здесь всегда есть народ. На утренних пробежках Ваня с отцом всегда здоровались с постоянными посетителями парка. Сюда съезжались даже с других окраин города. Папа говорил, что здесь был старый лес. И ещё здесь была отличная танцплощадка. Но это было давно. Сейчас в парке прекрасное место для пробежек, а зимой для лыжных прогулок. Теперь нет пробежек. У Вани их нет. Он вспомнил, как отец привел Юлю утром в парк. Ваня остолбенел.

- Что ЭТА здесь делает? - Тихо спросил у отца парень

- Вань, - также тихо ответил папа. - Она будет с нами бегать. И она не ЭТА.

- Бегай с ней сам! - Крикнул Ваня и бросился прочь.

Он не видел, как Юля, склонив голову, побрела в сторону выхода. Не видел, как отец метнулся сначала за ним, потом остановился и вернулся к девушке. Этого Ваня уже не видел. Он мчался прочь из этого парка, злость охватывала его всё сильней и сильней. Сейчас он вспоминал то чувство, которое полностью затмило его разум. Ему казалось, что эта Юля пытается занять место его мамы. Место, которое никому нельзя занять.

9д

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 267 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор ТО ДАР. Председатель ТО ДАР