Рассказывает Лада Кузина

https://www.facebook.com/profile.php?id=100008563451540&fref=nf

 

Когда подавала заявку на фестиваль, особо не верила, что попаду. Желающих много, мест мало. Поэтому, когда получила письмо от Ани Ремез, подпрыгнула до потолка. Ура, я еду на Детгиз! Меня, правда, несколько раз предупредили, что там многие плачут из-за разбора произведений, но я не испугалась. И правильно сделала - мои ожидания оправдались на 100%. 
Хорошие, честные, конструктивные разборы рукописей. Не с целью утопить текст, а сделать его лучше. Искреннее участие, доброжелательность, открытость. Интересные люди, потрясающая природа, памятные места, хорошая организация, встреча с читателями - всё это фестиваль Детгиза.

 

Люди спрашивают: "А что там, собственно, было-то? Как проходил семинар?"

Да примерно так: Сергей Махотин наставляет молодых авторов!

 

Детгиз-2015 http://rustasha.livejournal.com/976521.html

 Рассказывает Рустам Карапетьян

Так жадно общались. Так дырява и капризна моя память. Это самолетные записки о прошедшем фестивале. Что успел накидать. Если поначалу – все довольно последовательно, то чем дальше, тем больше сумятицы. Это от того, что слишком интенсивно было. А в отличии от героя Нины Дашевской,  «я  - тормоз».

Ночью в самолете почти не сомкнули глаз. Рано утром мы с Машей Иониной добрались до гостиницы. Поскольку заселение было только с полудня, закинули вещи в комнату хранения. Там уже одиноко скучала чья-то женебасовская сумка. Но это мы узнали только потом.

После макдональдсовского кофе было совершенно логично отправиться в Русский музей. Ну и потому что, Маша туда хотела, а мне было всё равно. Да и, в конце концов, что я не культурный что ли? Во всяком случае, по выходу из музея культура вполне конкретно чуть покалывала в голове и гудела в ногах.

Окультуренные, мы с Машей рванули к детской библиотеке Пушкина.  Там на входе нас с нетерпением поджидал Сергей Махотин. Ну, может, не с нетерпением. Ну может, не совсем нас. Ну, может, и вообще, не ждал, а просто курил. Какая разница? Сергею Анатольевичу не трудно, а нам приятно.

Но как же хотелось спать. И культура в голове все сильнее ныла в непривычных к ней извилинах. Только этим можно объяснить тот факт,  что когда я рванул к стоявшим в отдалении Адели Амраевой и Ане Анисимовой, они, подло обманув меня, оказались Эльвирой Смелик и Юлей Ивановой. Не, тоже хорошо, но смутительно.

При представлении авторов-детгизовцев периодически звучало что-то вроде: «Такой-то (такая-то) не смог (не смогла) приехать на фестиваль». Вдруг возникло такое странное ощущение, словно в бою –  вот мы все вместе (в атаке?), а кого-то выбило.

В метро услышал рекламу: «Кредит до 20 миллионов рублей, быстро, просто… Пииип…Картошка по 8.40…..». Вот так и мы в своих произведениях художественно соединяем высокое и низкое, крупное и мелкое, богатство и картошку.

Оказывается Женя Басова забыла предупредить, что ей нужно забронировать комнату для ночевки. И что не удивительно – никто не удивился. В конце концов, ее поселили с Кристиной Стрельниковой. (Криста рассказывает: «Вдруг заходят горничные, начинают раздвигать кровати. У вас, говорят, тут еще жить будут…»).

Поздно вечером звонит из номера Маша Ионина: «Ты не знаешь, случайно, кто такая Ирина Костевич, и как она выглядит? Она вроде со мной должна жить, а ее нет». «Не знаю», говорю. «Зато знаю, кто такой Леша Лисаченко, и как он выглядит. Но тоже найти не могу». Леша кстати, где-то к полуночи появился, как чертик из табакерки.

С утра все переобнимались, переболтались и загрузились в автобус. Всю дорогу до Пушгор светски беседовали с Аней Моисеевой. О высоком и низком, о крупном и мелком, о… ну и т.д.

Поскольку, когда-то я  работал немало времени на почте, то вроде бы знал, что в каждом крупном городе почтамт – это нулевой километр, от которого начинается нумерация дорожных километров. А в Пушгорах нулевой километр – это перекресток от которого разбегаются дороги в Михайловское, Тригорское, к могиле… И еще там недалече телефон в чистом поле стоит…

В отеле «Арина Р.» (что за название? Кто это? Роднина?)  оказалось вполне так себе ничего. Да что там – вполне себе чего! Смутило, сначала обилие весьма фривольных картинок с неглиженщинами. Но, поскольку на многих картинках рядом присутствовал Александр Сергеевич, то мы быстро успокоились – Пушкин-то лучше знает, как надо.

А еще, на въезде нас встретила большой рыжий пес с чуть усталыми и добрыми глазами. Он мазанул по мне взглядом, и я сразу понял, что он знает о Пушкине гораздо больше, чем я. Зато я умею печатать буковки и выкладывать их в фэйсбук!!!

Сергей Махотин, Михаил Яснов, Валерий Воскобойников, Николай Крыщук, Алла Насонова, Анна Игнатова – это тяжелая артиллерия, работавшая по авторам во время фестиваля. А у нас были только винтовки моськинской системы. Хорошо, хоть немного патронов было. Зато мне достался первый выстрел. И неважно, попал я или нет, главное – пальнуть.

 

 

В «Арине Р.» нас опять поселили вместе с Лешей Лисаченко. Учитывая, что молодогвардейцев мужеского полу было всего два – этого следовало ожидать. Первой впечатление: очень быстрый (накануне-то оценить не особенно удалось). Ну, или это я очень медленный.

Экскурсионный день. Немножко-множко холодно. Стильная экскурсоводша в красной шляпе и с именем Лаура пообещала, что если мы будем двигаться с ее скоростью, то не замерзнем. Так и получилось. Темп не выдержали и замерзли.

Зато я сделал великое литературоведческое открытие. Если предположить, что Пушкин «вышагивал» свои стихи по аллеям Михаловского-Тригорского, то в зависимости от темпа, ритмики стиха, можно  определить, тепло было или холодно. Ну или наоборот – по геосводкам можно предполагать-уточнять, что писал Пушкин в тот день?

«Крокодил» и «Контакт» - отличный набор игр, помогающий весело провести время в дружной компании. Неиграние в «Мафию» позволяет компании остаться дружной. Первое место по «крокодилу», конечно же Ане Анисимовой за изображение уже упомянутого «упс» (отгадано за 1.5 секунды). Второе место Нине Дашевской за «телепортацию» (отгадано за 1.82 секунды).  Ну и приз зрительских симпатий Леше Лисаченко за его оленей (отгадано за 7 минут, потому что загаданы были вовсе не олени.)

 

 

А еще играли в «шляпу». Мы с Ярославой Соколовой хорошо так отшляпились, вышли на первое место (разделив его с парой Ань). Наверное, поэтому она все время делилась со мной завтраком, обедом и ужином. Ну, правда, оказалось, что она вегетарианка. Но мне-то какая разница – всем равно ведь делилась.

Добрались до домика Довлатова. Самого хозяина не было. Поэтому просто послонялись по двору и позаглядывали в окна. Аня Игнатова порассуждала о том, как тяжело поддерживать домик в таком ветхом состоянии. Так, чтобы он не развалился. Я сорвал с дерева яблочко и сунул в сумку. Как-нибудь съем на день рождение Сергея Донатовича. Приму вот стопочку, да закушу.

Меня обругали за неточные рифмы!

Мне посоветовали заняться верлибром!

Меня высмеяли за «оригами», которое собирает ветер!

Ну и ладно! Рифмы будем уточнять. Верлибры будем сочинять. А стихотворение про оригами я уже заново переписал.

Воскобойников говорит : «Простите, что я так пространно, но ничего не поделаешь…». Тянусь за ручкой, смотрю, Аня Анисимова уже что-то строчит в свой блокнотик. Сравнили записи – вроде все правильно записали.

С той же Аней в самом начале встречи диалог такой случился. Говорю:

- Вот так живем в соседних городах в Сибири, а  видимся только  в Питере.

- Аха, - с сожалением вздыхает Аня, - только я уже в Питере живу…

Самый горячий диспут возник по поводу употребления «упс» в «рассказах о дяде Теме» Лены Соковениной. Спор метался от теоретических высот, до практических анекдотов. Раскол произошел, по-моему, даже в стане мэтров. Стало понятно, что конкретно по «упсу» можно писать диссертацию (а может, она уже и пишется или написала?)

Так вот пообщаешься кулуарно, и видишь: проблем у детских писателей по горло. Печатают не очень. Денег платят так себе. Жизнь непростая. А мы все пишем и пишем, пишем и пишем. Можно сказать, святые люди.

Как же жалко уезжать! Как мало времени!

Душевно пообщались так с Кристиной. И до Пушгор, и в Пушгорах и после. Хотел ее еще до проезда проводить, но оказалось, что там ее уже ждет дядя-подводник.  А я подводников уважаю и боюсь. Так что распрощались перед вокзалом.

Последний день оказался свободным. Специально для Питера всегда стараюсь оставить. Ну и сходил на «Маленького принца» от Большого театра кукол. И прям таки на слезу прошибло. Я, конечно, становлюсь сентиментальнее. И вещь вполне такая детско-взрослая, не лубочная. Но потом еще понял, что себя немножко жалко. И вообще (в связи с виденным) и конкретно: вот такую классную вещь посмотрел, а обсудить, покритиковать уже не с кем. Ребята, какие же вы все классные! Как с вами хорошо!

 

 


Прошу простить за неточности, неделю спустя их было бы на порядок больше, хотя возможно и здесь хватает. И написал не про всех, и уже не напишу. Потому что самолет уже подлетает.



Как начнется на закате,
Так потом до самых риз
Крокодилит и контактит
Пушкингоровский Детгиз.

На часок башкой в подушку
Упадешь почти без снов.
Выпьем, няня, где же кружка,
И Махотин, и Яснов?

Дни стрелою пролетели,
Не сдержать никак их прыть.
Мы с тобой едва успели
Обо всем поговорить.

 

 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА

В ВАШИХ РУКАХ ВСЁ - ОТ РАЗВИТИЯ САЙТА ДО НОВЫХ КНИГ

Информация для истинных почитателей детской литературы

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением